Новости дня

25 сентября, вторник













































Честь имеют и так и этак…

0


Анискины не нужны



Участковый Сергей Анисимов и фамилией, и внешностью схож со своим киношным коллегой. В милицию пришел в 96-м, полжизни проработав на производстве. На авиазаводе не платили полгода, и Анисимов подался в столичные участковые. Пахал один на четырех участках, ночевал на опорном пункте и не жаловался, пока позволяли работать честно. А потом вышел известный 650-й приказ, утверждавший высокий план раскрываемости, и понеслось...

– Приходит начальник и говорит: «Твоя задача выйти на полчаса и принести два раскрытых уголовных дела», – вспоминает участковый. – Сейчас с этой системой уже все освоились. Участковые в основном «делают» оскорбление сотрудника милиции. Берут понятых, идут к местному алкашу, наступают ему на ногу, он матерится – дело есть. Другая популярная статья – побои, драки. Едут к гастарбайтерам: мы вас трогать не будем, а с вас раз в месяц «палка». Один избил, другой потерпевший, потом в суде примиритесь, вам ничего не будет. А мы план выполняем. При этом если у бабушки украли сумку, за это никто не берется: висяк стопроцентный.

Анисимов только за реальные дела и брался, от липовых отказывался. В этой лживой системе порядочность – как красная тряпка. Чтобы хоть как-то обезопасить себя, Анисимов вступил в профсоюз сотрудников милиции Москвы.

– Его ситуация была типична, – говорит глава профсоюза Михаил Пашкин. – Например, одному участковому начальник приказал подложить бомжу гранату. Тот отказался – в итоге его выдавили с работы.

С Анисимовым получилось еще хуже. Его начальник пообещал посадить при всем личном составе. А через три дня на участкового сделали подставу.

– Такие, как он – слишком честные, неугодны, – считает адвокат Юрий Кубарев. – В деле Анисимова явно просматривается сведение с ним счетов его прежним руководством.
Счеты сводят с помощью засланных провокаторов и, как ни странно, сотрудников УСБ.

– В эту структуру мой начальник уже «заказал» пару моих коллег, – объясняет Анисимов. – По мне тоже начали работать и быстро нашли повод. Я обнаружил на участке молдаван-нелегалов, оштрафовал, оформил протоколы. А через пару дней приходит субъект, якобы их начальник, отдавать мне какой-то долг. Я не успел даже разобраться – меня срочно вызывали в ночь на дежурство. А с утра в дверь звонят сотрудники окружного УСБ.

Участковый все понял и тут же смыл всю имевшуюся наличность в унитаз. Но через пять часов поисков 3000 рублей нашли в мусорной корзине чужого кабинета.
– В итоге решили подкинуть свою заготовку, – объясняет участковый. – Якобы это взятка с нелегалов, чтоб их не трогать. А протоколы, уже составленные мной на этих людей, уэсбешники изъяли.

После подставы Анисимов уволился. Жена забеременела, занялся семьей. Думал, что на его уходе все успокоились. Но недавно узнал, что спустя год на него все-таки завели дело. Теперь ему, уже пенсионеру с двумя грудными детьми, предстоит доказывать свою невиновность.

– Хотя такие дела полностью сфабрикованы, но если оправдывать его, значит, надо сажать кого-то другого – его начальника, уэсбешника, следователя, – считает Михаил Пашкин. – Лучшее, на что можно рассчитывать – если судья, понимая ситуацию, смягчит приговор до минимума.


Грязная экология


Так произошло с бывшим сотрудником экологической милиции Западного округа Романом С. Вместо 8 лет за такую же подставную взятку судья дала ему минимальный срок – три года. В колонии-поселении он провел всего полтора – приговор смягчили по кассации. А причина случившегося та же: не вписался в систему.

– Не захотел носить деньги начальнику, – уточняет Роман. – Там ведь реально никто ничего не раскрывает, работают только на свой карман, взятками делятся с начальством. Официальная зарплата – 13.000 рублей. А за одно срубленное дерево взятка инспектору – 100 тысяч, начальнику процент. Как-то на Поклонной горе незаконно срубили 1500 деревьев. Пришли эти коммерсанты к нашему шефу, так он сразу после их визита побежал иномарку покупать.

Но Романа как раз брали для честной работы. А в итоге вышел конфликт.
– На мой участок приезжает человек начальника и начинает требовать поборы, – продолжает Роман.– Я выезжаю, и выходит у нас там драка. Дело разбирали на окружной комиссии – меня поддержали, а начальника этого вскоре вообще выгнали. Так я после этого еще и одну его стройку прикрыл, с которой он не меньше миллиона в месяц получал. А потом ребята знакомые из ФСБ мне сообщили, что на меня начали по заказу в УСБ работать.

Роман продержался три месяца. Проверял, чтобы чего-нибудь не подкинули, один по работе старался не ездить.
– В итоге занялся случаем с незаконной вырубкой, штраф им грозил миллиона на три, – рассказывает бывший инспектор. – Говорю: готовьте всю документацию, буду к вам часто заезжать. Они и взятку предлагали, и угрожали. А сами все тянули с документами. В итоге как-то приезжаю к ним, на заднее сиденье садится какой-то тип с этой стройки, что-то бормочет. А потом громко так заявляет, на микрофон: «тут вся сумма». Я в шоке оборачиваюсь, он выскакивает из машины, а меня тут же вяжут. В сиденье авто нашли 40 тысяч рублей.


Наркотрафик в погонах


Само собой, любой закоренелый взяточник в погонах будет твердить о своей непричастности. В милицейской колонии Роман встретил лишь одного, по его мнению, невиновного человека, попавшего из-за такой же подставы. Но о гонениях на порядочных милиционеров говорят даже правозащитники.

– Обычно мы защищаем граждан от беспредела сотрудников милиции, – комментирует глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. – Но случается, что и самих сотрудников притесняет их начальство в безобразных целях.

Один из последних случаев в практике МХГ – дело Сергея Василенко, начальника отдела наркоконтроля из Тынды Амурской области. После 16 лет в органах он объявлен в розыск. Бывший начальник натравил на Сергея свою супругу, председателя местного суда.

– Возглавив отдел, босс начал крышевать наркопреступность, – рассказывает Сергей. – Известный на весь город наркобарон Али Гасанов за пять лет нами ни разу не привлекался. Один раз его задержали сотрудники ЛОВД на транспорте за сбыт героина.

Тогда Сергей вышел на местную ФСБ, и в итоге Гасанова все же приговорили к семи годам.
– А параллельно он начал давать показания, как платил нашему начальнику по 5000 долларов в месяц за свою безопасность, – говорит Василенко. – И как тот из наших камер хранения вещдоков передавал ему героин для сбыта.

Начальником занялась прокуратура, но супруга снова договорилась, и в итоге он отделался увольнением.
– Все это безобразие наблюдали простые граждане, – рассказывает Сергей. – И в итоге 167 человек написали обращение в Москву, к первым лицам страны. А эта глава райсуда подала заявления на 12 граждан, которые якобы в этом обращении оклеветали ее. В том числе и на меня. Я бумагу вообще не подписывал. Но она нашла двух лжесвидетелей, которые утверждают обратное.

Теперь Сергею грозит до трех лет за поклеп на должностное лицо. Ведь когда речь идет о реальном произволе, сотрудников покрывают как могут. Но если надо вывести чистое пятно с мундира, тут уж «правосудие» работает быстро. И у простых граждан все меньше шансов нарваться на порядочность в погонах.
– Честных сотрудников милиции и так очень мало, – констатирует Михаил Пашкин. – Вот эти были честные – их убрали.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания