Новости дня

21 ноября, среда













































C 1 июля в продаже книга Дмитрия Глуховского "Рассказы о родине"

0

1 июля в продаже книга Дмитрия Глуховского "Рассказы о родине".

Этой  книгой Дмитрий Глуховский перечеркивает  все, что делал раньше. Автор, которого читающая Россия знает по романам  «Метро 2033» и «Сумерки», уходит от жанровой литературы и создает совершенно неожиданную вещь.

«Рассказы о Родине» - смелая, чуть ли не наглая книга. Возможно, первая попытка дать новое – честное, точное – описание нашей Родины за долгое время. И вообще, наверное, первая книга на эту непростую  тему за долгое-долгое время.

Это - Россия, как из кусочков паззла составленная из телевизионных картинок, из первых лиц государства, политтехнологов, алкашей из соседнего подъезда, Газпрома, Победы, ворующих чиновников, скинхедов, пьющих пиво на детских качелях в  вашем дворе, из накачанных силиконом wannabe моделей, трехсотметровых яхт с противоракетной обороной и их хозяев, из захолустных городков и их обитателей, из гремящих по Транссибу поездов и ржавеющих самолетов. Россия, которую мы узнаем.

Говоря  о Родине, Глуховский экспериментирует с жанрами и со стилем. Его новая книга – и фантасмагория, и сатира. Некоторые из глав-рассказов этой книги были ранее опубликованы в журнале «Русский Пионер» Андрея Колесникова и вызывали общественный резонанс.

Скандальная книга появляется в магазинах 1 июля, а критики уже гадают, что заставило успешного фантаста конфликтовать с властями. Впрочем, все особо рискованные намеки Глуховский сглаживает, ни одной громкой фамилии открыто не упоминает, а в аннотации лишний раз подчеркивает, что любые совпадения случайны.

Отрывок из книги:

"Плов получился  жидковатым, но за три месяца Абдурахим  к такому успел привыкнуть. Расскажи он кому в родном Понгозе, что плов можно готовить из небритых куриных ляжек, жира в которых было не больше, чем  в расчерченном на квадраты Абдурахимовом  животе, его бы точно засмеяли.

Нет, настоящий  плов должен быть густым и слипшимся  от желтого бараньего жира, и есть его положено, конечно, не ломкими  пластмассовыми вилками, а пальцами, уминая рис и отправляя себе в рот  комки размером с детский кулак.

Но откуда ему  было взять хорошего барашка в  слякотной задымленной Москве? Для Абдурахима столица России оказалась совсем небольшой: с квадратный километр, и то вряд ли. Нет, за трехметровым бетонным забором Москва продолжалась, продолжалась сколько хватало глаз, но туда Абдурахиму и его соплеменникам путь был заказан. Пробраться через  КПП в ближайший табачный киоск  еще можно. На далекой солнечной родине он по недоразумению и молодости  сиживал, так что опыт общения с вертухаями у него остался: ты мне, я тебе.

Но за забором  маленький Таджикистан заканчивался, и скупого Абдурахимова языка не хватало, чтобы отбрехаться от свирепых вечно голодных милиционеров, барражирующих  вокруг строек века в поисках легкой добычи.

Пытался как-то сварщик Фарух из третьей бригады пронести через КПП кусок баранины, но охрана отобрала, и влетело всей бригаде  за нее покрепче, чем за перехваченный неделей  раньше гашиш. Правил тут было много, и не обо всех строителям рассказывали.

Но ничего, курица так курица. Обедать часто приходилось и вялой лапшой из стаканчиков, и  ускользающими сосисками, так что  Абдурахим не капризничал.

Плов варили не просто так: всю бригаду переводили на новый объект. Возведенная в  самом центре комплекса «Москва-Сити» башня «Памир», высокая, как сама гора, подпирала обваливающееся и  прохудившееся московское небо. Ее верхние этажи почти никогда  не были видны, облака плотно обкладывали бесконечное здание не выше его середины. Несмотря на родное имя, скучающий по дому Абдурахим о новом месте работы думал с опаской.

«На небеса— самый  короткий путь», — мрачно шутили рабочие. Шептались, что на «Памире», окруженном предгорьем трехэтажных теплушек, несчастные случаи происходили  чуть ли не каждый день. Подтверждений не было: отработавших на
«Памире» строителей отправляли обратно в Среднюю  Азию для соблюдения условностей визового режима, а оттуда везли уже на другие объекты. Правило странное, но были и постраннее, зато платили на «Памире» вдвое больше обычного."
поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания