Новости дня

14 декабря, пятница











13 декабря, четверг


































Таганское логово холодной войны

0

ПВО отключили за полсекунды?

 

 


Командующий войсками спецназначения Юрий Соловьев назвал слабое звено в воздушном щите страны – дом по адресу: 5-й Котельнический переулок, 11. В прошлом году вместе с подземными потрохами его выкупила фирма «Новик-Сервис» (см. справку).
– Это беспредел, – возмутился военный. – В доме в подвале находится узел связи, который обеспечивает систему управления ПВО Москвы, Центрального района. Кроме этого, там – более 500 каналов связи Минобороны. Хозяева этого дома приняли все меры для того, чтобы мы закрыли объект: они взяли и обесточили этот узел – просто выключили рубильник.
– Все эти сообщения я читала с юмором и сарказмом. Столько в них было неточностей, – призналась Ольга Архарова, которая арендует у «Новик-Сервиса» нашумевшие квадратные метры. – Например, узел связи находится совсем не в подвале.
Кроме того, выяснилось, что узел этот – вспомогательный, то есть на обороноспособность страны его отключение не влияет никак. Помимо этого, в историю он ушел еще раньше, до того как его обесточили. В феврале, накануне Дня защитника Отечества, Архарова открыла здесь Музей холодной войны. Правда, сама она называет его Экспозиционный комплекс «Противостояние». Вход платный: для россиян полуторачасовая экскурсия стоит от 500 рублей (льготникам – скидки), для иностранцев – от 1000.

22 этажа вниз
Неприметный двухэтажный особняк на Таганке словно затерялся меж двух эпох: с

 


одной стороны от него – древняя церковь, с другой – современный офисный центр. Сверху – маскировочная сетка над входом, снизу – 60 метров бетона и стали.
Кроме красной звезды на закрытых воротах, никаких опознавательных знаков. Внутри – строгая пропускная система и инструкция: шаг вправо – шаг влево от сопровождающего считается побегом. Поэтому если посетители здесь и бегают, то под особым присмотром.
– Только что каскадеры уехали, – радостно похвастался дежурный на КПП. – А до этого Егор Кончаловский снимал у нас боевик «СМЕРШ XXI».
Такого бункера нет ни в одном павильоне «Мосфильма»: четыре бетонные подземные штольни, узкие проходы-ходки между ними и тоннели, обшитые стальными щитами и завешанные гирляндами дежурного освещения, без всякого макияжа могут стать декорациями и для фильма-катастрофы, и для фильма ужасов.
Здесь даже дрожь пробирает вполне настоящая. Не от страха. Просто круглый год температура в бункере – 16 градусов по Цельсию. Так что холодная война – это действительно холодно. И влажно – кое-где с потолка капает, и под ногами собираются ржавые лужи.
Вниз к холодной войне, как на машине времени, целую минуту несемся на скоростном лифте. Шутка ли – 22 этажа вниз. На случай ядерной атаки располагать объект ближе к поверхности опасно для здоровья.
В кабине лифта три кнопки: 1-я – «ЗКП «Таганский», 2-я – «Секретно», 3-я – «Поверхность». ЗКП – это защищенный командный пункт, куда открыт доступ, а вот что такое «Секретно»? Это потом нам намекнули, что второго этажа просто не существует и кнопка рассчитана лишь на то, чтобы интриговать экскурсантов. Но сначала едущий с нами рабочий, который служил на «Таганском» еще в советское время, посетовал:
– Первого отдела на вас нет. Ходят, вопросы всякие задают. За такие вопросы вас бы прежде посадили.
– А что вы хотите, – пояснил наш сопровождающий Виталий, – ведь раньше здесь находились резервный Центральный телеграф и запасной командный пункт ПВО, где работали до 2,5 тысяч человек.

Таганское логово холодной войны: «Новик-Сервис» придает объекту товарный вид.
– Это не совсем музей, это действительно демонстрационный комплекс, – ведет нас по четвертому, наиболее сохранившемуся блоку Ольга Архарова. – И наша задача – сохранить объект как памятник той эпохи, той великой страны, которая была способна сооружать нечто подобное. Вот и приводим его в порядок. Правда, доходов пока нет, одни расходы.
ГО-42 неуязвим для ударов врага, но Минобороны оставило его в таком состоянии, словно по бункеру прокатилась не одна мировая. Военные забрали с собой даже паркет, и вся допотопная техника, которая сейчас здесь стоит (шифровальные аппараты, диковинный для тех времен компьютер, дозиметры), лишь копия той, что была когда-то.
Но главный местный экспонат – само подземелье: КПП, фрагменты комнат радиационного контроля, «генеральского» кабинета (центра управления комплексом). А в соседнем блоке – гигантский зал, где сидели связисты… В автономном режиме персонал мог находиться под землей три месяца, но мы не продержались больше часа: слишком уж давили потолки, хоть и высотой они здесь до
5 метров.
Приободряюще невдалеке грохотало метро. Оказалось, Россию от холодной войны отделяет лишь несколько метров. И всех возвращающихся из прошлой эпохи в настоящую на выходе провожает плакат: «Важно, какие вопросы задает себе человек после посещения комплекса и над чем он задумывается».
Я лично думал о том, как бы скорее согреться. Но несмотря на обманчиво теплое солнце, ветер и на поверхности был подозрительно свеж. Может, не напрасно военные не собираются отдавать ГО-42 частной фирме без боя. Ведь холодная война – не за горами. Она – под землей. Теперь-то я это точно знаю.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания