Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Лика Кремер: Я ломала себя в программе с Молчановым

0

– Лика, когда вы были соведущей Владимира Молчанова в программе «Частная жизнь», вели себя куда мягче, нежели сейчас в программе «Треугольник». Пришлось себя ломать, чтобы устраивать такие допросы с пристрастием?
– Скорей я ломала себя в программе с Молчановым. Было бы странно, если бы с ним я вела себя нагло. Рядом с таким мужчиной у меня никогда бы не получилось быть главной. Владимир Кириллович за все четыре года работы не позволил себе сделать мне ни одного замечания. А я чувствовала необходимость соответствовать ему.

– Получается, с ним вы себя сдерживали?
– Первый год я была страшно испугана.

– И это было заметно.
– А потом постепенно набралась опыта, осмелела и даже могла остановить рукой Молчанова, перебивая его. Тогда он мог пихнуть меня локтем в бок, останавливая меня. (Смеется.) Владимир Кириллович подарил мне самый ценный подарок – свободу. Свободу сказать то, что ты хочешь, и задать тот или иной вопрос.

– Смотрю, у вас сейчас этой свободы предостаточно…
– Да, пользуюсь! В «Тре­угольнике» мне интересно задавать неожиданные вопросы гостю. При этом мы не злоупотребляем желтизной.

– То есть на разговоры о сексе в программе – табу?
– Почему? Есть люди, с радостью говорящие о сексе, и для них это не запретная тема, а способ раскрыть себя.

– А кто у вас через секс раскрылся?
– Судорожно вспоминаю… Не скажу.

– Как-то к вам приходил ваш учитель Александр Митта.

– Да, но о сексе мы с ним не говорили. Действительно, Митта – мой учитель. С ним вместе я писала сценарий «Границы», «Лебединого рая», «Раскаленной субботы». Он многому научил меня. Например, не критиковать, если нечего предложить взамен. По окончании Школы-студии МХАТ я полностью утратила веру в себя, была полна комплексов и страхов, а встреча с Миттой стала сильным стимулом для работы.

– Так вы пригласили бы в «Треугольник» своего учителя Олега Палыча Табакова и поговорили бы с ним по душам…
– К сожалению, с Олегом Палычем у меня никогда не было теплых отношений. Скажу, что у большей части нашего курса с ним была тяжело преодолимая дистанция! Конечно, я буду рада, если он придет на программу, но для меня это будет скорее напряженный эфир.

– Значит, ступор перед Табаковым… Знающие люди говорят, что известными чаще становятся его ученики, а не ученицы. Может, об этом нюансе его спросить?
– Хороший вопрос подсказали. Честно говоря, не я одна во время учебы у мастера сильно рефлексировала. Отчасти это вызвано тем, что следом за нами шел курс Олега Ефремова и Аллы Покровской, и эти педагоги на наших глазах создали не 25 артистов, а 25 личностей. Им дали раскрыться, поверить в себя. А у нас скорей была гонка вооружений – кто кого! В итоге из заметных однокурсников у нас только Денис Никифоров, который сыграл в «Бою с тенью».

– С кем из гостей «Треугольника» вам пришлось особо трудно?
– С Виталием Вульфом. Он вел себя довольно резко, ставил нас с Таней на место, указывая на нашу некомпетентность. Но потом остыл и был прекрасен. За этот урок мы ему благодарны. А как-то приходил Андрон Кончаловский. И вдруг позвонила Люба Толкалина, его невестка, я сказала, что сильно волнуюсь перед встречей с ее родственником. А она посоветовала: «Ты ему скажи, что боишься его, и он сразу расслабится». Я так и сделала. Разговор наш удался. Но уходя, Андрей Сергеевич все же спросил у редактора: «Неужто я такой страшный?»

– С Толкалиной, насколько я помню, вы сыграли проституток в бельгийском фильме «Мат­решки»…
– Не совсем проституток – танцовщиц, поехавших на заработки в Европу, где из них хотели сделать сексуальных рабынь. Бытует мнение, что на съемках за границей какой-то особенный микроклимат, прекрасная организация процесса. Нет! Там тоже есть свои косяки. Да и относительно результата я полна скептицизма.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания