Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Почему наши звезды все чаще поют за границей?

0

Нетребко драила полы Мариинки

История успеха оперной дивы Анны Нетребко – сказка про Золушку. Приехав после окончания краснодарской школы в Ленинград, она работала уборщицей в Мариинском театре и училась в консерватории. Пока в 1993 году на конкурсе им. Глинки в Смоленске ее не заметила Ирина Архипова. Вскоре уже Валерий Гергиев доверил Нетребко дебютировать в Мариинке в роли Сюзанны («Свадьба Фигаро»). С этих пор каждая новая работа певицы признавалась событием… местного масштаба. Настоящая слава пришла к Анне, когда ее услышали на Западе – сначала в рамках гастролей Мариинки, а затем и как самостоятельную исполнительницу, на подписание контракта с которой выстроились очереди.
Очень скоро Нетребко получила возможность отойти от русского репертуара. С Адиной («Любовный напиток») и Джильдой («Риголетто») будущая секс-символ оперной сцены выступала в Сан-Франциско и Вашингтоне. После работы под руководством Пласидо Доминго ее стали приглашать и привередливые итальянцы.
Поистине триумфальным для русской певицы стал 2002 год: она выступила в «Метрополитен-опера» (Наташа Ростова в «Войне и мире»), достигнув пика любой оперной карьеры, и сразила весь мир на Зальцбургском фестивале в роли Донны Анны в «Дон Жуане». Она все больше оседала на Западе, подтверждая серьезность своих намерений приобретением квартир в Вене и Нью-Йорке…
Запад не скупится на комплименты в ее адрес: «Музыкант года», «Суперзвезда XXI века» – лишь пара титулов из внушительной копилки славо­словий. Австрийцы из раза в раз называют ее «Человеком года», а немцы который раз переиздают биографию Нетребко, написанную их журналистом – книга вмиг стала бестселлером. Родина, правда, тоже вспомнила свою героиню, сделав ее лауреатом Госпремии… когда было уже неудобно не замечать успеха за рубежом.
Сегодня Анна, находящаяся на последних месяцах беременности, почти не бывает в России. В один из недавних приездов она, опаздывая на рейс, с чемоданом наперевес прочесала всю Петровку пешком, пока не вырвалась из оцепления по случаю Дня Победы. Анна до сих пор вспоминает об этом с содроганием.

Кисин бежал от армии

А всемирно известного пианиста, лауреата премии «Грэмми» Евгения Кисина передергивает каждый раз, когда он вспоминает, как, приезжая выступить на фестивалях по приглашению российских друзей, извлекал из своего почтового ящика повестку из военкомата со штампом «Отсрочка аннулирована». Это в Америке, где он живет с начала 90-х, выпускник спецшколы для одаренных имени Гнесиных – гений, а в России он прежде всего призывник. Пианист от Бога даже получать премию «Триумф» приехал только через год – когда угроза армии миновала его по возрасту.
«Что со мной было бы, если бы я не уехал? – вопрошает Кисин. – Пришлось бы заниматься такими делами, к которым я не склонен и которых я – без ложной скромности – уже не заслуживал».
Несмотря на то, что все тревоги музыканта, на концерты которого стремится попасть весь мир, позади, возвращаться он не намерен. Говорит, что хочет жить только в «нормальной» стране, каковой Россия, по его мнению, не является.

Мацуев: Восток – Запад

Примеры удачного сочетания зарубежной деятельности и выступлений в России, правда, тоже есть. Пианист Денис Мацуев и баритон Дмитрий Хворостовский одинаково признаны и на Западе, и у нас.
– Мацуев не собирался и не собирается покидать Россию, – сообщил «Собеседнику» продюсер Табриз Шахиди («Империя музыки»). – Прежде всего потому, что у нас сейчас классическая академическая музыка в почете. Люди ходят на концерты, интересуются в хорошем смысле «элитарным» искусством. Конечно, любому артисту хочется не только доносить до публики высокое искусство, но и получать за это достойное вознаграждение. В России это стало возможно – налицо экономический рост.
С продюсером Мацуева не согласен Евгений Поликанин, солист Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко:
– В России классическая музыка в загоне. Балом правят середнячки, нахрапистая молодежь, которая толкается локтями и занимает места, которых недостойна. На Западе наоборот – исполнители классики ценятся очень высоко. В Австрии, например, мне сразу говорят, в каких партиях я занят, сколько мне заплатят, куда на время работы поселят. О таком отношении в России можно только мечтать, у нас человек всегда на последнем месте. Вопрос об эмиграции каждый для себя решает сам. У меня уже возраст не тот, а людям помоложе – все карты в руки.
– На Западе сильна борьба оперных агентств, – говорит легенда Мариинки, преподаватель Санкт-Петербургской консерватории Ирина Богачева. – Они конкурируют и формируют целую систему звезд, а у нас только видимость соперничества. И не система, а всего лишь фабрика.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания