Новости дня

25 мая, пятница







24 мая, четверг






































Из Читы до Питера на... велике

0

Велосипед оледенел и вещи тоже. Мокрая одежда и спальник тут же встали колом. Чувствую – замерзаю напрочь. Пошел снег, и начался промозглый ветер. Костер даже не развожу, я умру раньше, чем он разгорится, дрова мокрые. Нужно убираться отсюда, пока не сыграл в ящик. Куда? Три часа ночи. На трассе никого, и не факт, что кто-то остановится…»

Марш-бросок от Читы до Северной столицы Пустовалов совершил на самом обыкновенном велосипеде «Турист» 1982 года выпуска. 7500 километров, 33 дня пути, морозы до -15 и всего 6 дней сухой погоды. Саша вспоминает: когда ветер и мокрый снег сковывали тело, а руки покрывались кровавыми мозолями, он повторял: «Сдохну, но доеду!»

С собой у него были палатка, спальник, одежда, аварийный набор, аптечка, картограф-сумка, армейский котел, топор, кинжал и 15 тысяч рублей. Очень выручили полиэтиленовые мешки. В них он не только паковал вещи, но и порой заворачивался сам. После Тюмени кончились деньги. Из еды остались килограмм риса и кусочек сыра.

– За время велопробега я заработал себе остеохондроз, вывих плеча и нервный тик, который прошел только через две недели после путешествия, – вспоминает Пустовалов. – Про простуду вообще не говорю. Мой дождевик не спасал от сырости. Я рассчитывал проехать, пока не грянули холода, но уже на 3-й день пути был такой мороз, что я всю ночь, чтобы не замерзнуть, приседал в спальнике. В некоторых городах ночевал прямо в подъездах домов, и поверьте, по сравнению с открытым полем это были «номера люкс»!

Зачем ему все это нужно было? Александр улыбается:

– Без пафоса – чтобы проверить свои силы, испытать себя. Я радовался отремонтированному велику, горячей еде, сухому и теплому ночлегу, человеческому участию. В такой дороге на многие вещи начинаешь смотреть по-другому.

Уже в самом конце пути, когда латаная-перелатаная резина «Туриста» не выдержала и разлетелась на куски, упертый Пустовалов поехал на голом ободе. Когда под Петербургом лопнул и обод, стало ясно, что дальше ехать невозможно… Саша взвалил его на себя и побрел вдоль трассы.

– Меня без денег, с разбитым великом на плечах подобрал автовоз, на котором в ночь на 22 октября я победоносно въехал в славный город Санкт-Петербург. Говорят, техника не живая. Проехав на велосипеде такой большой путь, я стал ощущать его, как нечто живое. Смотрю на груду металла и удивляюсь, как ЭТО вообще смогло доехать. Восстановлению не подлежит, а отнести на свалку рука не поднимается.

Сейчас Александр живет и работает в Питере. И вынашивает новый – еще более безумный, опасный и, если хотите, романтический план:
– Хочу пересечь пустыню Каракумы – дойти до горизонта.

Марина Метелева.
Чита.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания