Новости дня

12 ноября, понедельник













































Назовемся «Путино» – и заживем!

0

Наш корреспондент пробралась в деревню в центре России, отрезанную от мира

В редакцию «Собеседника» пришло письмо из Смоленской области, озаглавленное «ПРОШЕНИЕ ОТ КРЕСТЬЯН». Именно так: большими буквами. Деревня Фалисы Духовщинского района Смоленской области оказалась отрезана от цивилизации. Ни автобус, ни электричка сюда больше не ходят, а люди еще живут. «Уполномоченный сельского схода» Игорь Сергеевич Соколов просил хоть чем-то помочь…

Направо пойдешь – в Фалисы попадешь

Чтобы добраться до Фалис, мне пришлось штурмом взять единственный автобус, который шел по маршруту Смоленск – Спас-Липки. Деревня Липки – ближайшая (7,5 км) к Фалисам, до которой ходит хоть какой-то транспорт. Выпав на конечной станции, я спросила у трех старушек на остановке:
– Подскажите, как в деревню Фалисы попасть.
Старушки распределились точно по темпераментам.
– Ох, это ты не дойдешь! – ответила пессимистка. – И не пытайся, там болота.
– По правой дороге иди, там за деревней развилка на три тропки, по самой правой и иди, – молвила оптимистка.
– Да нету там уже никого, все повымерли, – сказала старушка-скептик. А я отправилась к развилке.
Перелески сменялись молодым березняком, молодой березняк уступал место могучим елям, кочки предупреждали, что недалеко очередное болотце, а дорога, по которой когда-то давно ездили на машинах, вилась себе дальше.
Через два с половиной часа за деревьями наконец-то показались столбы электропередачи. Где электричество – там наверняка и люди. Интуиция не подвела, но минут пятнадцать я шарахалась от обманки к обманке – вот вроде двор, дом, за кустами даже автомобиль стоит – «Запорожец»; а подойдешь – в доме гуляет ветер, хлопает на ветру дверьми, стекла в окнах – целые, а по спине мурашки – двор пуст. И соседний, и еще один, и следующие два тоже. Наконец у колонки обнаружился местный житель. У бидонов мирно хлопотала сказочная старушка – ярко-розовый платочек на ее голове сиял, словно маячок в этой мертвой деревеньке.
– Здравствуйте, бабушка! А что это за деревня?
– Здравствуй, а Хвалися это, Хвалися!
Добралися!
– А не знаете ли вы, как найти Соколова Игоря Сергеевича?
– А Сяргеич! Так тут он с утра был, пойдем, я тебе покажу его хату. Ходи, ходи во-он туда! В голубенькую!

«Есть кто живой?»
Светло-голубая «хата» стоит у пруда, напротив мертвой фермы. Я остановилась у

калитки и задала самый уместный в Фалисах вопрос:
– Есть кто живой?
Игорь Сергеевич поначалу удивился, что из всех его многочисленных адресатов откликнулась только столичная газета, а после провел в горницу и показал увесистую пачку писем во все инстанции. Я пила березовый сок, а Сергеич зачитывал петиции. Больше всего запомнились две – к митрополиту Калининградскому и в Кремль. Митрополиту была предложена идея переименовать деревню Фалисы в деревню Путино, установить Владимиру Владимировичу памятник – и далее следовали параметры памятника. Особенно эффектно звучало: «Памятник три метра ростом, в голове которого будет вмонтирован передатчик, который будет передавать в космос, для других цивилизаций, если таковые имеют место быть, биографию В. В. Путина, а также для земли – снабженный сверхмощным прожектором, дабы освещать путь другим поколениям россиян». Также предлагалось воздвигнуть в деревне мавзолей. На всякий случай. Но уполномоченный сельского схода писал все это абсолютно серьезно.
– Понимаешь, иначе они просто внимания не обратят!
Он рассказал, что специально ходил по инстанциям, ведающим названиями и обозначениями, добиваясь переименования деревни, но ходатайство его было вежливо отклонено:
– Они говорят: печати и карты дорого переделывать! Как будто много карт с Фалисами!
– Переименовывать-то зачем, Сергеич?!
– Иначе они никогда автобус не пустят. Бесперспективные мы. А пусть попробуют в Путино не пустить!
– Знаете, такое уже пытались сделать на Дальнем Востоке. Переименовали один колхоз, но это несильно помогло.
– Так ведь нам только и надо, чтоб автобус ходил. В остальном справимся.
Уже несколько лет до деревни не ходит ни один транспорт. Автобус в Фалисы отменили полтора года назад, за шесть лет до того отменили пригородный поезд, хотя железная дорога проходит всего в километре от деревни. При этом грузовые поезда на ГРЭС, расположенную чуть далее, в поселке Озерном,  никто не отменял. Игорь Сергеевич дошел до федерального инспектора, генерала Николая Владимировича Рудака. Рудак, отвечающий за пригородное ж/д сообщение, ответил ему просто: власть беспокоится о здоровье сельских жителей. Полотно в аварийном состоянии. Если сойдет с рельсов грузовой, то набьют машинист с помощником шишки, да и только. А если пассажирский под откос свалится, то поломают руки-ноги сами пенсионеры да детишки, едущие в деревню. Выходит, пусть деревни вымирают, а на ГРЭС топливо доставлять надо по-любому. Ох, генерал, не проще ли полотно починить? В Фалисах как-никак живут двадцать пять человек и помирать, слава Богу, не собираются: что ж их, списывать?

Одно спасение – автолавка
Соколов писал и в областную Думу, и в Государственную, и в областную администрацию, и в другие места. Когда-то в деревне была школа – в ней и работал несколько десятилетий Игорь Сергеевич, уча всему и за всех. Были библиотека, клуб, магазин (от него остались только печка и фундамент), был колхоз, до шестидесяти коров у местных жителей, не считая колхозных… Магазинов в окрестных деревнях давно нет. Раз в две недели в глухомань забираются автолавки. Привозят пенсию и всё, что надо для народа. То есть хлеб и водку.
Это не север, не тайга, не глухомань. Это пятьсот километров от Москвы, пятьдесят от Смоленска. По самым скромным подсчетам Госкомстата, количество «мертвых деревень» в России приближается к 13 тысячам. За время так называемой стабилизации оно выросло на треть.
Но Соколов верит: если они в Фалисах добьются переименования деревни в Путино, автобус придет. Не может не прийти. Что такое Фалисы – никто даже в деревне не помнит. А кто такой Путин – знают все. По крайней мере до будущего года.

поделиться:

"Рапунцель: Новая история" //

Без рубрики

Рапунцель доросла до мультсериала
"Музыка Вселенной" на MUSICBOX 2017 // фрагмент афиши

Без рубрики

"Музыка Вселенной" на MUSICBOX 2017

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания