Новости дня

19 февраля, понедельник













18 февраля, воскресенье





























17 февраля, суббота



Пейзажи с видом на убийство

0

Банальные мотивы

Четыре года назад Андрей Сорокин познакомился с семьей Светланы Рахимовой (имя и фамилия по настоянию потерпевшей изменены). У них сложились дружеские отношения, Андрей вскоре стал вхож в дом на окраине города, где та проживала с дочкой, зятем и престарелой матерью. Как она вспоминала, ее близким Сорокин сразу пришелся не по душе. Видимо, домашние почувствовали что-то недоброе, хотя внешне Сорокин вполне к себе располагал.

– Он представился художником, постоянно предлагал посмотреть свои картины, – рассказывает она. – Живопись его, однако, никакого впечатления на меня не произвела.

Зато Сорокина очень впечатлили два полотна, имевшиеся в доме. Автор их неизвестен, и происхождение тоже туманно. По словам потерпевшей, картины ее отец привез в 1945-м из Германии в качестве трофея. Пейзажи – горный, с водопадом, и лесной, со всадником и стадом овец на опушке, – лишили Андрея сна и покоя. Он неоднократно просил хозяйку одолжить ему эти картины, чтобы он смог сделать копии, но та не соглашалась. В конце концов он сфотографировал полотна и сделал копию картины с водопадом.

– Эту копию он отвез в Москву и, как он говорил, продал ее там за 300 долларов, – рассказала представитель Верховного суда Татарстана Наталья Лосева. – И решил, что настоящие полотна можно продать достаточно дорого.

Думается, решение это он принял не совсем самостоятельно. Если верить показаниям Сорокина, его московских коллег заинтересовала копия картины, они стали расспрашивать об оригинале и заявили, что картина очень ценная и что коллекционерам-ценителям ее можно продать за 2 миллиона рублей, а может, даже и дороже. После таких утверждений полузнакомых «экспертов» (следствию, кстати, так и не удалось установить, кто были эти люди) Сорокин и решил заполучить картины во что бы то ни стало. И в его голове созрел страшный план: убить семью хозяйки и завладеть желанным.

– Когда об этой истории стало известно, я думала, что он заинтересовался полотнами как художник, – говорит Наталья Лосева. – Но потом выяснилось, что у него были совершенно банальные мотивы: он жил в общежитии, постоянного заработка не имел и, продав картины, хотел купить квартиру…

Убить, чтоб быть вне подозрений


– Он говорил, что свой замысел вынашивал три года, но у него не было возможности его реализовать, – поделился следователь Следственного управления СК при прокуратуре РФ по РТ Булат Шамсутдинов. – Причем никакого иного способа, кроме кровавой расправы, не видел: как он считал, если украдет картины, подозрение сразу падет на него. Ведь он проявлял к ним большой интерес, и хозяевам это было прекрасно известно.

Как бы то ни было, к активным действиям Сорокин приступил в марте этого года. Для начала он обратился к одному из своих знакомых с необычной просьбой: помочь ему достать огнестрельное оружие, а заодно и киллеров. И даже дал ему в качестве предоплаты 8 тысяч рублей. Тот с перепугу сразу сообщил о просьбе художника куда надо. Там к вопросу подошли творчески – сразу брать злодея не стали. Да и предъявлять ему на тот момент было нечего.

Через некоторое время Сорокину назначили встречу двое, представившиеся Дмитрием и Александром, и предложили свои услуги. Не подозревавший о том, что говорит с оперативниками, живописец изложил им свой нехитрый план действий и пообещал 600 тысяч рублей за помощь в поиске оружия и наемного убийцы. Услуги последнего художник оценил в 60 тысяч. Вскоре новые знакомые сообщили, что нашли и то, и другое: пистолет Макарова за 18 тысяч и киллера по имени Айрат. И даже предложили встретиться для знакомства с подельником. Сорокин охотно согласился. Показал троице дом, в котором им предстояло совершить убийство, пути подхода и отхода, определил место захоронения трупов – в лесополосе неподалеку. И передал часть денег за оружие.

Конец игры

– Согласно его плану, он должен был проникнуть в дом под обманным предлогом, – рассказывает Булат Шамсутдинов. – Сорокин решил, что войдет туда под видом продавца бытовой химии. Мне непонятно, почему он выбрал именно этот вариант, но по-другому бы ему просто не открыли дверь.

Дело в том, что потерпевшей к тому времени надоел чересчур назойливый знакомец и она попросила его больше к ней не приходить. Его «подельники», по словам следователя, кстати, не раз пытались его отговорить, предлагали ему выбрать какой-нибудь другой способ заполучить картины, но он отказывался.
Все хлопоты по подготовке к преступлению Сорокин взял на себя. Раздобыл четыре мешка для трупов, накупил бытовой химии для маскировки, приобрел одежду, в которую им с подельниками предстояло переодеться после убийства. Не позабыл и про нож, чтобы срезать полотна. Накануне убийства,
4 мая, подъехал в лесополосу и вырыл яму. 5 мая в восьмом часу вечера вся четверка собралась неподалеку от дома потерпевшей. Айрат передал Сорокину пистолет и показал, как им пользоваться.

– Возможно, Сорокин совсем не умел обращаться с оружием, – говорит следователь. – Но нас он уверял, что пистолет ему держать в руках доводилось.
Положив «макарова» в карман, Сорокин взял свою сумку коммивояжера и направился к заветным дверям. Следом за Сорокиным в дом должен был войти Айрат. Вместе они должны были убить всех находящихся в доме. Айрату Сорокин наказал сломать трупам позвоночники, чтобы их было удобнее хоронить, сам он в это время планировал вырезать картины из рам. Предполагалось, что в доме они пробудут до трех ночи, пока не подъедут двое подельников и они вместе не увезут мертвых к яме. Но едва Сорокин подошел к крыльцу, как раздались крики «Стоять, милиция!»

Выбежавшая на шум хозяйка дома застала уже финальную сцену: лежащего лицом вниз на земле живописца. Руки его были закованы в наручники. Она даже не догадывалась, что этот странный человек задумал против нее и ее близких. И отказывалась верить оперативникам, задержавшим убийцу на пороге ее дома. До того момента, пока они не предъявили ей пластиковые мешки.

Цена вопроса

Картины, которые только по счастливой случайности не стали причиной смерти целой семьи, оказались вовсе не такими ценными, как полагал Андрей Сорокин. Пейзаж с водопадом, написанный, как определил эксперт Яков Вайсфельд, зав. отделом древнерусского искусства Государственного музея изобразительных искусств РТ, в XIX веке, был оценен в 240 тысяч рублей. Второе полотно, интересовавшее Сорокина в значительно меньшей степени, стоило, напротив, ощутимо дороже – 480 тысяч. Так что мечту свою живописцу реализовать вряд ли бы удалось. Хотя надежное место жительства на ближайшие 8 с половиной лет он себе обеспечил.
– Вину свою он признал полностью, – говорит Булат Шамсутдинов. – Сказал только, что все это для него было, как какая-то игра, что он пребывал в каком-то затуманенном состоянии.

Во время чтения приговора Андрей Сорокин просидел в своей клетушке неподвижно, вцепившись руками в решетку. Обжаловать решение суда он не стал.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания