Новости дня

16 декабря, воскресенье













15 декабря, суббота














14 декабря, пятница


















Лимонова не пускают к матери в Харьков

0

«Если с Эдиком что-то случится, сама себя не прощу...»



В октябре 1999 года Эдуард Лимонов был объявлен  персоной нон грата на Украине. Он связывает это с акцией, устроенной активистами его партии в Севастополе двумя месяцами раньше (самого Лимонова там не было).
Но о том, что въезд на Украину ему заказан, Лимонов узнал лишь летом 2003 года на границе. Как сообщали новости Харькова, он ехал в Харьков на пару дней проведать родителей. Его отец был в тяжелом состоянии.
– Эдик позвонил мне из Белгорода в 12 часов ночи, –  вспоминает Раиса Федоровна. – Спросил: «Мама, можешь приехать?» А муж не пускает: «Куда ты меня бросаешь перед смертью?» Говорю: «А если что-то с Эдиком случится? Сама себя не прощу...» И муж согласился: «Поезжай».

Мать и сын провели вместе около пяти часов.

– Мой адвокат Сергей Беляк, дай бог ему здоровья, поехал в Харьков за мамой на



машине, – вспоминает о той встрече Эдуард Лимонов. – Смотрели друг на друга. Разговаривали. Мама сгорбилась. С палочкой была. Но бодрая. Такой она мне запомнилась.
До той встречи в Белгороде они не виделись 3,5 года. В апреле 2001-го Лимонов был арестован  по обвинению в «организации преступной вооруженной группы». В сентябре его обвинили в терроризме. В итоге он был осужден за «незаконное приобретение, хранение и транспортировку оружия». 30 июня 2003 года Лимонов был условно-досрочно освобожден из колонии г. Энгельса Саратовской области.
– Родители часто мне писали, пока я находился в заключении, –  вспоминает он. – Для меня была важна их поддержка в те годы. Мама считала, что я не заслуживаю тех суровых статей, по которым  меня обвиняли. Хотя родители были достаточно объективными людьми. И когда, как им казалось, я был не прав, они всегда говорили мне об этом.

На похоронах отца не был

В марте 2004 года умер Вениамин Савенко, отец Эдуарда. Лимонов, по-прежнему оставаясь персоной нон грата на Украине, на похороны не попал.
– В тот момент я не чувствовал ничего, кроме злости и отвращения, – признается Эдуард Вениаминович. –  Ведь ни по одному уголовному делу на Украине я не привлекался.
С тех пор Раиса Федоровна живет одна. Чувствует себя очень плохо, у нее проблемы с позвоночником и болезнь Паркинсона. Именно поэтому она не может поехать к сыну. Дважды в неделю к ней приходит работница Красного Креста – приносит лекарства и помогает по дому. Но пожилая женщина старается держаться. Следит за собой, сама раскручивает оконные рамы, чтобы пыль вытереть между стеклами.
– Недавно пришли знакомые ребята. Звонят, а мне плохо, – тихо говорит Раиса Федоровна. – Соседи стучали в двери, кричали. Еле-еле уже я открыла им эту дверь...

«Эдик приписывал мне разные национальности»


22 февраля утром мама позвонила в Москву, поздравила Эдуарда с 64-летием. Пожелала здоровья. 
– У Эдика вышла книга стихов «Ноль часов», – говорит старушка. – Я у него попросила. Но, оказывается, очень маленький тираж. У него самого ее нет. Обязательно бы выслал.
Раиса Савенко говорит, что ей тяжело возвращаться в прошлое. Ее голос, надтреснутый и тихий, оживает, только когда она говорит о сыне: 
– В своих книгах Эдик про меня нафантазировал. Разные национальности мне приписывал, хотя я русская. Но я на него за это не обижаюсь. Он фантазером всегда был.
Однажды в интервью она призналась, что «у Эдика сильно атрофировались сыновние чувства».
– Это совсем не так, –  говорит Лимонов. –  Ведь я не просто обыватель, который сидит в тапочках и присматривает за стариками-родителями. У меня определенная миссия в этом мире как политика, писателя. И я, к сожалению, никогда не мог много внимания уделять маме и отцу. И еще, к нашему несчастью, после моего рождения мама не могла иметь детей. Если бы кто-то был в семье, брат или сестра, было бы легче.

«Родители не верили в меня как в поэта и литератора»

–  Я родителям посылал деньги, –  говорит Эдуард Вениаминович. –  И сейчас готов помочь маме.  Раньше, когда я жил в Москве без прописки, родители много лет ежемесячно присылали мне 25 рублей, хотя не очень верили в меня как в поэта, литератора. И я им благодарен за эту помощь.
Сейчас мать и сын созваниваются строго по субботам: 
– Если мама уходит на кухню, она не слышит звонков. А тут знает, что я буду звонить в 10 часов вечера в субботу, и сидит у телефона, ждет. Делимся, что произошло у нас за неделю. Пытаюсь дать трубку своему сыну. Но мальчик у нас малокричащий, серьезный. Ему 3,5 месяца. На заказ не работает, разве  что-нибудь промурлычет в трубку.
– Я Эдика прошу, чтобы каждый день беседовал со своим сыном, –  с паузами говорит Раиса Федоровна. –   Чтобы он чувствовал своего отца. Катя (актриса Екатерина Волкова, жена Эдуарда Лимонова. – С.П.) сказала, что малыш – копия отец. Я говорю: «А на кого ж ему еще быть похожим?» Боюсь, что умру и так и не повидаюсь с внуком. Хотя Катя обещала, что скоро привезет его. Но я переживаю, он же маленький совсем. Катя машину водит. А я не хочу, чтобы она на машине или на поезде везла мальчика. Мало ли что. Надо беречь малыша.
Недавно Эдуард Лимонов узнал, что запрет на въезд на территорию Украины продлен ему до 25 июля 2009 года. Лимонову ничего не остается, кроме как ждать:
– Как только получу документы на въезд, сразу поеду к маме. Надеюсь, мы оба доживем до этого счастливого дня.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания