Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





Девки и Парни

0

Есть Мста, но нет моста

Назвать села по разным берегам реки Парни и Девкино (так официально называется второе село) мог только большой шутник. Но кто так пошутил и когда, не знают ни местные жители, ни местные крае­веды, ни столичные специалисты по топонимике. Говорят, однажды в этих местах проплывала императрица Екатерина II со свитой. Вдруг с одной стороны на берег девушки вышли, с другой – парни. И тогда спросила императрица у местного губернатора (тут показания расходятся – говорят, это был не новгородский губернатор, а князь Потемкин), как называются деревни. Тот рассеянно махнул рукой: «Тут у нас… Девки, а тут… Парни».

Парнинский староста Василий Павлов, рассказывая мне эту историю, настаивал, что губернатор в тот момент был не вполне трезв:
– Спал небось, а как Екатерина его подняла, глаза протер и брякнул: Парни да Девки. Трезвый-то разве бы такое выдумал?

Историю про императрицу и губернатора легко объявить плодом народного воображения, если бы не два обстоятельства. Во-первых, никакой другой версии появления Парней и Девок на Новгородчине нет. Во-вторых, Екатерина II действительно плавала в этих местах, так сказать, с инспекцией, в 1785 году. Была при ней большая свита на 30 судах, в том числе князь Григорий Потемкин, большой любитель вина и экстравагантных выходок. И деревни на месте нынешних Парней и Девкино в ту пору тоже были.

Символично называется и речка, текущая между ними: Мста. На самом деле название означает всего лишь «черная», а вовсе не то, о чем можно подумать. проблем в отношениях между Парнями и Девкино нет – есть проблема географическая и, как следствие, транспортная.

Если до Парней три дня в неделю ходит автобус от райцентра, то в Девкино вообще ничего не ходит. При этом вся цивилизация в виде почты и магазина находится в Парнях. Единственная возможность для девкинцев добраться до «большой земли» – доплыть с каким-нибудь добрым человеком на лодке, или, как говорят местные, в челне. Только на исходе лета Мста сильно мелеет и прямо между деревнями ненадолго появляется брод, через который девкинские бабушки ходят в Парни за продуктами. В остальное время – либо лодка, либо пешком по льду.

– Иногда мужики в день завоза товара в магазин собирают бабушек, сажают в один челнок и везут в Парни, – говорит Татьяна Фомичева, специалист бургинской сельской администрации. – Зимой вроде бы проще, а на самом деле – куда сложнее. Бабушек до слез жалко – снега по пояс, идти приходится след в след, плюс берега крутые, плюс рюкзачище за спиной. Но идут…

Нам с Татьяной и фельд­шером Надеждой Зиновьевой не повезло – лодочников в окрестностях не оказалось, только в траве у берега качалась одинокая пустая лодка. Пришлось позаимствовать. По сути мы ее просто угнали, но здесь это не слишком криминальный поступок – если, конечно, потом вернешь транспорт, откуда взял.


Всего два парня на развод

Раньше Мста была судоходной, ходили по ней пассажирские теплоходики, и жители Парней и Девкино даже установили на своих берегах скамейки – для любования рекой и наблюдения за проходящими судами. Ну и друг за другом, конечно.

– Они тут общаются через речку, – рассказывает Татьяна, меряя веслами темную мстинскую воду. – Натурально, одна в Девкино, другая в Парнях – стоят на берегу и переговариваются: «Ты чего делаешь?» – «А ты чего?»

По документам, в деревне Парни постоянно проживают 14 человек, в Девкино – 15. Несмотря на это, они совсем не выглядят заброшенными: Девкино на удивление красивая деревушка – кокетливая даже, Парни проще, суровее, но все равно поражают аккуратностью, не свойственной российскому селу. А благодаря дачникам (в Парни проще ехать питерцам, в Девкино – новгородцам) летом жизнь тут и вовсе бьет ключом.

Большинство коренных «парней» и «девок» – пенсионного возраста. На две деревни только одна молодая пара – семья Андреевых. Лена Андреева вообще единственная невеста, которую видела деревня Девкино за последний десяток лет. Теперь Лена – единственная молодая мама: у нее близнецы, парень и девочка полутора лет от роду. Аист на крыше соседского дома бутафорский во всех смыслах – не живут в этих местах аисты, и детей им носить особо некому.

– У нас в Парнях с парнями проблема, – пожаловался староста Василий Васильевич. – Одни девчонки! Уж до чего сосед мой старался, даже УЗИ показало, что будет парень, а все равно девка родилась. Итого получается, что на обе наши деревни всего два парня.


Когда деревни были большие

В 20-х годах прошлого века наводнения разрушили больше половины парнинских домов, и напуганные жители стали строиться подальше от реки. С тех пор Девкино, несмотря на зависимое положение, главнее Парней.

– Молодежи у нас много было, девок особенно, – вспоминает Клавдия Дмитриева. – Большая была деревня, больше Парней. Ребяты наши с их ребятыми дружили, но и дрались тоже. Как праздник, так идем с гармонью, и куда придем – там они и бьются. Ребяты дралися, а мы, девки, в овражках хоронилися, смотрели. А сейчас кому драться? Некому да не с кем.
Клавдии Ивановне – за семьдесят. Родилась она в Девкино, в молодости была из первых красавиц, замуж вышла за местного парня и прожила с ним всю жизнь. Вместе они работали в местном лесхозе, собирали смолу-живицу. Несколько лет назад Клавдия Ивановна овдовела – с тех пор живет одна, дочку с внуком в гости ждет. Прежнюю жизнь вспоминать не очень любит – хреновая, говорит, была жизнь:

– Беднота. Сейчас всяко лучше – пенсию получаем, живем в достатке. Здоровья только нет, а так хорошо. И не скучно. Я не сидячая косточка, утром встала и пошла за ягодками. Лес – мое хобби, я там отдыхаю. Сяду культурно на пенек – птицы поют, и я сижу. Жалко вот только, что вырубают лес. Того леса, где мы молодыми работали, уже и нету.
Нет леса, почти не осталось парней и девок, но Парни и Девки – вот они, стоят. Все так же течет между ними Мста без моста, плавают по ней туристы и губернаторы, и берег девкинский с берегом парнинским говорит.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания