Новости дня

15 августа, среда























14 августа, вторник






















Никита Джигурда: Бывшая продала меня за 30 тысяч

0

Хулиган, бунтарь и заботливый отец Никита Джигурда так противоречив, что порой трудно разобраться, какой он настоящий. «Желтая газета» встретилась с актером и бардом накануне выхода нового шокирующего творения Никиты: на этот раз он запечатлел процесс зачатия своего второго ребенка от Марины Анисиной, так что прежний ролик о родах скоро можно будет считать просто детской шалостью.

Кое-что все-таки вырезал


– Никита, название для второго вашего совместного с Анисиной ролика уже придумали?
– Да: «Зачатие жизни». Любя Марину, я пошел на то, чтобы убрать шокирующие моменты. Для меня если есть любовь, запретов нет. У меня было откровенное видео. Марина не запрещала, но сказала: «Твоя благая идея нарвется на стёб, унижение, зачем это нужно?» И я изменил клип.

– Стало меньше интимных подробностей?
– Да. Но это не просто секс. Когда люди любят друг друга, во время занятия любовью задействованы все центры: душевный, ментальный, любовный – все это, соединяясь с физическим, рождает любовь божественную. Непорочное зачатие – это отсутствие греха в мозгах. И когда мужчина и женщина зачинают ребенка так, он рождается невинным.

– Марина – удивительная женщина. Честно говоря, посмотрев ваш первый ролик о рождении сына…
– А вы его видели целиком?

– Нет.
– Даже мама Марины, просмотрев полную версию, сказала, что это красиво. Я не планировал снимать роды, иначе бы взял с собой камеру.

Когда пришел в роддом, узнал, есть такая возможность. Марина уже рожала. Сказала: «Снимай на мой мобильник». Я одной рукой поддерживал ее голову, а второй снимал. А потом смонтировал пятиминутный ролик с финальной музыкой «Аве Мария». И для меня это – художественное произведение. Перерождение женских глаз, полных страха и боли, в глаза Мадонны, которая первый раз берет своего ребенка. И я это запечатлел, положил на музыку с романтическими стихами. Из него телевизионщики оставили 20 секунд, убрав музыку и слова. Это то же самое, что взять статую Давида, оторвать у скульптуры пенис и выдать член за произведение искусства.

– Но голову-то зачем нужно было ей между ног засовывать, да еще и петь при этом?
– Когда Марина рожала, я был занят только ею. Через два дня после рождения Мика Анжеля я упросил врачей отвести нас с Мариной в родовую палату. Усадил ее на гинекологическое кресло, и тогда она засняла, как я между ее ног пою. А потом уже смонтировал сами роды с этим моментом.

– Мы видели, как Мик Анжель появился на свет. Сейчас уделяете ему так же много внимания?
– Я ночью все время встаю к малышу. Пою горловым голосом буддистскую мантру: оммааа! И он засыпает. Ни с одним из четырех своих пацанов я не возился так, как с Миком Анжелем.

Бил женщин, но в меру

– Конфликты у вас с Мариной бывают?
– У нас могут быть трения. Но у меня есть четкое осознание того, что Марина – сильная. До нее у меня были женщины, которые зависели от меня. И я часто настаивал на своем. Бил их. Как раз в меру бил. Два раза, когда люлей выписал Павелковской, выписал бы ей и сегодня. Когда она меня посылала на х… из квартиры, которая оплачена мной, я не дал ей люлей.

– За что же тогда давали?
– Она оскорбила мою мать.

– Как вы отреагировали на ее откровения после вашего расставания?
– Когда ей предложили дать то интервью, она позвонила мне: «Предлагают интервью о тебе, дают тридцать тысяч рублей». Я ответил: «Не забудь упомянуть, за что я тебя бил». Перезванивает через пару дней: «Все хорошее о тебе убрали. Я вынуждена его подписать, потому что деньги». Я ей говорю: «Ты меня за тридцать сребреников сдала? Знала что, как бы ты х… меня ни обкладывала, все равно буду помогать детям?»

– Но вы ведь и правда гуляли от нее?
– Только когда сама сказала, что она – за свободные отношения. Потому что любить женщину и не быть любимым – это больно. Но когда трахаешь нелюбящую и она кончает – я от этого заводился. У меня был загул – пять женщин за четыре года.

– Это вы загулом называете?
– Да. Потому что не могу без духовного единения. Решил стать Дон Жуаном. Дарить женщинам ту душевную и телесную теплоту, которую им не давали их мужья. И тут я встретил Анисину.

Я знал, что так должно быть, но не ведал,
Что напоенный током ласк твоих
Я буду праздновать желанную победу,
В твоем плену, где я любовь постиг!

Мама Марины думала, что я развожу ее дочь


– Никита, читаю о вас в дамских журналах – вы белый и пушистый, читаю таблоиды – ужасаюсь!
– Я пришел в шоубизнес, чтобы играть по своим правилам. Я могу быть вульгарным, только так можно пробиться. Когда это понял, перекрасился в рыжий цвет и стал шутом.

– Как раз после встречи с Мариной. Многие говорили, что это пиар и вы не поженитесь.
– Встретившись с Анисиной, столкнулся с порцией статей, от которых поседел. Еще говорили, что я женился на Анисиной, чтобы получить французское гражданство. Мама Марины звонила и говорила: «Он е… Павелковскую, а они вместе тебя разводят». Для меня было очень важно, что Анисина в тот момент мне верила. И успокаивала меня… Я пришел в шоубизнес со сверхзадачей. Она полностью отражена в стихотворении 2006 года – за тот сборник я получил премию «Золотое перо Руси» в компании Михаила Ножкина и Риммы Казаковой, царство ей небесное.

Я – дух истины и в роке хардом
буду просвещать,
Синтезировать и лучших с худшими
совокуплять,
Чтобы б@ядь познала небо,
что в пи$де ее живет.
Чтоб ребенок крошки хлеба
не выпрашивал, как скот.
Чтобы глянец и гламурность
в кокаиновом бреду
О@уели и узрели:
я @бу их и иду!
В них иду, но не для славы,
и не в зад @бу, не в рот,
В сердце, в мозг, я –
боже правый! –
Утешитель, идиот…


поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!