Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Топорная работа запорожца

0

Георгий удивлял окружающих, еще когда учился в школе: другие мальчишки рисовали танки и военные баталии, а он – портреты писателей и политиков. Потом он выучился на экскаваторщика, собирался поступать в художественный вуз, но не успел – забрали в армию. Дальше были комсомольская путевка в Сибирь, Донбасс, Львов, Запорожье, где Кожокарь и осел. Ему было чуть за тридцать, когда грянула перестройка; на заводе, где Георгий работал слесарем, стали увольнять молодежь. Не дожидаясь, пока сократят, Кожокарь ушел сам – в свободные художники.

Детское хобби – портреты – стало для него заработком. Он рисовал их на городских праздниках, продавал свои картины на запорожском «Арбате». Зарабатывал новоиспеченный портретист больше, чем на заводе, но жена и родня относились к его занятию как к несерьезному – мол, на пенсию этим не заработаешь. Кожокарь вспоминает: «Только лет через пять, попав под сокращение, жена меня поняла».

В начале 90-х он случайно увидел по телевизору соревнования скандинавских дровосеков.

– Они подбрасывали топор вверх, срубая при этом верхушки сосен, – рассказывает Георгий. – Это меня поразило! Так совпало, что тогда же я увидел передачу, в которой показывали, как с помощью топора можно построить дом без единого гвоздя. Я до того работал топором только по хозяйству, а тут загорелся проверить, можно ли его использовать в искусстве.
Оказалось, можно! Уже больше десяти лет Кожокарь рисует топором картины. Красок на такие полотна уходит больше, зато мазок, объясняет Георгий, получается шире, и картина создается быстрее. Весит его орудие труда килограмма три – причем топор-кисть используется и по прямому назначению. Например, когда я приехала в мастерскую художника, оказалось, что любимый инструмент Кожокаря его зять взял с собой на шашлыки.

– Сколько пишу топором, еще ни разу не порезал холст, – говорит Георгий Фокович, размазывая краски другим, полуторакилограммовым топориком. – А вот сапожным ножом – им я тоже пишу – бывало.
– Дети и внуки рисуют? – спросила я его напоследок.
– Из троих детей – только младший сын, недавно увлекся, – улыбнулся он. – И трехлетняя внучка рисует, дедушке помогает. Не топором, конечно, кисточкой.

Светлана Олейник.
Запорожье

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания