Новости дня

17 ноября, пятница























16 ноября, четверг






















Как власть использует украинских беженцев в собственных целях

Собеседник №30 '14

Беженцы с юго-востока Украины становятся благородным предлогом для непопулярных решений – к примеру, «оптимизации» социальных объектов. В Ивановской области расселили два коррекционных детдома. Воспитателям, чтобы не остались без дела, пока предлагают «поработать» с беженцами. А когда последние съедут, зданиям уже бывших сиротских учреждений найдут лучшее применение.

В ожидании гостей

Сироты, тем более с отклонением в развитии, постоять за себя сами, конечно, не могут. И об их проблемах мы могли бы вообще не узнать. В официальном списке пунктов временного размещения беженцев (ПВР) на сайте ивановской администрации ни один детдом не значится. Но пару недель назад в сети появилось анонимное письмо о выселении сирот из Холуйского детдома. Послание быстро удалили, говорят, по рекомендации чиновников. Однако волонтеры, работающие с учреждением, успели-таки нажаловаться федералам, в том числе вице-премьеру по соцвопросам Ольге Голодец: она пообещала «провести проверку» ситуации. Никакая проверка в Холуйский детдом пока не приезжала, зато и беженцы сюда так и не явились – персонал учреждения пребывает в подвешенном и весьма тревожном состоянии.

– Приезд беженцев намечался на 27 июля, к нему активно готовились – врезали замки в игровых комнатах, завезли взрослые кровати, – рассказала нам одна из сотрудниц детдома. – Детей экстренно вывезли еще в конце июня, за два дня до выпускного – оставили без праздника, к которому мы активно готовились. Из 45 двенадцать особенно сложных ребят перевезли в коррекционный детдом в Иваново. Остальных отправили в лагеря, хотя вообще-то наши дети последние пять лет туда не ездят – у нас особенные воспитанники, многие с непростыми диагнозами, вырывать их из привычной среды, окружения нельзя. Сейчас дети звонят нам, плачут, из-за чего мы сами нервничаем еще больше. Но мы надеемся, что к 1 сентября их нам все же вернут, раз уж беженцы так и не заехали.

/

Несладка сиротская каша

Именно от сотрудников Холуйского детдома мы узнали об участи их коллег из Комсомольска, что на другом конце области. Оказалось, в местную коррекционную школу-интернат беженцы заезжают массово уже с конца июня. Тихо-спокойно, поскольку в Комсомольске возникать не стали. «Мы не из тех, кто поднимает шум, мы просто берем под козырек», – пояснили сотрудники учреждения.

– Тяжеловато, конечно: было 40 детей, а теперь у меня почти 300 человек. Но что поделать – война, – вздыхает директор школы-интерната Елена Кузнецова. – Дети в 3-этажном жилом корпусе у нас довольно свободно размещались, а теперь мы все помещения плотно заставили кроватями.

Над кроватями еще висят поделки воспитанников. А в холле стоят велосипеды и коляски – уже других детей, с Украины. Правда, беженцы стараются здесь надолго не задерживаться. Некоторых не устраивают условия, которыми довольствовались бывшие воспитанники. Одни жалуются на диетическую кашу в столовой и отсутствие в рационе сала. Других угнетает отсутствие ремонта в здании 1959 года. Главная же проблема – работы в Комсомольске для беженцев нет.

– Мы очень благодарны за прием, мне с дочерью, внуком и зятем податься из Луганска было поначалу некуда, – говорит одна из беженок, Любовь Горбенко (имя изменено). – Хотя там осталась трехкомнатная квартира, за которую дочь только что выплатила ипотеку. Сегодня вечером мы уезжаем в Тюмень, там есть возможность работать и снимать жилье.

/

Из Комсомольска, говорят, уже переправили в разные города около сотни беженцев. Однако места уезжающих тут же занимают новые гости.

– Судя по такому наплыву, есть сомнения, что мы начнем учебный год, – говорит Елена Кузнецова. – Хотя педагоги вый-дут на работу к концу августа, и в случае чего будем находить им занятия здесь – нужно и дежурство организовывать, и с детьми беженцев заниматься. При этом у нас также намечен педсовет, и мы все же очень надеемся, что продолжим работу по профилю.

Повод для оптимизации

Удивительно, что сотрудники детдомов еще питают какие-то надежды. Оказалось, что чиновники уже вполне определили их судьбу.

– Дети в эти учреждения не вернутся, детдома подлежат оптимизации, – рассказала нам глава департамента соцзащиты Ивановской области Марина Кабанова. – Поскольку эти учреждения в нашем рейтинге занимают последние места, в том числе и по количеству усыновлений.

С усыновлениями и впрямь непросто. В Комсомольске находятся дети старшего возраста, а их и здоровых усыновляют мало. В Холуе, говорят, сирот разбирали в основном иностранцы, до «закона Димы Яковлева».

/

Вдобавок «оптимизацию» оправдывают еще и соображениями экономики. В Комсомольске площади рассчитаны на 200 воспитанников, и содержать такое здание ради 40 затратно. Хотя почему бы не перевести сирот и персонал в более компактное помещение? Тем более прежнее здание может дать к этому средства: чиновники не исключают его передачу в частную собственность.

Судьба Холуйского детдома вызывает еще больше вопросов. Официально претензий к недокомплекту тут нет. Здесь проживают 45 воспитанников при вместимости 55. Но...

– Жилой корпус находится в историческом здании XVIII века, на территории три церковных объекта, – пояснила Кабанова. Она также не исключила возможность передачи объектов епархии.

Видимо, холуйские сироты оказались просто в неподходящее время в неподобающем месте – на бывшей территории Борковского монастыря. Оказалось, что церковные власти уже очень давно претендуют на эти площади.

– Уже лет 20 ходят разговоры об этом, – рассказали сотрудники Холуйского детдома. – Хотя мы давно перестали по настоянию чиновников использовать храмовые площади, где раньше у нас были спортклуб и столовая. Сейчас жилой корпус у нас в помещениях, где раньше были кельи. А учебный – новый, построен в 74-м году. Пару лет назад приезжали даже из Московской патриархии, когда директор был в отпуске, трясли бумажками, мол, пустите нас в церкви. Мы их тогда не пустили.

/

А сейчас, может, придется. Главное – создать прецедент. Ради возвращения церковной собственности выселяли музеи-галереи, а сирот пока не трогали. Но теперь беженцы «удачно» вписались. Хотя ради них как раз уместнее потесниться церкви, в конце концов, предоставление убежища – ее святая обязанность. Пока что РПЦ выделила всего пять площадок под размещение беженцев.

С другой стороны, почему патриотический подъем, о котором кричат все соцопросы, не затрагивает частный бизнес? Беженцам было бы куда приличнее в гостиницах-пансионатах, нежели в сиротских приютах.

– Просто все происходящее удачно вписывается в историю с укрупнением детдомов, которое проходит сейчас во всех регионах, – говорит глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. – У нас ведь по плану государства сиротских учреждений должно стать меньше. Закрывают именно небольшие уютные детдома, а сирот устраивают в казармы на 200 человек, что совсем не в интересах ребенка. Парадокс в том, что в июне вышло положение, разработанное тремя профильными министерствами и устанавливающее совсем другие правила. В частности, там говорится, что в детдоме должна быть создана семейная атмосфера, а перемещать сирот куда-либо из привычной среды не рекомендуется.ся на них проблема беженцев внесла некий сумбур в их умы. Возможно, было решено, что в этом сумбуре могут не заметить некоторых некрасивых жестов. До начала учебного года еще есть время одуматься. Мы будем следить за развитием событий.

/

Может, чиновники еще не успели это положение переварить? Возможно, свалившаяся на них проблема беженцев внесла некий сумбур в их умы. Возможно, было решено, что в этом сумбуре могут не заметить некоторых некрасивых жестов. До начала учебного года еще есть время одуматься. Мы будем следить за развитием событий.

/тем временем

«Синдром беженцев» сказывается не только на судьбе сирот. В Саратовской области, например, расформировали интернат для престарелых и инвалидов. Размещались там всего 15 человек, причем учреждение находилось в таком медвежьем углу, где беженцам точно делать нечего. Они туда до сих пор и не приехали, но зато теперь имеется свободное здание.

Неделю назад скандал разразился в Санкт-Петербурге – тут под ПВР якобы собирались освободить филиал психбольницы. В итоге и тут беженцев не предвидится, вместо них сюда переведут пациентов горбольницы, которая закрывается на ремонт.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания