Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Евровидение – ныне наше всё

0

Совсем не мыльный пузырь

– Согласитесь, Евровидение – мыльный пузырь. За олимпийские игры нам каждый год пытаются выдать обычную спартакиаду.
– Я бы так не сказал. Мыльный пузырь – это когда содержание не соответствует внешнему антуражу. А антураж неплохой. По телевизионной картинке претензий не может быть никаких, это достаточно круто.

– А если говорить о музыке?
– Смотря с чем сравнивать. Конечно, не Сан-Ремо: по совокупности талантов итальянцы значительно выше. С другой стороны, а что сейчас впечатляет? Легче всего обгадить, но сегодня просто нет ничего, по сравнению с чем Евровидение было бы хуже или лучше. Это достаточно консервативный, мейнстримовый по музыкальной начинке конкурс. Но есть в нем соревновательный момент, который и рождает столько пересудов. Просто надо сознавать, что никакой другой подоплеки, кроме расширения бизнеса, у Европейского вещательного союза – EBU, организаторов Евровидения – нет. Чтобы вы увидели это зримо, проанализирую список победителей последних, скажем, 8 лет: Эстония, Латвия, Турция, Украина, Греция, Финляндия, Сербия и Россия – идет четкий откат на Восток. Это те страны, чьи рынки EBU не были охвачены. Теперь все отлично.
Рано или поздно Россия должна была победить. Уже напряжение нарастало. Сейчас раздражение по другому поводу: страны старой Европы недовольны результатами. 99 процентов даю, что в этом году Евровидение уедет во Францию, Англию, Швецию, Норвегию или другую страну, которая давно не выигрывала и уже начала терять интерес к конкурсу. Вплоть до выхода. А выхода никто не допустит. Как можно потерять Францию, например? Это тоже огромный рынок.


Валерия договаривалась о победе?

– Зачем таким звездам, как Валерия, стремиться участвовать в этом при всем при том странном и среднем конкурсе? Что она надеялась с него поиметь?
– С победы в Евровидении поиметь нельзя ничего. Но об этом люди не догадываются (смеется). Я участвовал в конкурсе шесть раз, и мне казалось, что успешная песня будет попадать в реальные европейские чарты, что ее жизнь будет иметь продолжение. Это все утопия. В чарты эти песни не попадают, хотя у меня два вторых места. Да и песни-победительницы не становились хитами нигде: ни в Европе, ни в Азии, ни в Африке. Про Америку вообще молчу.
Евровидение дает возможность артисту заключить какой-то выгодный контракт на родине. Потому что по крайней мере до следующего конкурса он…

– ...герой?
– Герой не герой – это зависит от страны. Какой он может быть герой в Англии или Франции? Хоть он 10 раз подряд выиграет Евровидение – там и без него артистов топовых навалом. А в Сербии девушка, конечно, себя обессмертила.

– Давайте к Валерии вернемся. Чего она так скандалила из-за непопадания?
– Я думаю так. Были какие-то предварительные договоренности, что она выиграет отбор, а потом они по каким-то причинам нарушились. Точно не знаю, это версия, но мне кажется, что так. Иначе она бы не сунулась. Было видно, что они с Пригожиным по-настоящему разочарованы итогами внутреннего голосования.


«Двое больных – Филипп и я»
 
– Евровидение – это еще и миф, что артисты становятся мировыми звездами…
– Может быть, в начале конкурса так и было. Люди стартовали с этой площадки: и «Абба», и «Чингисхан», и Селин Дион. Но это еще времена, когда… конкурс был более музыкальным. Кто это раздувает сейчас? Думаю, что сам Европейский вещательный союз, ему это выгодно. А потом, ажиотаж вокруг Евровидения довольно внушительный. Человек, один раз попавший на Евровидение, им заболевает. В этом смысле я могу понять Филиппа.

– Что там завораживающего?
– Без иронии – аура, окружающая конкурс, впечатляет. Это похоже на чемпионат мира по футболу. Но лично мне это все глубоко неприятно, я это никак не воспринимаю.
Хотя, кажется, я стал уже ассоциироваться с Евровидением, как Киркоров. Двое больных по Евровидению в России: Филипп и Кавалерян. Вот Киркоров – настоящий фанат конкурса. Как съездил первый раз туда – и заболел. А мне-то это сто лет не надо. Но что поделаешь? Липнет это ко мне. На самом деле достала меня эта суета! Психопатическое состояние, в которое тебя ввергают люди, занимающиеся Евровидением (представители телекомпаний, менеджмент артистов), даже не напрягает – это слишком слабое слово. Какого бы успеха ты ни добился, все они начинают учить тебя жизни. Меня единственный раз не дергали – когда я писал песню для Армении.

Яна Рудковская (продюсер Билана):
Куклу сменил Уэббер
 

– А по-моему, с фанатизмом этот конкурс воспринимают не только в России. В Греции, Турции, Швеции – такой же накал страстей, такие же интриги. Евровидение – престижный конкурс, один из обязательных этапов становления артиста. Например, Дима после 2006 года уже четырежды становился обладателем премии Music Awards. Но участие в Евровидении может и помешать: 15-е место Подольской резко устремило ее карьеру вниз.

За последние годы во Франции, Испании, Великобритании сформировалось предвзятое отношение к конкурсу. «В отместку» странам Восточной Европы, которые голосовали друг за друга, они посылали на конкурс то мусорщика, то куклу, то выбирали своего представителя в Интернете. И как следствие – занимали с таким подходом последние места.
Но в этом году ситуация исправилась, все выставили самых лучших. Англичан курирует сам Ллойд Уэббер, Франция прислала Патрисию Каас.

Татуировки выходят боком

Но Настя Приходько репетирует, несмотря ни на что.

12 мая прошел первый полуфинал. Насте Приходько участвовать в нем не было необходимости. Однако певица не отдыхает: все предконкурсное время отдает репетициям: сначала на Украине, теперь в Москве. Девушка утверждает, что забыла о том, что такое сон. Да и поесть, говорит, как следует не успевает.

Единственное, на что участница конкурса от России немного отвлеклась – это день рождения 21 апреля. Именно в этот день, кстати, на «Муз-ТВ» состоялась премьера клипа на песню «Мамо». В нем певица предстала в образе невесты. Во время съемок одна оригинальная идея создателей клипа чуть не вышла Насте боком. Девушке нарисовали черным маркером татуировки – ее руки и ноги украсила этническая вязь. Когда клип был снят, Приходько попыталась смыть их, однако не тут-то было! Но Настя и в этой ситуации сохранила чувство юмора:
– Думаю, к концу конкурса татуировки выведу!

«Олимпийский» певица успела обследовать, еще когда там шел ремонт. Бродила по стройке в каске. Из своих конкурентов она отмечает Нелли Чобану из Молдавии, она с ней подружилась на конкурсе «Пять звезд», а также Александра Рыбака из Норвегии:
– Умираю, когда слышу его игру на скрипке.

Напомним, что в финал выходят 25 стран из 42, приехавших в Москву. Причем по правилам пять государств автоматически оказываются на финишной прямой. Это «большая четверка»: Германия, Франция, Великобритания, Испания, которые с 2001 года спонсируют конкурс, – и прошлогодний победитель, то есть в этом году Россия.

Настя Приходько выступит под номером 10 и споет песню «Мамо».


Куда уплывут деньги?

Несмотря на кризис, Россия проводит Евровидение с помпой. Кому конкурс влетит в копеечку, а кто сможет извлечь из него выгоду, попыталась выяснить корреспондент «Собеседника».
 
Сколько прибыло

Главными казначеями Евровидения-2009 стали федеральные и столичные власти, Европейский вещательный союз и «Первый канал». Самый внушительный взнос поступил от федеральных властей – из бюджета страны на проведение конкурса был выделен

1 млрд рублей. Столица вынула из своего кармана 200 млн «деревянных». ЕВU вложил 4,1 млн долларов (около 130 млн рублей). Гендиректор Константин Эрнст конкретную цифру взноса «Первого канала» назвать отказался, но пообещал по окончании Евровидения публично отчитаться за потраченные деньги не только перед проверяющими органами, но и перед общественностью.

Помимо «основных китов», к финансированию этого громкого проекта были привлечены солидные спонсоры: Raiffeisenbank, Schwarzkopf, Rostelecom, Mary Kay, Pepsi, Gold Mine Beer.

Куда убыло
 
Огромную часть средств Евровидения потратили на «Олимпийский», который, кстати, как был построен для Олимпиады в 1980 году, так с тех пор и не ремонтировался. Только 6 миллионов евро (около 250 млн руб.) ушло на установку ультрасовременной конструкции, позволяющей круглосуточно отображать репетиции и трансляцию прямого эфира в «Олимпийском». Недешевым удовольствием стала и электронная система контроля допуска. По самым скромным подсчетам, 50 металлоискателей (по два на каждом входе) обошлись мэрии примерно в 4 млн рублей.

Потребовали расходов городской муниципальный транспорт, проезд на котором для всех участников конкурса сделали бесплатным, одежда и еда для многочисленных волонтеров. Было изготовлено огромное количество сувениров – шарфики, ручки, кружки с логотипом конкурса. Наружная реклама Евровидения обошлась организаторам бесплатно. Мисс Мира-2008 Ксения Сухинова красуется на 800 билбордах, которые до Евровидения были заняты социальной рекламой.

Кто получит прибыль

Судя по тому, что в проведение конкурса вложено немало бюджетных денег, в первую очередь он ударит по карману налогоплательщика. Но ведь кто-то же планирует сорвать свой куш на Евровидении? Рассчитывают ли на прибыль от конкурса его организаторы?

– Вопрос, очевидно, из рубрики «юмор», – съязвил по этому поводу Константин Эрнст.

Жаль, конечно, что он все же так и не озвучил нам сумму, которую «Первый канал» планирует получить от продажи билетов на концерты. Кстати, на финал, который состоится 16 мая, цена билета варьируется от полутора тысяч до двадцати тысяч рублей.


– Расходы правительства Москвы будут, конечно, значительно превышать доходы, – сетует заместитель мэра Москвы Валерий Виноградов. – Что касается «Первого канала», то я не хотел бы, чтобы у вас сложилось впечатление, что он на этом зарабатывает. Это очень затратное мероприятие.

Кто, безусловно, заработает на конкурсе, так это представители сервиса. Прежде всего гостиничного. Стоимость проживания в сутки на одного человека варьируется от 150 до 350 евро.

Наплыву гостей в столицу рады также таксисты и частные извозчики.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания