Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Сергей Митрохин: В Минобороны много людей, которые будут выгораживать Сердюкова, спасая себя


Евгении Васильевой, бывшей чиновнице Минобороны России, предъявили новое обвинение. Кроме того, в суде прокурор выразил уверенность, что она злоупотребляла доверием Анатолия Сердюкова, которого, напомним, амнистировали в связи с 20-летием Конституции РФ, в личных целях.

Мы решили поговорить с российским политическим и государственным деятелем, председателем Российской объединённой демократической партии «Яблоко» Сергеем Митрохиным, который рассказал нам о своём сотрудничестве с Евгенией Васильевой:

— Был один случай, когда я боролся за то, чтобы военным пенсионерам рассчитывали пенсию по-другому, то есть чтобы она была приличной. Я писал бывшему министру Анатолию Сердюкову обращение, а отвечала мне именно Евгения Васильева. И отвечала, что да, я прав, они будут пересматривать пенсии. Собственно, этим все мои контакты с ней ограничивались.

— Министерство обороны впоследствии пересмотрело пенсии?

— Пересмотрело. Всё было нормально. Это была такая история: наша партия проводила кампанию по всем регионам за то, чтобы процент заработной платы был таким, чтобы потом была человеческая пенсия у военных. До этого был такой низкий процент по всем выплатам, что пенсия маленькой оказывалась. Мы тогда требовали, и мне именно она отвечала. В результате проблема была решена. То есть у меня с Евгенией Васильевой только позитивные мысли связаны.

— Но Вы же знаете про дело «Оборонсервиса»? 10 июля новое обвинение было предъявлено Евгении Васильевой. Теперь её обвиняют в использовании денег подведомственного ей предприятия «31-ый государственный проектный институт спецстроительства» в своих личных целях. Время тянется, дело начали расследовать в 2012 году. Как Вы думаете, сколько ещё новых дел может быть найдено?

— Я думаю, там ещё много дел будет, очень много. Анатолий Сердюков просто, конечно, рассматривал свою должность как такое крупное «кормление», масштабы воровства были чудовищными. И, конечно, далеко не всё сейчас ещё всплыло. Много есть вещей, которые просто замяли.

Вот, кстати, мы же тоже ими занимались, то есть коррупцией Анатолия Сердюкова. Мы обнаружили первую дачу под Анапой около Змеиной бухты, она была оформлена на Пузикова, его зятя, а там втирали очки депутатам, что дача — это якобы стратегический объект, специально даже для этого приезжал заместитель Сердюкова. Он объяснял депутатам, что в этом месте строится стратегический объект. На самом деле в этом месте был никакой не стратегический объект, а обычная дача, что мы сразу зафиксировали. А этот человек, который приезжал пудрить депутатам мозги, кстати, сейчас сохранил свой пост и является замом Шойгу.

Так что у Анатолия Сердюкова в Министерстве обороны осталось много людей, которые будут выгораживать Сердюкова, спасая себя. Они наверняка причастны к его делам, и они, конечно же, будут его выгораживать. И таким образом, вместе с ним они будут и себя, в первую очередь, спасать. Поэтому я думаю, что в деле Евгении Васильевой много нераскрытого и того, о чём никто и никогда не узнает — наверняка именно так.

— В суде прокурор заявил, что Васильева пользовалась доверием Анатолия Сердюкова и использовала это доверие в личных целях. Как Вы думаете, она могла использовать доверие экс-начальника?

— Ну конечно. Евгения Васильева пользовалась его доверием, и у них наверняка были совместные коррупционные проекты. Она была, видимо, в них посвящена, либо в часть какую-то этих проектов. Но они, конечно, были, так сказать, совместной командой, которая этими делами занималась, она ему в этом помогала. Безусловно, это очевидно.

— Может ли быть такой вариант, что дело разрушится и с Васильевой снимут все обвинения?

— Мне кажется, сейчас это маловероятно. Потому что про Евгению Васильеву было много сказано, она превратилась в одиозную фигуру, она превратилась в такой жупел, её сто раз показывали на государственных каналах... Поэтому просто так спустить на тормозах — я думаю, нет. А вот то, что Евгения Васильева может получить какой-нибудь условный срок либо получить комфортные условия во время отбывания наказания — это вполне вероятно.

— Кстати, как вы относитесь к тому, что Евгения Васильева «ударилась» в творчество? У неё карьерный рост в профессии певицы и творческой личности?

— Какой же это карьерный рост? Стихи у неё графоманские. То, что я слышал, это просто её личное самовыражение. Правда, может быть, картины Евгении Васильевой действительно можно продать в силу её скандальной известности. Их просто будут покупать, потому что это её картины. Но проблеска какого-то таланта [смеётся] нигде нет в её творчестве.

— Но эта медийность как-то ей помогает?

— Вы знаете, я бы не хотел медийности, подобной Евгении Васильевой. Когда медийное лицо [предстаёт] в качестве какого-то вора, казнокрада, коррупционера... Это очень сомнительная слава.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания