Новости дня

26 мая, воскресенье










25 мая, суббота

















24 мая, пятница


















Новый святой из Чебаркуля

00:00, 11 февраля 2008
0

Чтобы поклониться ему, а также получить исцеление, люди едут со всей страны и даже, как говорят, из других православных стран типа Черногории. На него пишут иконы, сочиняют молитвы и религиозные песнопения. Мама «отрока» добивается его канонизации. РПЦ срочно созвала экспертную комиссию по расследованию спонтанного возникновения культа «отрока Вячеслава». По «новым святым местам» отправилась наш корреспондент Римма Ахмирова.

Чудеса и чудаки

Свято место пусто не бывает. В смысле его всегда окружает хорошо налаженный сервис.
Стоило только заикнуться о цели приезда, как администратор гостиницы Челябинска сразу откликнулась:
– Да вы таксистам так и скажите: «К Славику». У нас это место в Чебаркуле все знают, – и тут же предложила «дополнительную услугу»: – В нашей гостинице всегда лежит книга о Славике, паломники часто приезжают, даем им почитать. Зимой поменьше ездят, поэтому пока я отдала ее почитать своим знакомым. Просят ведь. Но к вечеру постараюсь вам достать…
Оказалось, «православный бестселлер» пользуется успехом. 400 страниц о жизни нового святого (по 40 страниц на каждый год жизни). Последним читателем была бабулька, приехавшая аж из Петербурга автостопом – добиралась на попутках, потому что пенсии не хватило ни на самолет, ни даже на поезд.

Таксист Артем тоже оказался в теме. У него есть и книжка о Славике, и личный опыт.
– Однажды я начал было грипповать, взял камушек с могилки, залил его водой, выпил – и выздоровел. А с моим коллегой еще похлеще был случай: он приехал на кладбище, смотрит – у могилы Славика какой-то монах молится. Он подошел, заговорил. А монах повернулся к нему и так строго говорит: «А тебе надо прекращать пить!» Что интересно, он и правда перестал. Ну, почти.

Могилу Славика видно издалека. К ней хорошо утоптана дорожка, хотя недавно шел снег. А над самим захоронением сооружен не то склеп, не то часовня, не то павильон. Короче, маленький домик. Он заперт на замок. А на двери указаны «часы приема»: четверг, пятница, суббота, воскресенье с 12 до 15. И строгая приписка: «Женщинам в брюках не заходить!» Для экстренной связи указан телефон. Не Славика, конечно, а его мамы. За пластиковой стенкой видна могила – сбоку насыпаны камни («славикофилы» верят, что они лечат и даже мистическим образом размножаются, чтобы досталось всем страждущим), две иконы, на которых нарисован сам мальчик Слава, и даже кафедра для богослужений. Говорят, здесь иногда видят священников, которые проводят службы.

…На следующий день я смогла оценить сервис вокруг Славика в полной мере. Уловив мой легкий скепсис к новоявленной святыне, служба такси наутро прислала мне водителя-татарина.

Перед прочтением сжечь

В военном городке Славика Крашенинникова все знают не хуже, чем президента страны и командира части. Славик – не далекий старец, известный только по письменным источникам на малопонятном старославянском или древнерусском языке. Многие его хорошо помнят. В центральном универмаге тетеньки, которые продают военную одежду и портреты Путина и министра обороны Сердюкова (по 720 рэ), сразу накидали мне несколько адресов свидетелей Славиковых чудес.

События-то совсем свежие: Славик родился в семье военного в 1982 году, а умер от рака крови уже в 1993-м. За 11 лет своей короткой жизни успел стать знаменитостью. Многие местные жители сегодня все факты из детской жизни «отрока Вяче­слава» рассматривают как доказательства его святости: как он подарил однокласснику свою коллекцию вкладышей, и как «предсказал» маме, что им дадут трехкомнатную квартиру, и даже помог военным найти посеянный по разгильдяйству автомат. Мама Славы Крашенинникова не стала скромничать, как когда-то Дева Мария, а быстро оповестила весь городок, что у нее – уникальный сын, «посланный Богом».

Судя по фото Славика в октябрятском возрасте, он был из тех детей, которым хочется улыбаться и которых хочется погладить по голове. Кудряшки, хорошая улыбка, большие глаза. Просто Иисус Христос в юные годы (почитатели Славика, кстати, очень любят это сравнение). «Ваш сын – настоящий ангел», – говорили Валентине Крашенинниковой. Оказывается, бывают мамы, которые такие слова воспринимают буквально.

К Славику стали обращаться местные жители. Тем более что ни больницы, ни храма в военном городке не было. Время было смутное – конец 1980‑х – начало 1990-х. Экономика разваливалась, армия тоже, в телевизоре – кашпировские и чумаки. В 1994 году ввели войска в Чечню, и из Чебаркуля-4 танки пошли на войну, с которой многие уже не вернулись.

Если чудо не происходит, его стоит придумать.

– У меня брат сильно болел, – рассказала бывший директор дома пионеров Любовь Нейфельд. – Инфаркт, инсульт и сахарный диабет. Мы стали возить к нему Славика. В эти приезды брат буквально оживал – такой был Славик общительный и приятный мальчик. Конечно, он не выжил, но за эту радость лично я Славику благодарна. Еще я помню, он мне сказал: вам будет предложение, которое вы примете, но будете от него мучиться всю жизнь. Это была должность директора дома пионеров, на которой я и правда настрадалась.

В семье Марины Николаенко – типичная ситуация. Мама верит, а дочка («излеченная Славиком» от желудочной болезни) только пожимает плечами: «Обыкновенный пацан был».
– Я помню, мама Славика стала мне нахваливать мою дочь – какая она живая, шустрая, а я про себя подумала: «Но упрямая, как не знаю кто». Славик в этот момент на меня так серьезно посмотрел и говорит: «Это ей очень поможет в жизни».

Марина считает, что Славик прочитал ее мысли.

Маленький, худенький и уже больной Славик продолжал бесплатно принимать людей. Тянул что-то из них. Говорил, болезни. В городке очень популярна версия: от непосильной ноши ребенок и умер. Врачи не исключают, что на фоне тяжелой болезни у мальчика могли проявиться какие-то экстрасенсорные способности.

«Хочешь миллион – создай новую религию»

– Мы здесь на самой передовой, – многозначительно вздохнул настоятель чебаркульского храма отец Дмитрий.
Русская православная церковь «нового святого» до того не признает, что уже перешла на полувоенную терминологию. Отец Дмитрий, чтобы не пасть бессмысленной жертвой, на рожон не лезет. Со «славиковцами» он намеренно не встречается. Только если они сами в храм придут – тогда, считай, взял «языка», у которого можно узнать обстановку в противоположном лагере. Почитатели Славика считают себя православными, поэтому «линию фронта» пересекают легко: некоторые одновременно посещают и храм, и Славика. Отец Дмитрий ревностно ведет подсчет численности своей и «их» армий.

– Тех, кто хотя бы раз в неделю бывает в храме – около 150. Человек 400 приходят раз в месяц. А тех, кто показывается хотя бы один раз в год – тысяч 10 наберется…
Слово Божье – не единственное оружие чебаркульского священника. Он вместе со своими прихожанами написал заявление в милицию. Просят проверить, не зарождается ли в Чебаркуле новая секта.

– У нас есть подозрения, что за мамой Славика Валентиной Афанасьевной кто-то стоит. О Славике вышли 4 книги и компакт-диск с аудиозаписями. Сделано все профессионально. Видно, что здесь очень грамотный пиар. Возможно, кто-то хорошо зарабатывает. Сказал же создатель сайентологии Рон Хаббард: «Хочешь заработать миллион – создай новую религию».

Отец Дмитрий не голословен. У него есть бумага от РПЦ. В недрах миссионерского отдела создали экспертную комиссию по изучению «лжекульта отрока Вячеслава Крашенинникова». Выводы жесткие, инквизиция отдыхает: «Смесь ереси, суеверий, современной космической фантастики и околоправославного фольклора».

Проверка

Военный городок – идеальное место для создания мифа. Кто-то что-то сказал, передал другому, потом первоисточник перебросили служить куда-нибудь в Забайкалье, а версия так и осталась. Только теперь ее не подтвердить и не опровергнуть.

В книгах о Славике уже трудно отделить то, что он говорил сам, от того, что написала его мама позже. Я решила препарировать чудо.

Свое первое предсказание «отрок» изрек, будучи еще учеником первого класса чебаркульской школы. «А у вас в животе девочка», – якобы сказал Слава своей первой учительнице. Будто бы она была беременна (и действительно дочкой), но сама еще не знала об этом. Учительница – жена офицера и давно переехала к новому месту службы мужа в Оренбург. Три дня я по цепочке узнавала ее телефон.

– На самом деле я уже родила, и Слава с мамой пришли меня поздравлять, – вспомнила этот случай Ирина Игнатьева. – А Славик тогда сказал: «А я знал, что у вас девочка будет». Вот и всё. Славу помню. Учился не блестяще, на 3 и 4. Но был очень хороший и добрый ребенок. Вокруг него действительно был какой-то ажиотаж, говорили, помогал кому-то. Видел, у кого что болит.

«Пациентов» Славика вообще можно встретить в самых неожиданных местах. В 11-й школе Чебаркуля-4 до учительской меня провожал школьный сторож, который рассказал, что давно мается животом и в лечебных целях пьет воду, настоянную на «камушках с могилки Славика». Я решила переориентировать хворающего старика с чудес религиозных на чудеса науки и техники. Есть, говорю, современные УЗИ-аппараты, а компьютерный томограф – вообще все насквозь видит почище любого предсказателя.

– Да что же я, не знаю? – перебил меня сторож. – Я вообще-то военный врач по специальности. Обследовался, ничего не находят. А к компьютерному томографу не подступишься – 3200 рублей, где я столько возьму? Я уж и так просил, и эдак – ветеран, говорю, пенсионер, может, хоть скидку сделаете? Бесполезно. Так что пью водичку эту… Результатов пока нет, но, говорят, надо ее употреблять не меньше 8–9 месяцев… А вы думаете, не поможет?
Неблагодарное это дело –опровергать чудеса. Как будто обкрадываешь кого-то.

«Некультурный» культ

В администрации города Чебаркуля тоже никто не сомневается, зачем к ним приехал журналист из Москвы. Ясное дело, не про «уральскую кузницу» писать и не новости с птицефабрики или хлебокомбината собирать. Уже знают, что город стал популярным паломническим маршрутом. А вот что делать с этим, до сих пор не понимают. Святость в бюджет не положишь. А РПЦ такого «самовыдвиженца» не приветствует и требует покончить с лжекультом. Говорят, опасаются второй «пензенской истории». Из Челябинска уже по этому поводу приезжал владыка Фео­филакт. В Интернете целые огромные дискуссии. Поэтому вопрос Славика у них тоже на повестке дня один из главных.

Легко сказать – покончить. Поручили самым крайним в нашей административной системе – коммунальщикам. Логика такая: кладбище в их ведении, значит, им и сносить все, что не по нормативам и без разрешения построили на общественном месте. Коммунальщики пока мнутся. Мама Славика выступила с заявлением, что всех, кто поднимет руку на сооружение, ожидает кара. Второй заход – со стороны санитаров. Втирать в больные места землю и пить воду с камушками с кладбища – негигиенично.

– Как бы эпидемий каких не было, – говорят скептики в Чебаркуле.
«Хотят люди чуда» – так многие объясняют все, что сегодня происходит в Чебаркуле. Да, у нас есть «экономическое чудо», но не скажешь, что оно равномерно дошло до всех слоев населения нашей огромной страны. В политике и вовсе чудеса давно закончились – все скучно и предсказуемо.

Минута Славы

– А вы кто Славику?
– Никто.
– Как-то очень уж похожи, – проговорил мужчина и убил во мне даже попытку к сопротивлению: – Точно-точно вам говорю!

«Как бы фокусы показывать не заставили». – блаженно улыбаясь, я попятилась назад. Но теперь у меня нет никакой уверенности в том, что в очередной книге о Славике не появится пассаж о новом «чуде». Примерно так: «В один теплый солнечный день у могилы Славика появилась девушка, похожая на него лицом и глазами. Прихожане не успели ее ни о чем расспросить – она будто бы растворилась в воздухе…» Хочу заранее предупредить: я не растворялась, а уехала на автомобиле марки ВАЗ-21099.

Хотя солнце в этот день и правда светило не по-зимнему и птички распелись прям как весной…



дословно

Валентина Крашенинникова: Я с журналистами не общаюсь


Адрес мамы «отрока» в городе тоже знают все таксисты. Второй этаж обычной пятиэтажки. Соседка, встретившаяся мне на пути с пустым ведром, сказала, что благосостояние семьи «отрока» в последнее время улучшилось. Купили две машины, в том числе свежую «Вольво»… Дверь мне открыли, не спрашивая.

– Я с журналистами не общаюсь, – отрезала Валентина Афанасьевна. Круглолицая румяная женщина, с гладкой прической, в темном длинном широком платье и шелковым платком на плечах. – Я всего лишь молюсь за своего сына. А то, что они называют склепом или часовней на кладбище – это оградка, просто с крышей. Про наши богатства – все ерунда, сами видите, квартира стандартная, комната Славика осталась такой, как и была при его жизни, скромная прихожая, самодельная стенка.
Дальше прихожей меня не пустили.

Валентина Афанасьевна невозмутимо отвечала на мои вопросы. Только один раз она превратилась из самодовольной и властной «матушки» в обычную испуганную мамашу – когда заговорили о снесении «домика» на кладбище.
– Сама не знаю, почему нас с сыном не оставляют в покое. Испугались чего-то? Вот вы у них и спросите, чего. Извините, меня люди ждут.
Вопрос «Какие люди?» остался без ответа.
Валентина Крашенинникова подавала прошение о канонизации ее сына. Ответ РПЦ – отрицательный.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также