Новости дня

25 июня, понедельник













































Звезда Ольга Прокофьева: Могу и в космос полететь!

0

В карьере популярной звезды театра и кино Ольги Прокофьевой новый взлет: ее работа в картине «Крыша» признана лучшей взрослой ролью в детском фильме в конкурсе кинофестиваля «Московская премьера-2009».

– Ольга, приятно получить награду от детского жюри? У многих зрителей в зале глаза были на мокром месте…
– Я очень благодарна зрителям, высоко оценившим нашу работу. Фильм Бориса Грачевского «Крыша» – о взаимоотношениях детей и родителей. Я играю маму одной из трех подружек-подростков. Такой современный клубок чувств, когда все друг друга любят, все хотят друг другу добра, а получается наоборот. У каждого героя есть своя внутренняя жизнь, свои установки. Одна мама занимается карьерой (Мария Шукшина. – Авт.), другая беспрерывно зарабатывает деньги, вообще не бывает дома, не видит свою дочь, она думает, что чем больше денег, тем лучше для дочки… Но все, к сожалению, оказывается не так, как им кажется. Из-за этого несоответствия и возникают те проблемы, которые приводят трех школьниц на край крыши, как на край пропасти. И почему в финале они там оказываются – вот, собственно, об этом наш фильм.

– В общем, хотели, как лучше, а получилось, как всегда…
– Примерно так. И я благодарна Борису – он рассказал эту историю интеллигентно. Есть более жесткое кино на эти темы, более «черное», с поступками, выходящими за рамки человеческой логики. У нас в картине никто никого не мочит, простите за выражение, в сортире, не посылает матерными словами. Но тем не менее болевой нерв задет.
Например, моя героиня Юлия очень любит своего ребенка, но хочет быть счастливой и не готова жертвовать ради дочери своей внезапно вспыхнувшей любовью… Дочка узнает обо всем, и у нее включается подростковый эгоизм…

– А у вашего сына тоже есть подростковый эгоизм?
– Ему 17, а в этом возрасте у всех мальчишек ощущение, что весь мир у твоих ног. Конечно, эгоизм есть, но в этом возрасте спасает юношеский максимализм. Кстати, именно он и выручает – как защитная реакция.

– Трудно было выстроить на площадке отношения с экранной дочкой (Маша Беляева. – Авт.)? Все-таки в жизни вы растите сына, а тут девочка – совсем другая планета…
– Нам хорошо работалось с Машей. В серьезных сценах – там, где она мою героиню Юлю отторгает, мы играли на равных. Да и режиссер очень помогал: он всю жизнь работает с детьми и здесь был не просто режиссером, а нянькой: окружал их бешеной заботой. А что касается разницы сын–дочка, так у меня есть любимая племянница 10 лет, дочь моей сестры Ларисы, мы с ней тесно общаемся, так что к девочкам я умею находить подход. А вообще, с ними – как с мальчишками. Только побольше нежности: целовать, укутывать каким-то своим энергетическим полем…

– Вам, взрослой актрисе, не страшно было вступать на поле детского кино?
– Не надо ничего бояться. Одна моя подруга так отвечает на вопрос, модно это или немодно: «Ты сделай лицо такое, что это модно, и все поверят, что так и есть». Эти слова подходят для любого случая. Не надо извиняться, что ты полез не туда. Вперед, и все получится.

– Согласна! Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Получается, вы тоже «сделали лицо» и однажды храбро погрузились в мир ТВ – согласились сыграть Жанну Аркадьевну в ситкоме «Моя прекрасная няня». Как вы относитесь к этой роли, принесшей вам популярность?
– Слава Богу, прежде чем прийти на ТВ, я долго проработала в театре. У меня был большой актерский багаж, я никогда не работала только в одном амплуа. И весь этот опыт пригодился для работы над образом Жанны Аркадьевны. Так что к «Няне» я отнеслась спокойно: это тоже фильм, просто очень много серий. Чего только не пережили наши герои за 2 года съемок! В финале, правда, свадьбу нам с Константином не сделали, вместо этого в очередной раз – страсть, поцелуи, объяснения в любви… А вообще, моя голова уже занята другими проектами. Я снялась в главной роли в 12-серийном телефильме «Марго. Огненный крест», в новом ТВ-сезоне он пойдет по одному из центральных каналов – сейчас ведутся переговоры.

– Это тот самый телефильм про сокровища Наполеона, где вы сыграли спецагента – вроде Скалли в X-files?
– Я там не спецагент, а сотрудница службы по изучению паранормальных явлений. Это детективная история с элементами фантастики. Моя Марго должна проверить одно предсказание. Для этого они с напарником приезжают в небольшой поселок, чтобы изучить все на месте. Но после гибели коллеги ей приходится принимать все решения самой и даже брать в руки пистолет, чтобы защититься.

– Вам приходилось сталкиваться с паранормальными явлениями?
– Вопрос интересный. Нет, никогда. Но в подмосковном городе Одинцово, где я выросла, располагался (сейчас уже можно об этом говорить) военный стратегический объект, там стояли мощные ракетные установки. Так вот, рассказывали, что у постовых скопились целые тома записей про летающие тарелки, зависавшие именно над этим местом.

– А если бы инопланетяне предложили вам прокатиться с ними в другую галактику?
– Согласилась бы, я очень любопытна! Но с условием, чтобы меня не изучали как образец земного человека, а вернули обратно домой к моим близким целой и невредимой.


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания