Новости дня

12 ноября, понедельник













































«Либо выиграю дело, либо мне конец»

0

В начале марта хирург Пыталовской районной больницы из-под Пскова Анатолий Штоколов получил год условно – умер человек, которого он отказался госпитализировать. А спустя три месяца в городке узнали о неожиданной смерти самого хирурга. В Пыталово не сомневаются: доктор покончил с собой от переживаний.

Хирург Штоколов на одном
из праздников в больнице

Вскрытие подтвердило ошибку хирурга

Анатолий Штоколов дежурил в больнице в тот апрельский день 2005 года, когда скорая привезла 78-летнего Михаила Макеева. Его сбил автобус. Пенсионер получил черепно-мозговую травму.
– После осмотра Штоколов заявил, что никакой травмы у Макеева нет, – рассказывает старший следователь Пыталовской районной прокуратуры Илья Зиновьев, который вел уголовное дело. – Дед не понимал, где находится, и Штоколов списал его поведение на старческий маразм. Отказал в госпитализации. Через час, уже дома, пенсионер впал в кому и умер.
Вскрытие подтвердило, что Макеев действительно получил черепно-мозговую травму и его можно было спасти, если бы помощь оказали вовремя. Родственники пенсионера обратились в прокуратуру. Дело на доктора возбудили по статье «причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». Следствие длилось полгода, еще год – суд. Обвинение не настаивало на отстранении хирурга от врачебной практики – в маленьком Пыталово, как и в большинстве провинциальных городков, тяжело с врачами. Тем более такого уровня, как Анатолий Штоколов. Но он ушел сам, как только началось следствие – иначе не мог, потому что считал себя невиновным. Вызубрил Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. На следствии и на суде на грани сумасшествия доказывал, что врачебной ошибки не было.
– Штоколов вел себя так, как будто ему объявили войну, – вспоминает следователь Зиновьев. – Я веду дела и по ножевым ранениям, и по избиениям, в больнице получаю данные о характере и тяжести повреждений. Со Штоколовым мы были в нормальных деловых отношениях. А когда завели уголовное дело, он вдруг перестал здороваться. Говорил, что не подаст руку тому, кто его преследует. Очень категоричный был человек.


«Без него я давно была бы на том свете»

Анатолий Штоколов действительно был непрост. В этом сходятся как уважавшие его люди, так и те, кто недолюбливал. Типичный чеховский персонаж – интеллигент с аккуратной бородкой, для полного сходства не хватало разве что пенсне вместо очков. В будущем году ему исполнилось бы 50, но женат доктор никогда не был. В Пыталово приехал лет 20 назад, жил затворником в однокомнатной квартире обычной пятиэтажки.
– Я отработал с ним 15 лет, но ни разу не был в гостях. Не приглашал, – вспоминает своего подчиненного Виктор Голобута, главврач Пыталовской ЦРБ. – Если в больнице отмечали праздники, оставался, но очень неохотно. Обособил себя капитально.
Говорят, у каждого хирурга есть свое кладбище. Было оно и у Штоколова. Хотя, по признанию одной из медсестер, проработавшей с ним много лет, серьезных ошибок Штоколов-хирург не допускал. Мог вспылить, нагрубить больному. Несколько лет назад запил, но и завязал без посторонней помощи. На многое в больнице закрывали глаза, списывая все на особенности характера: главное – работал. в последние годы Штоколов заведовал хирургическим отделением. Многих спас. Соседка врача пенсионерка Мария Назарова – одна из тех, кто обязан ему жизнью. Она до сих пор переживает его смерть:
– У меня было плохо с кровью, ни один врач не мог определить заболевание. И только Штоколов поставил диагноз. Однажды в больнице мне стало плохо – укол сделать не могли: кровь совсем загустела. Анатолий Иванович куда-то уезжал, но примчался в палату прямо с чемоданом. Без него я давно была бы на том свете. Знаете, когда Штоколов умер, я пошла по соседям, чтобы собрать на похороны. Мне стали звонить совершенно незнакомые люди, передавали деньги. Кто бы что про Анатолия Ивановича ни говорил – на его могиле всегда лежат живые цветы.


«Узнав о смерти Штоколова, винил себя»

Штоколов помогал и своей соседке Нине Осиповой, много лет прикованной к инвалидному креслу. Именно она и подняла тревогу. Ее однушка находится как раз под квартирой Штоколова. В какой-то момент женщина поймала себя на мысли, что сверху уже несколько недель не доносится ни звука. Поделилась с соседями, те пожали плечами: Штоколов давно собирался в соседнюю деревню – вроде как работу там подыскал.
– А у меня мысль: вдруг покончил с собой? – волнуется Нина. – Понимаете, обычно он бодрый был. Всегда остановится, пошутит. А после того как все заварилось, поседел, похудел сильно. Когда я увидела Анатолия Ивановича последний раз, ужаснулась – серый, больной, руки дрожат. Помню, еще подумала: все, не работать ему больше хирургом…
15 июня во время прогулки Нина заметила, что возле приоткрытых форточек Штоколова тучами вились мухи. Позвонила своему брату, бывшему участковому. Когда вскрыли квартиру, увидели: доктор Штоколов лежит на полу, привалившись к дивану, рядом его мертвая собака.
Эта смерть стала неожиданностью для всего Пыталово. Горожане уверены, что доктор сначала отравил пса, а после – себя. Собака ведь фактически заменяла ему семью, Штоколов души в ней не чаял. Но следователь Зиновьев думает иначе:
– Результатов судебно-медицинского исследования еще нет. Возможно, смерть наступила по естественным причинам. в карманах его одежды мы нашли нитроглицерин и валидол. А собака могла умереть от обезвоживания.
Однако соседи с ним не согласны.
– Собака мешала мне своим лаем, – не скрывает Нина Осипова. – Я и жила по собачьему режиму: засыпала и просыпалась вместе с ней. Однажды не выдержала: Анатолий Иванович, дескать, вам-то собака в радость, а мне одна неприятность. Но он сказал, что это ценная порода и держать в сарае такую нельзя. Если бы у Штоколова и правда схватило сердце, собака лаяла бы и выла. Но в квартире все время было тихо.
Не верят в версию с отказавшим сердцем и в больнице: доктор Штоколов разве что простужался, а больше ни на что никогда не жаловался.
– Когда я узнал, что Штоколов умер, начал винить себя, – признается Ивар Качкан, родственник погибшего пенсионера Макеева. – А потом подумал: я ведь только написал заявление, что моему деду не была оказана медицинская помощь. К  Штоколову как человеку у меня претензий не было, я просто хотел, чтобы он ответил за свою ошибку. Мне тоже кажется, что он ушел сам. Я был на судебных заседаниях и видел, как он переживал.
К концу судебного процесса Штоколов замкнулся в себе еще больше. Стал избегать единственного близкого друга. Одна из знакомых хирурга вспомнила, как однажды он сказал: «Либо я выиграю дело, либо мне конец».
5 марта суд вынес решение по делу Штоколова.
Он проиграл…

поделиться:

"Рапунцель: Новая история" //

Без рубрики

Рапунцель доросла до мультсериала
"Музыка Вселенной" на MUSICBOX 2017 // фрагмент афиши

Без рубрики

"Музыка Вселенной" на MUSICBOX 2017

Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания