Новости дня

20 октября, суббота












19 октября, пятница

































Черный понедельник

0

Я приехал к «Парку культуры» через час после теракта, благо недалеко: по Комсомольскому и Фрунзенской было уже не проехать, дошел пешком. Вход на радиальную станцию был закрыт до четырех часов дня, раненых уже увезли, а потому довольствоваться мне, как и большинству коллег, пришлось разговорами в толпе. Разговоры были на две темы. Одна – что это все Лубянка, чтобы отвлечь народ от настоящих проблем. И другая – что это все неофашисты, потому что им нужна дестабилизация, и вот тогда они придут и всех нагнут.

Были, правда, голоса о том, что сама себя Лубянка взрывать бы не стала – даже одноимённую станцию. Потому что это значило бы уже полностью дискредитировать себя. Лубянка, которую взорвали, не может называться надежной, сколько бы терактов она ни предотвратила. В фашистскую версию верило еще меньше народу. А в кавказскую – почти никто. Видимо, за время кадыровского правления все успели успокоиться, а зря.

Любопытно, что в это же самое время Борис Якеменко (брат Василия, православный идеолог «Наших») написал у себя в блоге: «В последнее время т.н. «оппозиция» (т.е. грантополучатели, фашисты, националисты, «правозащитники» своих, коррупционеры, посетители борделей и наркоманы) принялась усиленно расшатывать стабильность». Подобный перевод стрелок весьма красноречив – «Наши» просто так ничего не говорят. Но с другой стороны – сегодня такой теракт может скорей повредить власти, чем оппозиции. Теракт не создает новых тенденций -- он ускоряет имеющиеся. А тенденция сейчас та, что кресло шатается. Точней, шатаются оба. И об этом в толпе тоже говорили достаточно: «А наши-то в Сочи на лыжах катаются!» – «Ну, докатались».

Как всегда, нашелся в толпе и взрывник-профессионал: «Это непрофессионалы делали, сто пудов. Во-первых, взорвали на станции, а не в тоннеле. Оба раза. В тоннеле было бы страшней, как тогда на зеленой ветке... А во-вторых, время выбрали такое, когда часа пик нет еще». О том, что нашли останки смертниц, заговорили очень быстро. «Говорят, голову оторвало». Но достоверности кавказской версии это не прибавило: «Если б смертница, ее бы так разорвало, что никаких остатков. Тем более – полтора кило пластита».

Что касается таксистских зверств, осужденных уже лично патриархом, – не видел и не знаю ничего подобного. Меня до Новослободской подвезли за триста, и тех не хотели брать. Правда, подвозил кавказец. Он считает, что это все Березовский.

Все, кто были в это время в метро, в один голос рассказывают: люди помогали друг другу. Некоторые, как раз поднимавшиеся на эскалаторе в тот момент, когда на станции рвануло, – говорят, что никто друг друга не давил, наоборот, да и «скорые» прибыли немедленно. Другое дело, что ни на Александровском, ни на Кропоткинской сразу не объявили о терактах. Говорили, что поезда задерживаются «по техническим причинам», и рекомендовали наземный транспорт. И ни одну телепрограмму не прервали – о происходящем в прямом эфире рассказывали только «Вести-24». В полдень фактически встало третье кольцо – при относительно свободном центре: на всех въездах образоваличь чудовищные пробки – ужесточался досмотр. Хотя ясно было: те, кто хотел, – уже въехали.

Почему они выбрали понедельник – понятно: начало Страстной недели. Все будут предполагать, что дальше пойдет хуже. Судя по количеству внутренних войск, въехавших в Москву в первые часы из подмосковных гарнизонов, в метро меры безопасности усилятся всерьез, да и во всем городе тоже. Что паники в городе нет – с одной стороны хорошо, что вроде свидетельтствует о мужестве. Но может свидетельствовать и о глухоте: за последние годы всё и все в самом деле успело сгнить настолько, что пронять нас трудно.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания