Новости дня

13 декабря, среда































12 декабря, вторник














Почти Ленин? Как Алексею Навальному сидится под домашним арестом

Собеседник №11 '14

Алексей Навальный // Russian Look

Алексей Навальный сидит под домашним арестом по так называемому косметическому делу. Судья Артур Карпов, имеющий некоторый опыт по этой части (ранее по его решению под домашний арест был отправлен лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов), «выписал» Навальному срок до 28 апреля.

Ничего нельзя, но можно общаться с тещей

По словам Ольги Михайловой, адвоката Алексея Навального, условия его содержания под домашним арестом вполне сравнимы с тюремными. Хотя в каком-то плане у реально заключенных свободы даже больше.

– Суд запретил ему общаться с кем бы то ни было, кроме самых близких родственников, адвокатов, следователей и сотрудников ФСИНа, которые контролируют соблюдение условий домашнего ареста, – рассказала нам Ольга Олеговна. – А также пользоваться интернетом, телефоном и даже почтой. Из-за последнего запрета мы не можем держать связь с кировским судом, где, как известно, находится дело «Кировлеса», поскольку все общение с ним осуществляется именно через почту, и Алексей не может ознакомиться с материалами. По этому поводу мы подали жалобу, но даже не будем знать, каков на нее ответ, потому что опять же – почта. Помимо всего этого, судья Карпов ввел нечто вроде личного запрета: никаких комментариев прессе по поводу дела «Ив Роше». 

Электронный браслет / РИА «Новости»

Между тем семья Алексея – жена Юлия и дети Захар и Дарья – проживает вместе с ним в их квартире в Марьино. Еще адвокатам удалось добиться разрешения на общение подзащитного с тещей. Домашним не запрещено пользоваться средствами связи. Вопрос:  как во ФСИНе различают – кто из домашних залез в интернет или сделал звонок по телефону?

По пользованию телефоном у домашних сидельцев есть два исключения: звонки кураторам во ФСИН или в экстренных случаях. Но о возгорании или приступе аппендицита все равно нужно сначала уведомить контролирующие органы. Например, бывшему «домашнему зэку» по «болотному делу», правозащитнику Николаю Кавказскому (отсидел 4,5 месяца) разрешалось два раза в неделю на два часа уходить в бассейн – по настоянию врачей. И хотя сам бассейн и время его посещения были строго оговорены, перед каждым визитом туда Николай был вынужден предупреждать сотрудников.

– Мне тоже нельзя было пользоваться никакими средствами связи, потом эта оговорка исчезла, дальше снова появилась, – говорит Николай. – На всякий случай я ничем не пользовался.

Колонка Алексея Навального в New York Times / С сайта газеты The New York Times

В СК – как на работу

Выходы за порог квартиры Алексею Навальному строго запрещены. Как рассказала адвокат Ольга Михайлова, попытки договориться о прогулках для подзащитного были, но суд решил, что оппозиционер без них вполне обойдется. Квартиру он может покидать только с разрешения следователя. Что и делает, причем регулярно.

– Алексея каждый день в сопровождении сотрудников ФСИНа возят в Следственный комитет на ознакомление с материалами по своему делу, – рассказала пресс-секретарь Фонда борьбы с коррупцией, который возглавляет Навальный, Анна Ведута. – Как вы знаете, ему сильно сократили сроки, а объем дела немаленький. Насколько мне известно, чувствует он себя хорошо, но все-таки об этом лучше знает следователь.

Как сообщил сам Алексей в твиттере (микроблогом во время ареста мужа занимается его супруга Юлия – пишет под диктовку, как супруга графа Толстого), с делом в 129 томов он знакомится с рекордной скоростью – по полтора тома в день. 

Почти Ленин?

Несмотря на то, что Навальный взят под арест по делу, не имеющему к политике никакого отношения, его сторонники и адвокаты уверены: единственная цель этой меры пресечения – «изъять» Навального из общественной жизни, изолировать и заставить замолчать. С Сергеем Удальцовым это получилось. Несмотря на многочисленные посты в твиттере через адвокатов, лидера «Левого фронта» практически не слышно. И не видно. Однако с Навальным что-то пошло не так. Любая запись в его микроблоге мгновенно ретвиттится и расходится по сети. Так же хорошо доносить свои мысли, будучи в ссылке, удавалось только Ленину.

Алексей Навальный / Russian Look

После большого поста в «ЖЖ», где Алексей высказал свою точку зрения по Украине и  Крыму, Роскомнадзор заблокировал его страничку, однако меньше Навального в интернете не стало. Недавно он умудрился опубликовать свою колонку «Как наказать Путина», посвященную принятию Крыма в состав РФ, в New York Times. Что понравилось не всем. Так экс-член Общественной палаты РФ Денис Дворников заявил, что Навальному пора изменить меру пресечения на более суровую. По его мнению, сам факт появления статьи в американском издании – свидетельство нарушения условий домашнего ареста. И неважно, кто текст в это издание передал – адвокат, жена или другие родственники.

На следующий день после публикации в NYT санкции таки последовали: Генпрокуратура поручила Роскомнадзору закрыть еще один «навальный» ресурс – группу «Роспил – вой­на коррупции» в «Контакте». В которой 270 тысяч участников.

– Это просто группа наших сторонников, – пояснила Анна Ведута. – Ни к Алексею, ни к ФБК они не имеют отношения. Если что-то случится с нашими ресурсами, вы об этом сразу узнаете. Но пока что к ним у Роскомнадзора никаких претензий не было. Мы продолжаем работу.

Дело «Ив Роше»

В деле, помимо Алексея Навального, фигурирует его брат Олег. Следствие подозревает братьев в том, что они вынудили «Ив Роше» заключить невыгодный контракт на перевозки, из-за чего фирма потеряла 26 миллионов рублей. В их отношении возбуждено дело по факту мошенничества и легализации денежных средств торговой компании «Ив Роше». По данным следствия, весной 2008 года Олег Навальный, возглавляя департамент ФГУП «Почта России», убедил представителей «Ив Роше» заключить договор на грузовые перевозки с подконтрольным Навальному предприятием «Главное подписное агентство». Дело было возбуждено лишь в 2012 году.

Алексей Навальный с женой / Global Look

/кстати

Дмитрий Дубровин, адвокат «Росузника», об особенностях пребывания под домашним арестом:

– У ФСИНа есть спецсредства ведения контроля за тем, пользуется ли заключенный под домашний арест телефоном, интернетом и прочими средствами связи. Насколько мне известно, есть оперативные сотрудники, которые все это отслеживают. И режим лучше соблюдать, поскольку о том, что в данный момент ведется наблюдение, никто не сообщит. А на основании полученных в ходе наблюдения данных меру пресечения могут изменить на более суровую.

Ни Навальный, ни Удальцов своим присутствием в интернете формально режим не нарушают. Им разрешено общаться с родственниками и адвокатами, а те могут публиковать информацию, полученную с их слов. Им пользоваться интернетом можно.

Режим пребывания под домашним арестом определяется судом и ФСИНом в каждом конкретном случае. Если арестант живет один, то, чтобы купить ему те же продукты, могут привлекаться родственники или друзья. Все решаемо, все учитывается, в том числе и вопрос наличия-отсутствия средств к существованию. В голоде и нищете домашний арестант не останется.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания