Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





Достучался до небес... Максим Калашников, футоролог-любитель, заинтересовал президента Медведева планом по спасению России

0

15 минут славы, которые, по словам Энди Уорхола, суждены каждому из нас, в среду достались футурологу Максиму Калашникову. В эфире федеральных каналов президент России Дмитрий Медведев велел руководителю аппарата правительства Сергею Собянину рассмотреть присланную на адрес kremlin@gov.ru записку Калашникова об инновационном пути спасения России.

Руководитель аппарата хладнокровно принял два распечатанных, как сказал президент, "из интернета", листочка. Собянин закончивший Костромской технологический институт, наверняка твердо знает, что следует делать с рацпредложениями талантливых самородков. Профессорский сын Медведев, напротив, имеет право очаровываться живым творчеством масс.

Письмо Калашникова является ответом на статью Медведева "Россия! Вперёд!", которую член Общественной палаты Александр Брод сравнил с обращениями Франклина Рузвельта к нации, воодушевлявшими американский народ в пору Великой депрессии.

Президент США, который успешно вывел страну из системного кризиса, конечно же, мощный ориентир для всякого его нынешнего коллеги, не исключая и нашего гаранта конституции. Медведеву, как всякому образованному человеку, должно быть, известно, что одно из ключевых решений президентской каденции Рузвельта - о создании атомной бомбы - также было принято в ответ на письмо.

Тот документ был, правда, подписан Альбертом Эйнштейном. Этот - псевдонимом: Максим Калашников.

Неужели ничего не кольнуло Дмитрия Медведева - ни как профессионального буквоеда-юриста, ни как крестившегося сознательно в 23 года верующего, когда он прославил перед телекамерами проект спасения России, подготовленный "Максимом" "Калашниковым"? Человеком, избравшим в качестве имени названия пулемёта и автомата, двух орудий убийства, унесших жизней неизмеримо больше, чем Хиросима и Нагасаки?

Рузвельту, следует отметить, посчастливилось достойно покинуть этот свет, оставив своему преемнику незавидную судьбу применить созданное по его приказу оружие.

История, как мы знаем, повторяется в изводах на порядок менее драматичных, поэтому, не предполагая, естественно, ничьей кончины, заметим, что в России уже слыхали и про отдельную квартиру каждой семье к двухтысячному году, и про коммунизм к восьмидесятому. Вместо последнего мы, как известно, получили Олимпиаду. Так что, в принципе, на спасение России пока надеяться не стоит, ведь до следующей нашей Олимпиады осталось всего ничего.

При этом стоит надеяться на то, что те два листочка президент лишь пробежал глазами. "Маячки", при столкновении с которыми следует насторожиться всякому человеку, артикулирующему либеральные и демократические ценности (а Медведев пока именно таков), рассыпаны по всему тексту Калашникова.

В послужившей футурологу поводом статье Медведева, к примеру, читаем: "Впечатляющие показатели двух величайших в истории страны модернизаций - петровской (имперской) и советской - оплачены разорением, унижением и уничтожением миллионов наших соотечественников". У Калашникова: "Давайте вспомним, как красные с успехом использовали практику создания показательных сельскохозяйственных коммун в 1920-е годы - с электрификацией производства, с механизацией, со множеством привлекательных технических новшеств".

Основное агроновшество красных в двадцатые годы, хотелось бы отметить, - это продразверстка, которая довела до Голодомора - и президент об этом, фактически, и говорит. Показательные же коммуны исчезли без следа, слегка запомнившись только парочке приглашенных с Запада писателей.

Даже читая письмо Калашникова по диагонали, нельзя не споткнуться о пояснения типа "причем все - на наших, русских технологиях" (прощай, любимый президентом Macbook, здравствуй, автомобиль "Жигули" и самовзрывающаяся "Булава"), "система связи... цифровая, многоцелевая, не имеет аналогов на Западе" (прощай, айфон и стандарт GSM), "с новейшими русскими строительными технологиями", "без использования цемента" (спасибо, метромост в Москве уже построили почти без использования цемента, потом 20 лет переделывали).

Вообще, при знакомстве с предложениями Калашникова неминуемо возникает очевидный вопрос: но как же практически провести мероприятие в жизнь, подвести, так сказать, базу?.. Футуролог отвечает на него так: "Необходимо начать формирование дееспособной НИС - Национальной инновационной системы. С опорой на реальных практиков-инноваторов... Кандидатуры таких людей у меня есть. Есть желание - могу их назвать". Процитируем для сравнения и оригинальный ответ на приведенный вопрос, которому почти столько же лет, сколько мифическим "показательным коммунам": Вполне реальная вещь, - ответил гроссмейстер, - мои личные связи и ваша самодеятельность - вот все необходимое и достаточное для организации международного Васюкинского турнира.

...Но есть все-таки какая-то иррациональная уверенность в том, что Сергей Собянин работу над письмом футуролога тоже будет вести по "нашей, русской технологии", известной как "долгий ящик". Если так, то 15 минут славы Максима Калашникова, в полном соответствии с заветами Уорхола, уже бесповоротно закончились.


Источник

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания