Новости дня

09 декабря, воскресенье





























08 декабря, суббота
















Елена Топильская: Я умирала, дописывая «Тайны следствия»

0

«Тайн следствия» не было бы без Елены Топильской – именно она придумала любимую нынче миллионами телезрителей следователя Швецову и все эти годы была бессменным сценаристом популярного в народе сериала. А самое главное, именно Елену можно считать прототипом Марьи Сергеевны. 17 лет Топильская отдала службе в прокуратуре, так что о тайнах следствия знает не понаслышке.

Если увижу труп, спать не смогу

– Елена, как вас занесло в следователи, вроде совсем не женская профессия?
– Она не такая уж не женская – следователей-женщин сейчас не меньше, чем мужчин. А я с детства мечтала быть следователем, сразу после выпускного рванула в Москву – женщин тогда в школу милиции не брали, разрешение на поступление мог дать только какой-то большой столичный начальник, но меня даже на порог к нему не пустили. Пришлось поступать на вечерний юрфака ЛГУ – других вариантов не было – и устраиваться в суд секретарем. В прокуратуру после окончания ЛГУ пришла уже с намерением быть государственным обвинителем. Но попала на стажировку в следствие – и застряла там на 17 лет. Это были лучшие годы в моей жизни.

– И все же работу следователя сложно назвать приятной: убийства, кровь, морги…
– Конечно, это очень тяжело. Когда выезжала на первый свой труп, даже сняла очки, подумав: «Чем меньше увижу, тем лучше!» Но ничего, выдержала, да и потом в обмороки не падала. Пока смотришь на все это как на работу, ставишь некую психологическую заслонку и можешь абстрагироваться от ситуации. Другое дело, увидеть труп где-нибудь в обычной жизни. Из окна человек выпал или погиб в ДТП. Увидев на улице какое-то происшествие, ни за что не подойду – не хочу на это смотреть. Кажется, если увижу мертвое тело, спать не смогу, оно будет стоять у меня перед глазами. А трупы, которые осматривала как следователь, помнила ровно настолько, насколько это нужно было для работы.

– Какие-то сюжеты «Тайн следствия» наверняка взяты из вашей жизни?
– Да почти все. Есть моменты практически документальные. В седьмом сезоне «Тайн следствия» есть сцена, когда Маша возвращается на место преступления – и туда же приходит убийца. Сама я когда-то осматривала в квартире труп, не зная, что в соседней комнате сидит убийца. Он потом вышел прямо на нас, и более того, оказалось, что практически в нашем присутствии, за стенкой, убил еще одного человека. Сцена, где Швецовой лечат зубы в морге, тоже из моей жизни. Аня Ковальчук прекрасно сыграла тот ужас, который я испытала тогда. Эксперт Боря Павлов, который вскрывал мне абсцесс трупной иглой, до сих пор этим хвастается. Мало того, сразу после операции он позвонил прокурору, чтобы отпросить меня с работы и, не особо выбирая выражения, дословно сказал: «Это из морга беспокоят, мы тут вашу Топильскую вскрыли!» Прокурор схватился за голову – следователь в морге, ее только что вскрыли, кому теперь дела ее передавать?

От одежды героев мороз по коже

– Говорят, что некоторые сюжеты, наоборот, шагнули с экрана в жизнь.
– Мистических совпадений за время съемок случилось достаточно. Был неприятный момент, когда я описывала сгоревшую квартиру, легла спать – и проснулась от запаха гари. Оказалось, в нашем подъезде пожар, горит одна из квартир. Но были и приятные истории. Я выдала Машу замуж, а вскоре и сама оказалась в загсе. Аня Ковальчук на съемках свадьбы была в костюме такого же цвета, что и у меня. Да и свадебные ужины у нас оказались заказаны в одном ресторане, хотя изначально свадьбу Швецовой и Луганского планировали снимать в другом заведении. Словом, на какой-то момент я стала более аккуратно прописывать изменения в жизни Маши.

– В восьмом сезоне вы, видимо, от греха подальше даже попытались ввести другую героиню вместо Швецовой. Или пришлось это сделать, когда выяснилось, что Аня Ковальчук отказывается дальше сниматься?
– Первые два фильма мне пришлось переделывать. Они были написаны уже на новую героиню, которую я успела полюбить. Но когда Аня решила вернуться, я в каком-то смысле испытала облегчение – поклонники «Тайн следствия» были полны негодования. В Интернете писали, что после ее ухода никто не будет смотреть сериал. Было очень много трогательных писем и от пожилых людей, который просили «не отнимать у них островок законности в этом мире беспредела».

– А некоторые поклонники «Тайн следствия» упрекают его создателей в том, что с каждым новым сезоном сериал все больше похож на сказку: дорогие машины, роскошные наряды, рестораны…
– Мое дело – текст и сюжет. Что касается того, как одевают героев и на чем они ездят, это все не ко мне. К режиссеру, продюсерам, рекламодателям. Меня саму иногда смущает то, как одевают героев. Когда оперативник в желтой курточке и красной кепочке выходит на дело, у меня мороз по коже.

Девятый сезон будет без меня

– Вы уже девять лет пишете сценарии для этого сериала, не надоела вам Маша Швецова?
– Я очень устала и от сериала, и от героини. Особенно тяжело мне дался последний сезон, я буквально помирала, выдавливала из себя, как пасту из тюбика, сюжеты и диалоги. Захотелось уже как-то абстрагироваться от Швецовой. Неделю назад сдала последнюю книжку про Машу в издательство. И восьмой сезон, который только что показали по ТВ, стал для меня последним. «Тайны следствия» будут снимать и дальше, но без моего участия.

– И чем планируете заняться?
– Может быть, напишу книгу в соавторстве со своим мужем – Максимом Есауловым… Я все это время преподавала, тихо себе писала третью монографию и вдруг обнаружила, что, пока сочиняла сценарии, в криминологии произошло много интересного. Теперь решила форсировать процесс: хочу наконец защитить докторскую диссертацию, пока мне сто лет не стукнуло.




поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания