Новости дня

12 декабря, вторник



























11 декабря, понедельник


















Дельфины идут ко дну?

0

Игры на воде и суше

Белый кит Егор без слов понимает своего тренера. Незаметное движение рукой – и вот он уже танцует в воде. А вот Егор везет своего двуногого друга, стоящего в полный рост, выполняя роль живой доски для виндсерфинга.

– Физически это не нагрузка, а если правильно построить работу – это для них удовольствие, – говорит старший тренер Московского дельфинария Роман Челышев. – Зверушки с характером, но они только рады порезвиться. Вся наша система строится на их игровом поведении.
Морским зверям в радость поиграть с человеком. Если б они знали, какие игры ведут люди между собой…
«Дельфиньим монополистом» в России последние 25 лет было ООО «Утришский дельфинарий». Именно ему принадлежат крупнейшие бассейны в Москве, Питере, Краснодарском крае. Создавалось общество учеными-биологами. Помимо морских шоу, занимались и научными разработками. До тех пор, пока совсем недавно их не накрыла волна большого бизнеса.

– Нас захватили рейдеры, – говорит Лев Мухаметов, теперь уже один из бывших учредителей «Утриша», а когда-то стоял у его истоков. – Операцию эту начали готовить еще полтора года назад.

На абордаж!

Однажды к ученым пришли бизнесмены с заманчивым предложением.
– Некая «Компания М.В.М». предложила нам совместно построить комплекс – дельфинарий плюс гостиница,, – рассказывает Лев Михайлович. – Объект дорогой – 65 миллионов долларов. Там их земля, их деньги, после постройки нам – дельфинарий, им – отель. Мы – заказчики, социально ориентированная структура, и потому они получают огромную налоговую скидку при строительстве.

Вроде обоюдная польза. Но инвесторы решили подстраховаться и в залог будущего успеха потребовали… контрольный пакет «Утриша».
– Нас было трое партнеров, они попросили меня и другого учредителя заключить договор, – объясняет Мухаметов. – Договорились, что, если по завершении стройки мы вдруг откажемся от соглашений, наши доли мы продаем им за большие деньги. Но только в случае какого-то форс-мажора. А так все остается как есть – и это было прописано. Денег они нам не переводили. А меня переизбрали директором еще на пять лет.
Сделку оформили в декабре 2008-го. А через два месяца, накануне женского дня, в офис «Утриша» пришли люди и объявили, что теперь у общества новый директор. И все документы этому соответствуют.

– За это время они провели серию махинаций с этими подписанными договорами, продали свою компанию на Кипр и вот прислали нам новых владельцев. Это типичное рейдерство, – по­дытоживает Лев Мухаметов.

Тайный хозяин

Новый директор ООО «Утришский дельфинарий» последние несколько лет был управленцем в бумажном бизнесе. Здесь он тоже считает себя приглашенным топ-менеджером, а никаким не захватчиком.

– Нас рейдерами называют, но вот же договор купли-продажи, где написано, что двое учредителей дельфинария передают компании свои доли без всяких условий, – Анатолий Аверин показывает бумаги – все верно. Но почему вдруг владельцы через четверть века решили избавиться от своего детища, Аверин не знает.
– Меня назначили только после заключения сделки, а все переговоры велись до меня, с прежним гендиректором. – Прежнего директора Аверин не знает. Он также не знает, чем вообще занималась «Компания М.В.М» – «особо ничем, просто инвестору нужно было оформить сделку на юридическое лицо». Инвестор – кипрская компания «Хэйдесон инвестментс». Она и наняла менеджера. Ее владелец – швейцарец. Имя и контакты как швейцарца, так и его кипрского офиса новый директор дать отказался.
– История темная, нам имена учредителей они тоже до сих пор не сказали, – говорит Лев Мухаметов. – Поначалу упоминали одного авторитета из Анапы, который когда-то хотел там тоже строить дельфинарий. Я поехал к нему, а он сказал, что есть у него друг, какой-то русскоговорящий в Швейцарии, вот он нас и купил. Но точно неизвестно.

Морские сокровища

Незадолго до этих событий в Московском дельфинарии сделали научное открытие. Оказывается, дельфины спят «вполмозга».
– У них однополушарный сон. – Директор Московского дельфинария Владимир Петрушин тоже теперь бывший учредитель. – Им же нужно при этом следить за обстановкой, дышать воздухом, поэтому полушария мозга работают по очереди, меняются по 7–8 раз в сутки.

Если бы люди были так же бдительны, «не проспали» бы свое законное имущество. Ведь кто бы ни был новый владелец, интерес его понятен.
– Мы же лакомый кусочек, – объясняет Лев Мухаметов. – У нас есть свое здание дельфинария в Сочи, а в Кисловодске даже участок земли в нашей собственности. Животные тоже дорогие, обученные, ценные. Хотя у нас много и нерентабельной работы. Наука убыточна. Дельфинотерапия с больными детьми почти ничего не дает. Но если эти направления исключить, то одна сплошная прибыль. Только сейчас наш годовой оборот – 200 миллионов рублей. Но даже если все развалить, распродать и скрыться – тоже будет огромная выгода.

Новый же шеф уверяет, что старый и так все развалил.
– Он уже пытается распродать имущество и животных, – убежден Анатолий Аверин. – И вообще тут со многим надо разбираться. По моим данным, деньги от фотографирования шли в черную кассу. Еще другой вопрос. В кассах дельфинария билет стоит 200–300 рублей, а в Интернете и других точках от 700 до 1000. Подозреваю, что и некоторые люди Мухаметова заинтересованы в этих махинациях.

Куда плывем?

Обе стороны теперь подали друг на друга заявления в суды и прокуратуры. Но эта машина только начинает скрипеть и пока без толку. Обстановка же раскалена до предела. Весь коллектив дельфинария поддерживает старое руководство. Но с ним придется работать бесплатно.

– Скоро зарплата, на 200 сотрудников по всей стране нужно 4,5 миллиона рублей, – считает Лев Мухаметов. – Платить их нечем.
Старое руководство «Утриша» отказалось выдать новому документацию. А новое в ответ заблокировало банковские счета.
– Теперь деньги мы берем после представления напрямую из кассы, – уточняет Лев Михайлович. – Только чтобы кормить животных и ухаживать за ними.
Животные плавают в специально подготовленной воде, по химическому составу приближенной к морской. Ее нужно обновлять каждый день, иначе обитатели погибнут. На диете их тоже не подержишь. Один Егорка в день съедает 60 килограммов рыбы и кальмаров, это около 5000 рублей. Дельфинам поменьше нужно 25 килограммов. Но люди готовы затянуть пояса.

– Мы будем работать столько, сколько нужно, пусть и без зарплаты, – говорит Роман Челышев. – Можем и уйти, но как оставить животных?
Люди и звери тут работают вместе по 5, 10, 20 лет. И лучший способ показать животному недовольство его работой – лишить интересного общения с другом. Как только тренер выходит из воды, раздаются призывные вопли и щелчки – плавать с человеком гораздо интереснее, чем в одиночку. Но с кем дальше поплывут эти звери? И почему в судьбу «социально ориентированного объекта» до сих пор не вмешались власти? Учитывая, что речь идет о 150 редких животных и миллионах их маленьких зрителей.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания