Новости дня

25 августа, воскресенье

















24 августа, суббота















23 августа, пятница













Истребитель ворон

13:48, 05 февраля 2008
0

«Вороны в городе – все равно что тараканы в квартире», – считает Владимир Виноградов, берет ружье и выходит на охоту. В Волгограде его называют санитаром города.

Лично Виноградову вороны ничего плохого не сделали, так что о сведении счетов речь не идет. Просто по охотничьим правилам эти птицы, как и другие представители семейства врановых, считаются вредителями и агрессорами – они обижают всех, кто слабее. Отстреливая ворон, Виноградов выступает от имени всей незащищенной мелкоты.
– Вообще-то профессия у меня была довольно мирная, 30 лет отработал токарем на заводе, – говорит он. – Конечно, поохотиться всегда любил. В 1984 году приняли постановление о сокращении численности врановых, и с весны следующего года я полностью впрягся в это дело.
Счет трофеям велся по лапкам. За каждую принесенную охотниками выдавали приз – два патрона, но в скором времени перешли на денежное поощрение: одна ворона – три рубля. Поскольку за год Виноградову удавалось добывать до тысячи вороньих «скальпов», охота оказалась делом прибыльным.
На охоту Виноградов всегда берет с собой мертвую ворону. Никакой магии, это на самом деле приманка. Есть у него и специальные приспособления: «схоронок» – ящик, в котором он прячется, когда выжидает птиц, «разбиралочка» – устройство, позволяющее быстро разворошить гнездо. Случалось Владимиру и пробовать ворону на зуб.
– Пошел как-то на охоту, решил покормить собаку. Начал варить ворону в консервной банке. И такой аппетитный духан пошел! Попробовал сам. Зря: жестко и невкусно.
За годы охоты Виноградов так изучил свое ремесло, что стал понимать, о чем одна ворона каркает другой. Он знает, как ворона возмущается, как боится, как предостерегает, более того – может ответить на вороньем «наречии».
– Да, приходится и самому каркать, подманивать таким образом птиц. Я выбираю карканье, которое в переводе на человеческий означает «Наших бьют!» Услышав этот сигнал, птицы слетаются на разборку.
Стрелять Владимир выходит не только в лес. У него есть лицензия, позволяющая производить отстрел и в городе.
– У ворон здесь нет реального врага, который бы регулировал их численность. Вот и приходится человеку, то бишь мне, брать эту миссию на себя. Но меня такая охота не вполне устраивает, в природе интереснее. Охота для меня – слежка, проигрывание всевозможных вариантов. Я даже не всегда ставлю мат – то есть спускаю курок, если вижу, что уже выиграл партию.
Вороны своего кровного врага узнают. Как увидят, сразу же оглашают окрестности пронзительным карканьем: предупреждают других об опасности. Нападать не решаются. Иногда прилетают под его окна каркать, но Виноградов в приметы не верит.
Уже больше двадцати лет охотится он на ворон, но белая так и не попалась. Хотя иногда Владимиру кажется, что белая ворона – это он сам…

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также