Новости дня

18 июля, среда













































ОВД с петлей на шее

0

Повесился «в положении лежа»

7 июня – в праздник Святой Троицы – в 19 часов 40 минут Липеченко Д. М., помощник оперативного дежурного Тракторозаводского отделения милиции УВД по Октябрьскому округу города Липецка, открыл дверь одиночной камеры №4 вверенного ему отделения. Дверь открылась с трудом. Как написал в отчете Липеченко, на шнурке от спортивных брюк, накинутом на металлический косяк, висел, загораживая проход, задержанный Паневин И. Н. 1962 года рождения.
Или не висел.

В протоколе осмотра места происшествия сказано, что труп Паневина находился с той же веревкой на шее, но уже «в положении лежа»: «При осмотре трупа признаков насильственной смерти не обнаружено».

Зато эти признаки нашла сестра покойного, когда обмывала его тело.

«Что-то не так»


,– Это было утром 9 июня, в морге я одевала брата, – вспоминает Татьяна Долгих. – На одной ноге его щиколотка была сбита, будто по ней били ботинками. Но самое главное – спина. В области почек у него все было синее, хотя в прокуратуре сказали, что это просто трупные пятна.

Такие пятна действительно могут появляться уже через 1–2 часа после смерти, и по их положению и цвету можно определить, как именно погиб человек. Вот только я проконсультировался у спецов: при повешении трупные пятна возникают на предплечьях, голенях и стопах. Выходит, почки у Игоря Паневина были все же отбиты?

– Думаю, над ним издевались, – голос Татьяны слегка дрожит. – У Игоря еще указательный палец был будто перетянут веревкой. Есть такая пытка, «ласточка», что ли, – это когда за палец привязывают сзади к ногам. И след от веревки на шее был какой-то кривой, будто его душили. И майка (она у меня дома хранится) – в брызгах крови. А еще… – Татьяна мнется. – Не знаю, может, мне показалось, но… С задним проходом у него что-то было не так. Судя по всему, его пытали и задушили. Зачем ему самому было себя убивать?

«Ход делу все равно не дадут»


А зачем милиционерам нужно пытать простого сварщика металлургического комбината? Всех сокровищ у него было – малогабаритная квартира да двое детей. Кому он мог перей-ти дорогу? Надежда Паневина знает, кому:
– За несколько дней до этого мужа избили недалеко от дома – на мини-рынке. Два пьяных торговца и их грузчик. У него голова была разбита, потом наложили швы, он готовился к операции на ключице. В больнице, конечно, написал заявление в милицию. Ох, лучше бы он этого не делал.

– У продавщицы, которая его избивала, кто-то из родственников – в органах, – пояснили мне позже очевидцы с рынка. – Она сказала нам, что договорилась с кем надо и ход этому делу все равно не дадут.

Сама торговка добавить ничего не смогла. Ее с мужем в тот день за прилавком не оказалось. «Пьют», – пояснили их коллеги. Если так, обмывать супругам было что: накануне очной ставки Паневина прямо от подъезда увели в отделение, что находится всего в двух сотнях метров. По официальной версии, средь бела дня мужчина был нетрезв и выражался.
– Да нет, он и на ногах держался, и не ругался ни с кем. – Соседка Нина видела происходившее из окна. – Просто к нему подошел участковый Киреев, взял под руку и спокойно увел.
Спустя несколько часов Паневина нашли с петлей на шее.
 

«Мужа убили»


– В нашем районе милицию на улице редко встретишь. Да и пьяных у нас как-то не забирают. Если и забирают, то в вытрезвитель, а не в одиночную камеру, оставив при них веревку, которую по правилам должны отобрать… Я так думаю, милиционеры убили моего мужа, потому что он не хотел забирать свое заявление, а они уже получили за закрытие уголовного дела деньги, – считает вдова.

Сами стражи порядка комментариев давать не захотели, сославшись на тайну следствия. Зато отчиталась прокуратура.
– По результатам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, – заявила пресс-секретарь местного следственного управления Галина Карлина.

Да только читал я это постановление: в нем нет ни слова ни о следах побоев на теле Паневина, ни о том, что он был потерпевшим и погиб перед очной ставкой, нет ничего, кроме дежурных милицейских отчетов.

– Если вы не согласны с постановлением, обжалуйте, разберемся, – пообещал Надежде Паневиной и Татьяне Долгих зам. районного прокурора Алексей Гритчин, когда мы вместе при­шли к нему на прием.

Заявление написала Татьяна, вот только надежда на то, что повешенного признают таковым, невелика. В том же Липецке спустя неделю после смерти Паневина в СИЗО повесился молодой еще парень. Подал кассацию на приговор – три года за кражу, а потом вдруг попросился в одиночную камеру и… повесился. Разумеется, сам. А как же еще?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!