Новости дня

17 октября, среда





16 октября, вторник








































Как родить четверню и выжить

0

Если где-то рождается четверня, об этом непременно сообщают все СМИ. Еще бы – редкость! Журналисты рассказывают, как счастливы мамы-папы-бабушки-дедушки, как власти позаботились о разом ставшей многодетной семье. Вскоре о новоиспеченных родителях и их чадах потихоньку забывают. А ведь для такой семьи почти каждый прожитый день – подвиг.

«Беременный карандаш»


Договариваясь с Аллой о встрече, я попросила, чтобы непременно вся семья была в сборе: планировалась фотосъемка.
– Конечно-конечно, только Павла не будет: мы развелись, – спокойно сказала Алла.
Вот те на! А все так хорошо начиналось...
О том, что родится четверня, москвичи Лисенковы узнали на 20-й неделе беременности.
– Я сильно переживала, – вспоминает Алла. – Чем больше детей, тем слабее каждый из них. Думала только об одном: хоть бы все выжили. Сама была, как «беременный карандаш»: я худела, а живот рос. Мучил токсикоз.
Доктора предупреждали, что малыши родятся недоношенными, семимесячными. Так и случилось. 21 сентября 2002 года на свет друг за дружкой появились Вася, Маша, Катя и Лиза.
– Васенька весил кило четыреста, он самый большой родился. У Маши вес был килограмм и 380 граммов, у Кати – килограмм и 330 граммов, у Лизы – килограмм и 310 граммов. Эти цифры я на всю жизнь запомнила, – делится Алла.
Сразу после рождения четверню поместили в специальные кювезы, куда подается кислород и питание. В больнице дети провели два с половиной месяца. Когда чуть окрепли, их выписали домой. И начались у Лисенковых тяжелые будни.
– Нам очень повезло: московское правительство выделило большую четырехкомнатную квартиру у метро «Студенческая», – рассказывает многодетная мамочка. –  Квартира нас спасла: мы ее сдали, а на вырученные деньги сняли коттедж за городом. Во-первых, дети слабенькие и им необходим свежий воздух, во-вторых, огромная коляска для четверни элементарно не входила в подъездные двери.
Алла управлялась с малышами одна. Павел работал. Аллиной маме к моменту рождения внуков было уже семьдесят лет, она жаловалась на здоровье, и рассчитывать на нее молодые родители не могли. Мать Павла не захотела уходить с работы.
– Маленькие дети в основном спят, поэтому не могу сказать, что было невыносимо, – говорит Алла. – Когда жизнь заставляет, человек на многое способен.
Трудно становилось, когда кто-то болел. Васе в год сделали операцию по удалению паховой грыжи. Начались осложнения. В больнице Алле сказали, что для нее в палате места нет, Вася будет находиться под присмотром медперсонала.
– Я умоляла разрешить мне сидеть с моим ребенком на табуретке и днем, и ночью, не надо никаких кроватей. В конце концов меня оставили с Васей, мы пробыли с ним  на лечении две недели. С девчонками тогда возился муж: взял больничный на работе.
Болел не только Вася. У Лизы в четыре месяца начались проблемы с глазами. Как объяснили врачи, из-за того, что сразу после рождения она лежала под чистым кислородом, стало падать зрение. Чтобы спасти один глаз, пришлось везти ее на операцию в Питер. С Лизой поехали Алла и Павел. С остальными детьми неделю находился дедушка, отец Павла, который специально для этого приехал из Минска. Лизе оформили инвалидность. Прооперированный глазик совсем не видит, но благодаря  операции появилась надежда, что, когда девочка повзрослеет, ей хотя бы частично можно будет вернуть зрение.

Бывший муж отказался поехать с детьми на юг

Когда детям исполнился годик, Павел остался без работы. Лисенковы решили, что зарабатывать теперь будет жена, а муж станет сидеть с детьми. Алла устроилась в частную медицинскую клинику, где трудилась до родов. Когда уходила, всех своих клиентов отдала коллегам. Естественно, обратно их никто не вернул. Заработать толком ничего не удалось, и Алла возвратилась к материнским обязанностям.
– Павел  расхотел работать, – делится женщина. – И вообще у нас как-то все разладилось: начались упреки, недоверие. Мы долго выясняли отношения, и я наконец приняла решение о разводе. Четверне тогда было год и восемь. Мы официально развелись, а через неделю после этого я узнала, что у мамы рак. Через три недели она умерла.
Павел стал жить отдельно. Время от времени он навещает  Васю, Лизу, Машу и Катю. Денег не дает ни копейки. Объясняет это тем, что Алла получает доход от сдаваемой квартиры, а он в ней прописан и ничего с этого не имеет. Алла даже на алименты не стала подавать, решила выкручиваться сама. И выкручивается. Наняла няню с проживанием, работает в банке, получает второе высшее образование – учится на вечернем в Финансовой академии, хочет в будущем стать финансовым директором. На деньги от сдаваемой в центре квартиры Лисенковы снимают другую, на окраине, но тоже большую и просторную.
– Прошлым летом хотела отправить детей в Крым на подольше, чтобы не было проблем с акклиматизацией. Попросила Павла побыть с детьми на отдыхе за мой счет две недели. У меня отпуск два раза по две недели, а работу я терять не хочу. Итого получилось бы: две недели – я, две – папа. Но Павел отказался.  Поэтому мы никуда не поехали.

«Главное, чтоб не болели»

Три сестренки и братик несильно похожи друг на друга. Мама одевает их в разную одежду, объясняя это тем, что они не однояйцевые близнецы. У каждого свой горшок, своя кровать. Игрушки есть общие, есть личные. Большую часть времени малыши проводят с няней Ириной, зато в выходные Алла с утра до вечера дома. Как и всякая женщина, она конечно же хочет устроить личную жизнь. Но понимает, что далеко не каждый мужчина согласится на жену с таким «довеском». Не отчаивается и продолжает жить ради детей:
– Главное, чтоб не болели, остальное приложится.

кстати
Квартиры дают не всем
В советское время при рождении троих и более близнецов семье сразу давали квартиру. Сейчас такого закона нет. Но многодетную семью обязаны поставить в льготную очередь «на первоочередное предоставление жилплощади». То, что Лисенковых без всякой очереди обеспечили жильем, было исключительно инициативой Московской мэрии.
Также при рождении одновременно троих и более детей местные власти выплачивают единовременное пособие. В каждом регионе оговорена определенная сумма. Например, в Дагестане мама тройняшек или четверни может получить 80 тысяч рублей, в Удмуртии – 10 тысяч, в Москве – 15 тысяч. Лисенковы в свое время  получили 50 тысяч, хотя в законе на тот момент было оговорено всего 10 тысяч.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также