Новости дня

16 января, вторник


























15 января, понедельник



















Лариса Кривцова: Идет эксперимент по внедрению дури

0

В «Пусть говорят» унижают людей

– Сегодня у вас свои медиапроекты и продюсерский центр. Нынешнее телевидение не интересно или ждете приглашения?
– От предложений отказываюсь – больше не хочу работать в официальной структуре. Я уже в том возрасте, когда могу делать то, что мне хотя бы интересно и не противоречит моим принципам.

Медиабизнес устроен так, что нужно уметь быть податливым, как глина, чтобы из тебя слепили то, что нужно. А потом, если понадобится, скомкали, выкинули и взяли другой кусочек. Я или слишком засохшая глина, или пластилин, который не разминается…

Да, раньше по долгу службы я выполняла задания, которые мне давали. Но при этом предлагала то, что мне казалось интересным. Это принимали. Потом мои предложения перестали вписываться в систему.

– Вам нравится «Пусть говорят»? Ведь программа Малахова – производная от «Большой стирки», которую он начинал под вашим крылом.
– Производных от моих ток-шоу много. «Малахов+» и «Модный приговор» изначально присутствовали в формате «Города женщин» и «Большого обеда». Из рубрики «ОТК», которая была придумана нами и до сих пор работает на «Добром утре», родилась программа «Контрольная закупка». Значит, мы правильно все придумали.

В «Пусть говорят» от «Большой стирки» остался только Малахов. Наша программа появилась, когда закладывались основы другого телевидения, исчезла рука цензуры. Образовалась огромная ниша человеческой боли, желания высказаться, пожаловаться кому-то. Мы ее заняли. Сработали в каком-то смысле психологами – выпустили пар из накопившейся человеческой невозможности высказаться.
Мы не сталкивали и не унижали людей. В «Пусть говорят» остались люди, которые работали в «Большой стирке» – этим редакторам сложно сегодня работать. Люди относятся к «Пусть говорят» со страхом, боятся, что их там подставят. Если раньше на «Большую стирку» гости записывались, сегодня иногда приходится платить деньги тем, кто приходит.

Объем пошлости растет


– Малахов ведь хотел закрыть программу, но ему не дали. Зачем «Первому» нужен желтый формат?
– У меня такое ощущение, что сегодня ряд телепрограмм (это относится не только к каналу, на котором я работала) делается людьми не вполне здоровыми. Причем свою неадекватность они выдают за норму и пытаются навязать ее зрителям. Количество пошлости и мерзости, которое пытаются вытащить из каждого человека в телепрограммах, неуклонно растет. Сегодня то, что раньше считалось СТЫДНЫМ, становится нормой. С «комплексом порядочности» нечего делать на ТВ. Ты ИНОЙ, тебя не сумели инфицировать дебилизмом. А чтобы СВОИХ было больше, доза вакцинации увеличивается в геометрической прогрессии. Когда-нибудь это аукнется людям, которые позволяют быть всему этому на экране.
Зачем такое телевидение нужно государству? Кто-то специально расшатывает человеческое сознание. Наверное, для более простого управления им. Назвать это телевидением я никак не могу.

– Значит, это не глупость, а хорошо продуманный ход?
– Кем? Кто это придумал?

– Его величество рейтинг?
– На мой взгляд, дело абсолютно не в рейтинге. Все зависит от руководителя канала, от его восприятия мира.

– А есть среди российских каналов здоровые?
– Есть! И они пытаются делать другое телевидение и отслеживать национальные интересы. Выпускают проекты, которые, к сожалению, пока не пользуются большим успехом.

Взять проект «Имя Россия»: замечательные люди сидят, прекрасные слова произносят. А не забирает. Я думаю, чуть-чуть рано. Но такие проекты прокладывают дорожку к другому зрителю. Если хватит сил продержаться, возможно, все получится. Не хватит – значит, умрет раз и навсегда. И будет калька американского телевидения.

Сегодня на российском ТВ в большинстве своем купленные программы. Будто талантливые люди на Руси перевелись. «Стенка на стенку», «Большая разница» – лет 20 назад, когда мы только начали ездить в Турцию, уровень такого юмора и развлечений предлагали местные аниматоры, занимавшие туристов в отеле. Но российского человека еще не настолько отупили, чтобы он с удовольствием смотрел «Стенка на стенку». Или Веру Брежневу, которая задает какие-то глупые вопросы. Вообще, я наблюдаю на экране безумное количество экспериментов по внедрению дури.

Как ведущие стали шоуменами


– Есть еще тенденция – ведущие шоу превращаются в шоуменов.
– А как отличить шоумена от ведущего шоу-программы?

– Телеведущий – это все-таки профессия. А шоумен – уже образ жизни.
– В каждом ток-шоу так или иначе есть тема, которую ведущий должен изучить. Те же Ларри Кинг, Владимир Познер всегда прекрасно знают проблему. А сегодняшним ведущим-шоуменам необязательно вникать. Главное – хорошо подать слова, которые написал редактор. Это скорее актерская профессия.

– Нагиев с Ургантом и пришли из нее.
– Нагиев неплохой актер. И слава Богу, что он использует свои способности и зарабатывает этим деньги. Для него сегодня телевидение, я думаю, основной источник доходов.
Ваня Ургант – блестящий шоумен. Как ведущий шоу он лучше, чем Галкин, который интересен в своих репризах как актер, а как ведущий – нет. И телевидение активно эксплуатирует его возможности, Ваня ведет сразу несколько программ. Но сколько можно смотреть на одних и тех же людей? Мы что, такие бедные?

– Цекало вот говорит, что сложно кого-то найти. И дорого.
– Конечно, лучше и прибыльнее тиражировать себя. А может, не сложно найти, а страшно отдать?

– В «Добром утре» тоже все больше актеров.
– Сегодня профессию ведущего свели на нет. Приглашают в кадр любое известное лицо, которое засветилось, например, в кино, и думают привлечь тем самым зрителя, который этого актера любит. Я смотрю на этих несчастных и думаю: «Боже мой, ребята, зачем вы согласились? В кино вы замечательные актеры и актрисы, но здесь несете какую-то другую энергетику».

– Вы занимались и занимаетесь детским вещанием. Почему не пошел «Бибигон»? Вроде бы государство наконец повернулось к детям лицом.
– «Бибигон» попытался объять необъятное. В этом смысле более грамотно работает «Теленяня» (проект «Первого канала». – Авт.), они хотя бы определили, что их зрители – дети от 5 до 9 лет.  «Бибигон» же делает взрослое телевидение, иногда включая туда детей. Галочку поставили, что детский канал открыли. Влили бюджетные деньги в свои нереализованные амбиции – и всё.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания