Новости дня

18 декабря, понедельник




17 декабря, воскресенье

































16 декабря, суббота








Откуда берутся дети?

0

А. Быков! Давай раз в жизни поговорим серьезно.
Б. Да я давно предлагаю…
А. Но не про это, Быков! А про то, как объяснить это детям.
Б. А надо?
А. Они же спрашивают!
Б. Странные у тебя дети. Меня никогда не спрашивали.
А. Это потому, что они тебя редко видят.
Б. Да часто они меня видят! Но разговариваем мы на совершенно другие темы. Я представить себе не могу, чтобы меня десятилетний сын спросил, откуда он взялся. Семнадцатилетняя дочь, боюсь, мне самому может порассказать на эти темы много интересного, но я тоже как-то пока не спрашивал.
А. Мои дети точно знают, что они произошли у мамы из животика. Это дает им серьезные преимущества во дворе. Там встречаются индивиды, уверенные, что их купили.
Б. Где?
А. В специальном магазине. Они там лежали и ждали, пришли родители и выбрали. Есть двое продвинутых, уверенных, что их скачали из Интернета.
Б. Слушай, это гениальная версия! Это же объясняет, откуда у них иногда вирусы!
А. Но это не срабатывает. Некоторые дети спрашивают, почему они иногда похожи на папу. Это же совершенно другой человек!
Б. Но таких детей секс совершенно не интересует. Их интересует генетика. Как она действует и все такое.
А. Но она же не сама действует, верно? Папа с мамой же должны что-то такое сделать, чтобы она сработала?!
Б. Знаешь, Андреева, у меня такого опыта просто нет, потому что я никогда не допускал мысли, что это должны объяснять родители. Есть интимные, нежные темы, которых родитель не должен касаться в принципе. Ладно там,  объяснить девочке, что у нее когда-то произойдут первые месячные. Это нормально. Но если с детства посвящать ребенка в то, чем родители занимаются под одеялом…
А. А что, твои никогда не спрашивали, почему их иногда не пускают в кровать?
Б. У нас была такая история. Однажды дочь вошла прямо в разгаре,  ей было шесть лет, и мы ее выставили, пообещав морскую свинку.
А. (Заинтересованно.) И смогли продолжать?
Б. Смогли. Но свинку все равно пришлось купить. Ее назвали Дезире, что по-французски означает «Желание». Правда, потом все равно переименовали в Фуфло, потому что она была на него похожа.
А. И ребенок купился на это фуфло?
Б. Ее к тому времени просветили во дворе.
А. (Назидательно.) Вот поэтому, Быков, и нельзя пускать все на самотек. Ты знаешь, что им могут там порассказать? Одному моему знакомому ребенку объяснили, что все происходит через пуп!
Б. И что? Не худшая версия.
А. Нет, если уж ты хочешь, чтобы дети тебя понимали,  ты обязан найти слова и все самое трудное объяснить самостоятельно. Я вот помню, еще в советской «Неделе» была статья, как надо объяснять. Что у папы были такие семечки…
Б. А у мамы грядка?
А. Про маму там не было написано. Но папа посеял семечки, и выросли детки.
Б. Куда посеял? В капусту?
А. Есть еще американская книжка, где написано, что заниматься зачатием детей надо в постели, потому что в ней очень тепло и уютно…
Б. Это требует тепла и уюта?
А. Вообще американская книжка – улётная. Там написано: «Когда ты родился, грудь твоей мамы была, как молочный бар». Прикинь, они не знают, откуда берутся дети, но знают, что такое молочный бар!
Б. Вообще-то, если не терпится, можно им показать украинский мультфильм «Происхождение видов». Там это показано даже слишком подробно.
А. Да показать можно что угодно! Но я бы советовала по­дыскать какие-то личные слова. Мы, например, делаем как? Мы говорим, что при очень большой любви родители соединяются…
Б. Чем? Руками?
А. Неважно. Они биологически соединяются. И вследствие этого у мамы в животе начинает расти ребенок, похожий на двоих одновременно.
Б. Или на соседа.
А. Нельзя ко всему подходить с хаханьками, Быков! Это же главная тема в воспитании!
Б. Вот с этим, извини, я никогда не соглашусь. Я вообще думаю, что в отношениях родителей с детьми должны быть некие пространства умолчания, что ли. Я же не рассказываю детям о своей работе, верно? Я не трогаю какие-то взрослые темы, стараюсь не говорить о политике, чтобы ничего им не навязывать и никак их этим не пачкать. Не рассказываю им, как Путин сливается с Медведевым и от этого получается властная вертикаль. Есть вещи, до которых ребенок может дойти либо сам, либо благодаря учебнику (где, кстати, все есть), либо, наконец, пусть ему во дворе объяснят… Но родитель должен находиться вне. Отношения полов – отдельно, а мама с папой – отдельно. Никогда не забуду, как в романе Хеллера «Что-то случилось» крошка-сын в ужасе говорит отцу: «Ты трахаешь маму!»
А. А что, он не прав?
Б. Не прав, конечно! Трахает Бобик Жучку, а то, что делает папа с мамой, называется совсем иначе. И ребенку абсолютно нет до этого дела.
А. Это и называется ханжеством. Ты ругаешь государство…
Б. Где это я ругаю?!
А. В курилке. А сам себя ведешь еще хуже. Как какой-нибудь Патрушев. Его спрашивают, в чем вред неправительственных организаций, а он отвечает: извините, это слишком тонко и секретно, чтобы я мог вам объяснить… Нет вещей, о которых нельзя разговаривать с детьми! Родитель обязан подробно отчитаться по крайней мере по одному вопросу: откуда ребенка привели в мир?
Б. Все, я понял наше главное различие. Я считаю, что правительство ни в коем случае не должно объяснять детям, то есть, извини, избирателям, откуда что взялось. я не лезу в его вертикали, и оно пусть не лезет в мою жизнь. Я не требую от него отчета и прозрачности. Я даже готов, извини, где-то признавать его право на непрозрачность в интересах государственной безопасности. Иначе – если все будет прозрачно, как пытаются делать в Штатах – я не смогу его уважать. Так же и с детьми: если таинство перестанет быть для них таинством, они будут на нас с женой смотреть… неправильно. И вообще, ты знаешь, мне все чаще кажется, что дети… совсем не от этого берутся.
А. Да ты что?! (Крутит пальцем у виска.) Ты серьезно?!
Б. Абсолютно. Видишь ли, мне никто дома не объяснял, откуда берутся дети. Меня просветили во дворе, в пансионате, где я отдыхал, в школе – и я не поверил. Трем разным рассказчикам – не поверил! Потому что мне казалось, что это слишком… прозаично, что ли. И до сих пор не верю.
А. А в Деда Мороза веришь?
Б. Верю. Но не в этом суть. Понимаешь, ведь иногда стараешься-стараешься, а не получается. А иногда совершенно не стараешься и даже, извини, кончаешь в простыню, а все равно получается. То есть от такого веселого дела, как любовь, не могут получаться дети. Их либо находят в капусте, либо скачивают по Интернету. А когда не было Интернета – покупали в магазине.
А. (Потрясенно.) Ты… серьезно, Быков? Ты… ты допускаешь…
Б. Я не допускаю, я знаю. А ты подумай, Андреева. У детей своих, что ли, спроси.
(Важно уходит.)

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания