Новости дня

14 декабря, четверг



























13 декабря, среда


















Троица спустилась с небес

0

Россиянин Юрий Лончаков, чем-то похожий на Юрия Гагарина, был сдержан. Американец Финк, напротив, радостно приветствовал всех взмахом руки, а заслуженный турист МКС Симони (тоже американец) лишь застенчиво улыбался.

– Я второй раз летал на «Союзе», – бурно делился на вполне сносном русском языке впечатлениями Майкл Финк (Лончаков называл его Мишей). – Но в первый раз при приземлении была ночь, а на этот раз я рассмотрел вдалеке дома, дорогу. И нашли нас быстро!

А рекордсмен по пребыванию на орбите среди космотуристов Симони (в первом полете он пробыл 13 суток 19 часов, в этот раз – на сутки меньше) сообщил, что на орбите ему очень хорошо спалось: «Там просто не бывает неудобных кроватей, не надо ворочаться. А сны снились обычные, земные».

Товарищи по экипажу сообщили, что Чарльз работал, как настоящий член команды, а не просто болтался на станции, как гость. И вообще он – хороший парень.
Огромное количество своих фотографий и видео Симони обещает выложить на сайте. Есть в его послужном списке и научные эксперименты. Опыты Симони были связаны с лечением остеопороза.

Ходят слухи, что с туризмом на МКС в Роскосмосе решили завязать. Просто экипажи профессионалов становятся многолюднее, и в скором времени на станции будет тесно. Симони, однако, не думает, что его полет поставит точку на орбитальном туризме. Это доходная строка космических исследований, и точка со временем вновь превратится в запятую.
В ближайшие три недели космонавтам – и опытным, и любителю – предстоит пройти послеполетную реабилитацию в Кисловодске. Майкл Финк, правда, очень соскучился по дочке.
– Ей недавно исполнился годик, а я пробыл на орбите ровно половину ее жизни, – говорит Финк. – Она совсем меня не помнит.
Насчет диетических ограничений после полета Юрий Лончаков пошутил: «Мы ж не мутанты – почти все нам можно». Но прежде чем отправиться отведать то, что можно, троица разрезала ленточку в кабинете Юрия Гагарина (его наконец отреставрировали). При этом Чарльз Симони, щелкая ножницами, неожиданно сказал по-русски: «Семь раз отмерь, один раз отрежь!», а до этого, хитрец, утверждал, что на великом и могучем ему говорить пока трудно. Все-таки время на орбите он провел не зря.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания