Новости дня

21 ноября, среда













































15 килограммов лица

0

было у китайского «человека-слона» до сложнейшей операции

В январе он стал главным героем китайской и мировой прессы. Из тридцатидвухлетнего изгоя, наводившего ужас на соседей, он превратился в символ единства и могущества нации. И я не знаю лучшего урока для прочих народов, желающих удивить мир.

«Дэвид Линч был здесь»

В 1980 году Дэвид Линч снял самый знаменитый свой фильм «Человек-слон» о британце Джозефе Кэри Меррике, череп которого и поныне экспонируется в Британском музее. Меррик (1860–1890) жил в Англии и страдал двумя редчайшими генетическими болезнями – нейрофиброматозом, вызывающим рост многочисленных доброкачественных опухолей, и синдромом Протеуса, от которого разрастаются кости головы. При этом он был вполне нормальным и даже высокоразвитым человеком, хотя из-за крайне неразборчивой речи его постоянно подозревали в слабоумии. После смерти матери его отец снова женился, и мачеха выгнала несчастного урода из дома: сначала он зарабатывал в «Шоу уродов» под именем Человека-слона, но когда бесчеловечный балаган был запрещен, Меррика выставили на улицу. Его подобрал лондонский хирург Фредерик Тривз. Меррик стал достопримечательностью Королевского госпиталя, а королева направила Тривзу письмо с благодарностью «за спасение несчастнейшего из подданных британской короны». Меррик умер в возрасте 30 лет: непомерно тяжелая голова заставляла его всегда спать сидя, а когда он уснул лежа, во сне наступило удушье. В автобиографии он писал, что никто не поверил бы в возможность существования такого монстра, если бы не увидел его живым. Линч в фильме (а Тривз в жизни) умудрился сделать так, что «человека-слона» полюбили все окружающие.

Его зовут У Гуфень

Но бывают на свете уродства много худшие – как в случае с китайским «слоном».
В России об этой истории, ставшей одной из главных медицинских сенсаций последнего времени, тоже написали – только перепутали имя главного героя. Хуан Чуньцай на самом деле – название провинции, где он жил, зовут же китайского «человека-слона» У Гуфень. Ему 32 года, и лицо его перед операцией весило 15 килограммов. Его рост – 139 сантиметров: из-за огромной головы случилось искривление позвоночника, и в 13 лет он фактически перестал расти. Первая опухоль – над глазом – появилась, когда ему было два года, и соседи говорили его матери, что он вырастет великим мудрецом или крупным государственным чиновником: большая голова – признак ума. Но опухоль над глазом росла, а потом появились и другие новообразования, их рост убыстрялся. В двадцать лет У Гуфень вынужден был ходить, придерживая свое чудовищно разросшееся лицо обеими руками. В отличие от Меррика, он не страдал фибромами спины или рук: его тело – тело нормального человека, хоть и задержавшегося на подростковой стадии развития. Не пострадал и его мозг: умственной отсталости в случае У Гуфеня не наблюдалось. Но в двадцать пять лет он почти лишился зрения, поскольку глаз из-за роста опухоли стал «сползать» по щеке, потом у него выпали все зубы. К тридцати двум годам он почти не мог самостоятельно есть, а речь его понимали только родственники.
В мае 2005 года о нем узнал американский художник китайского происхождения Гао Дань Ву. Путешествуя по юго-западу Китая, он услышал о больном и пожелал лично с ним познакомиться. Вид У Гуфеня поразил его, и художник начал кампанию за его спасение.

Опухоль у румынки была больше

За два года до У Гуфеня в США прооперировали 47-летнюю румынку Лусию Бангз, у которой доброкачественная опухоль на спине и бедрах разрослась до 80 килограммов. При социализме ее оперировали бесплатно – когда ей было 22, 15-килограммовый нарост удалили местные врачи, вторую операцию оплачивал канал Discovery в обмен на согласие пациентки сняться в фильме о медицинском чуде. Случай У Гуфеня, однако, был сложнее: опухоль румынки не затрагивала важнейших органов, а у него располагалась вблизи крупнейших сосудов. Именно страх невозместимой кровопотери пугал всех, кому предлагали взяться за операцию. Наконец Гао Дань Ву сумел договориться с Ченом Гуаньминем, заместителем руководителя области: У Гуфеня взялись оперировать в самом Китае, и государство в этом поучаствовало. Оставшиеся 16 тысяч долларов были собраны молниеносно, их доставили в городскую больницу, и 29 июня 2006 года в Гуйлине китайскому «человеку-слону» была сделана первая операция. Она продолжалась с 8 утра до полудня, и ее пришлось остановить: в больнице не хватило крови. Пациенту требовалось непрерывное переливание, длить операцию – значило бы погубить его. В тот первый раз у него вырезали 10 килограммов опухоли. В принципе это далеко не рекорд – самая большая опухоль, когда-либо вырезанная, весила 137 килограммов, если Гиннесс не врет (поликистоз яичника, 2003, Стэнфорд). Но это самая большая опухоль лица, когда-либо удаленная пациенту, – да и таких разрастаний, как в случае У Гуфеня, история медицины не помнит. Его опухоль была 97 сантиметров в диаметре и больше полуметра в длину.

Во второй раз крови хватило

Через год, опять летом, У Гуфеня оперировали вторично и на этот раз крови хватило. Весь Китай, да что там – весь мир следил за небывалым преображением больного из китайской провинции: он вполне внятно смог сказать в камеру: «Жду не дождусь, когда вылечусь и вернусь домой». Нарост справа был удален почти полностью, удалось спасти и правый глаз, давно вылезший из орбиты. Теперь врачи занимались левой частью его лица и удалили в общей сложности 20 небольших опухолей. Чудовищно разросшийся рот был ушит, и У Гуфень смог есть самостоятельно.
Оставалась еще одна, заключительная операция, и 8 января этого года врачи под командованием главного хирурга Центральной шанхайской больницы Лю Лижи удалили последние остатки опухолей: эта операция была самой сложной и откладывалась, поскольку предстояло затронуть главные сосуды. Провести ее можно было только при условии глубокой заморозки – эта технология появилась в Китае сравнительно недавно. На этот раз собирать деньги уже не понадобилось – за судьбой «человека-слона» следил весь мир, и Китай получил на его спасении самый крупный и выгодный пиар за последние годы.

Стал символом нового Китая?

Китай уже позиционируется как один из центров пластической хирургии. Сам У Гуфень сможет покинуть больницу в середине февраля и вернется наконец в родные края, хотя лечение его еще далеко не закончено. Но опасности для его жизни уже нет. Возможен, конечно, новый рост опухоли, однако за знаменитым пациентом теперь будет установлен непрерывный врачебный контроль.
Собственно, вся эта история – не просто медицинский курьез, хотя новостные ленты всех главных агентств поместили информацию о третьей операции У Гуфеня на самый верх: человечество всегда гордится своими достижениями. Дело, однако, еще и в том, что для формирования позитивного имиджа, в котором Китай сегодня очень заинтересован, история «человека-слона» сыграла роль, сравнимую с запуском первого космонавта. Когда нация объединяется вокруг чего-нибудь безоговорочно позитивного, доброго и бескорыстного – это не только выправляет ее образ в чужих глазах, но и резко повышает ее собственное настроение. Крошечный человек из далекой южной деревни, который тридцать лет проносил неподъемное бремя, – один из символов сегодняшнего Китая.
В общем, России есть что делать, чтобы исправить свое положение в мире и преодолеть внутренние расколы. Чего-чего, а несчастных, нуждающихся в срочной помощи, у нас хватает.


поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания