Новости дня

19 января, пятница













18 января, четверг
































"Уезжали жить, а приехали выживать": как украинские беженцы увязли в проблемах


Украинские беженцы в России // Andrey Pronin/Global Look

Очутившись в другой стране, переселенцы из Донбасса, выехавшие в Россию из-за военных действий, столкнулись с большим количеством трудностей, причем к старым насущным проблемам вроде «негде жить» и «нет работы» прибавились новые, «бумажные» вопросы.

800 тысяч и одна проблема

Если спросить о сложностях у самих беженцев, они примутся рассказывать каждый о своих бедах. В сумме сегодня на Российскую Федерацию приходится около 800 тысяч таких частных историй — именно столько переселенцев из Донбасса находится в данный момент на территории России. Всего же российскую границу в экстренном порядке за всё время боевых действий в Донбассе пересекло более 1,7 миллиона человек, то есть 900 тысяч уже вернулись домой.

Но даже несмотря на периодические волны возвращения жителей Донбасса обратно в свои города, в Российской Федерации всё ещё считается актуальным и неотложным вопрос помощи вынужденным переселенцам. Сами беженцы уже озвучили перечень своих проблем. На первой конференции Союза беженцев Украины, которая состоялась 15 октября, члены организации сообщили, что наиболее распространёнными трудностями для них являются получение статуса в ФМС, устройство детей в общеобразовательные учреждения, получение медицинского обслуживания, трудоустройство, поиск жилья и получение гуманитарной помощи. Не лишним будет отметить, что нередко решать приходится одновременно несколько вопросов.

Из тех, кто на сегодняшний день помогает беженцам выживать в новой действительности вдали от дома, наиболее эффективными считаются крупные благотворительные организации и представители Донецкой и Луганской народных республик в РФ. Первые обладают мощным активом волонтёров и добровольцев, а также опытом сбора помощи в экстренных ситуациях. Вторые оказывают продуктивное содействие за счет понимания специфики проблемы. К помощи вынужденным переселенцам также подключились государственные структуры, которые какое-то время в срочном или упрощённом порядке выстраивали механизмы оказания помощи. Ведь до этого никакой законодательной базы для помощи беженцам в РФ не было, да и сейчас она только настраивается.

Украинские беженцы / Andrey Pronin/Global Look



Как отметила представитель Луганской народной республики в РФ Ирина Шабловская, участие государственных структур помогло некоторому улучшению ситуации, в которой оказались беженцы: «Сейчас с беженцами ситуация более-менее устаканивается, потому что ими занимаются наши государственные структуры. Но многие из них сами решают свои проблемы при помощи благотворителей и простых людей, которые их встретили у себя дома».

В связи с этим изменился характер проблем переселенцев. Если летом в круг основных задач сотрудников представительства ЛНР в России входило содействие выезду людей из опасных регионов, а также обустройство на новом месте большого количества людей, то сегодня на первый план вышла консультативно-правовая помощь. Ныне перед жителями Донбасса, оказавшимися в России, стоит множество «бумажных» проблем: перевод детей в российские детсады, школы и вузы, оформление гражданского статуса, регистрации и обязательной медицинской страховки, решение вопросов по уплате оставшихся у многих жителей Донбасса кредитов украинским банкам, переоформление и получение пенсии.

Именем государства, но по собственной инициативе

Тем не менее, Ирина Шабловская отмечает, что одной из главных проблем беженцев остаётся поиск жилья. И ухудшение материального состояния переселенцев не всегда становится первопричиной возникновения трудностей. Например, часто люди ищут квартиры самостоятельно, но нередко из-за незнания порядка аренды жилья, перечня необходимых документов и просто из-за стрессовой ситуации попадаются на уловки аферистов или оказываются на улице из-за непорядочности некоторых хозяев.

— Например, в Рязанской области три семьи сняли дом, заплатили вперёд. А хозяин оказался алкоголиком. Он и деньги пропил, и забыл, что поселил их, и теперь просто выгоняет их на улицу, — рассказывает Ирина Шабловская. — Большинство людей, которые выехали сами, не обеспечены жильём. Сейчас они снимают квартиры в Подмосковье и в других регионах России, и, к сожалению, местные власти не помогают им хотя бы арендовать стабильное жильё по каким-то минимальным ценам. Мы рассчитываем на помощь местных властей, хотя бы консультативно-правовую.

Украинские беженцы / Andrey Pronin/Global Look



Как убедилась представитель ЛНР в России, пока что помощь местных властей обусловлена только личным участием в проблеме глав администраций, как это было, к примеру, в одном из районов Краснодарского края:

— В поисках подходящего жилья для семьи беженцев с двумя детьми участвовал весь район. Нашли дом, который кто-то собирался продавать, люди отложили продажу и поселили эту семью. Одна девочка из этой семьи до сих пор в реанимации, в Краснодаре ей делают тяжелейшие операции. И вообще они там всем миром этой семье помогают. Но встречается и полное равнодушие власть имущих. То есть в данной ситуации всё полностью зависит от личности человека, потому что в России нет никаких законов, которые обязывали бы руководителей оказывать какие-то услуги беженцам.

— Безусловно, в некоторых регионах органы власти максимально помогают беженцам. Однако такая схема носит точечный характер и не достигает ожидаемых результатов, — подтвердила проблему Татьяна Соломахина, член Союза беженцев Украины.

Неотложная проблема

«Копилку трудностей» украинских переселенцев пополняют и вопросы получения медицинских услуг. В принципе, имея статус беженца, получить медицинскую страховку по упрощённой схеме возможно. Но, как известно, оформление статуса весьма трудоёмкий и долгий процесс, как бы власти ни пытались облегчить его, а беременная женщина, больной старик или полугодовалый ребёнок не могут ждать неделями оформления документов — внимание медиков нужно им безотлагательно. Разумеется, оказание экстренной помощи не требует наличия каких-либо квитанций и бумаг, но для того, чтобы сделать прививку малышу или отнести на осмотр грудничка, они необходимы. Уже сегодня многие молодые семьи, волею судеб оказавшиеся в Москве, жалуются на то, что приходится тратить большие деньги на медицинскую помощь их детям. Рассказывают разное: что одна прививка для 7-месячного малыша обходится в 3 тысячи рублей, что помощь, которую могут получить украинцы, не имеющие статус беженцев, оказывают далеко не везде и что везти туда малышей, особенно заболевших, накладно.

Мать с ребенком на приеме у врача / Aleksandr Schemlyaev/Russian Look



Грузчики с высшим образованием

Ещё одним камнем преткновения для украинских переселенцев стал вопрос трудоустройства. Во-первых, в крупных городах, особенно в Москве, квоты на трудоустройство переселенцев были закрыты ещё в августе. А ведь именно в Москву и Московскую область направляются первым делом большинство приезжих украинцев. Службы занятости предлагают людям работу в других субъектах Российской Федерации, однако не все семьи отваживаются «углубиться» в Россию. Это связано чаще всего либо с распространённым в обществе стремлением обосноваться в крупной столице, либо с нежеланием переселенцев «оседать» где-либо, потому что есть надежда вернуться домой. Как видим, вопросы жилья и трудоустройства в этом плане тесно взаимосвязаны.

И всё же внутренняя миграция беженцев по России происходит. Часть переселенцев соглашается на предложения о работе в разных городах Российской Федерации: «Многие из тех, кому я помогала перебираться, уже разъехались по стране, — рассказала Ирина Шабловская. — Даже в Сургут уехали семьи, им просто предложили там работать — они и поехали». Обычно на такие предложения соглашаются те семьи, которые решили начать в России новую жизнь, потому что их дома разрушены, а денег на восстановление годами нажитого имущества нет и возвращаться им, собственно, некуда.

Вместе с тем довольно большой процент людей, покинувших Донбасс, пытается найти работу самостоятельно. И здесь выявляются новые барьеры в вопросе трудоустройства: поиск работы по специальности и сбор всех документов для работодателя. Согласитесь, найти хорошо оплачиваемую работу, соответствующую опыту и полученной профессии, подчас трудно и коренным россиянам. Когда же к поискам приступают граждане другой страны, круг предложений сужается еще больше. Как итог, большинство переселенцев работают в России не по специальности, чаще всего в сфере обслуживания. Для представителя ЛНР в России Ирины Шабловской этот факт видится особенно удручающим, так как Луганск давно считался кузницей инженерных кадров. «Ведь Луганск — это центр машиностроения. Он давно был высокоразвитым городом, в Советское время здесь было огромное количество секретных военных предприятий».

Одежда сушится / Julian Stratenschulte/Global Look



Сегодня в Россию из Луганска устремилось большое количество инженеров и молодых специалистов в сфере IT-технологий. Молодёжь, по словам Шабловской, все же находит работу в престижных фирмах, однако удача улыбается далеко не всем, и в результате опытные инженеры и профессионалы технических специальностей вынуждены работать грузчиками и строителями, чтобы как-то прокормить семью и оплатить временное проживание.

Ещё меньше везёт работникам сельскохозяйственной сферы.

— Видимо, в РФ не очень отлажена работа службы занятости, чтобы такие люди работали по специальности. Они даже не знают, куда обращаться, — разводит руками Ирина Шабловская. — Тем более, что в России есть проблемы с выделением земельных площадок. И если бы нам пошли навстречу и выделили землю, нашлось бы достаточное количество людей сельскохозяйственных профессий, которые могли бы здесь работать и свои силы и знания применять на благо Российской Федерации.

Вернуться нельзя остаться

Вместе с тем, как бы ни пытались переселенцы найти работу и обустроиться на территории Российской Федерации, многие из них всё же мечтают вернуться домой. Этим обусловлено и то, что наибольшее после Москвы и области скопление переселенцев до сих пор наблюдается в приграничных к Донбассу районах. «Ростовская область, Краснодарский край, — ближайшие области к Донецку и Луганску. Большинство ещё не хочет и не хотели уезжать, потому что все надеялись вот-вот вернуться. Хотя сейчас ситуация там очень напряжённая», — посетовала Ирина Шабловская.

Людей, которые возвращаются в Луганскую и Донецкую народные республики, условно можно разделить на две категории. Первая состоит из тех беженцев, которые, дождавшись военного затишья в своих городах, спешат проведать оставшихся на родине родственников и проверить, целы ли квартиры и дома. Как правило, эта категория людей после визита на Родину вновь уезжает в Россию, прихватив с собой тёплые вещи. Уезжает потому, что там у них уже есть постоянная работа, а их дети ходят там в школу или университет.

Украинские беженцы в аэропорту / Global Look



Вторая категория возвращается насовсем, и прежде всего потому, что люди не нашли в России работу и потратили свои денежные накопления. И даже находясь дома, пусть уже в свободных от войны городах, эти люди снова сталкиваются с трудностями:

— У многих нет денег, кто-то не нашёл работу. Особенно тяжело пенсионерам, которые, естественно, в России пенсии не получают. Они едут обратно, потому что надеются, что им там будут выплачивать пенсии, — объясняет Ирина Шабловская. — В Луганске пока их выдавали только в одном районе.

В Донецкой народной республике пенсии тоже пока недоступны большинству пенсионеров. Премьер-министр республики Александр Захарченко обещает, что в середине следующего месяца пенсионеры начнут получать доплату к пенсии. Выплаты же получают пока две категории льготников: дети-инвалиды и потерявшие кормильца.

Больше всего хотят вернуться домой именно пожилые люди, ведь с родными городами у них связана вся жизнь, их дома и огороды — это всё, что они имеют и в чем находят смысл. По словам большинства волонтёров, работающих с переселенцами, стариков вдалеке от родины способно удержать одно — непрекращающиеся военные действия на территории их городов и поселков.

— Но возвращаться пока некуда, — резюмирует Шабловская. — У многих разрушены дома. Остаются вопросы, связанные с жизнеобеспечением. Даже если у кого-то остались целые квартиры, то нет рабочего места. Или наоборот, рабочее место осталось, а жить негде. Пока там ничего не работает — ни больницы, ни детские учреждения, — ничего не отапливается. Так что пока возвращаться семьям, особенно с детьми, очень сложно.

Чайкина Карина

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания