Новости дня

18 ноября, воскресенье









17 ноября, суббота















16 ноября, пятница





















Камера смотрит в мир

0

Думаете, что можете пройти по улицам многомиллионной Москвы незамеченными? ошибаетесь. Спецкор «Собеседника» побывал в одном из столичных центров видео-наблюдения и выяснил: хоть по Арбату идете, хоть на Садовое сворачиваете – вы всегда в поле зрения.

ЧОП и консьержи не пройдут

Центр видеонаблюдения – это огромная комната, уставленная столами с мониторами. Обстановка неожиданно уютная и даже семейная, но вязать носки работающим тут некогда.
Камерами напичкана почти вся Москва, но именно из этой комнаты идет «слежка» за жизнью в ее центре. Первая видеокамера появилась в столице в 2001 году, спустя два года после терактов на Каширке и улице Гурьянова, унесших жизни более 200 человек. Как выяснилось в ходе расследования, террористам ничто не мешало заложить взрывчатку в подвалы многоэтажек. Тогда рассматривалось несколько вариантов охраны подъездов домов: патрулирование ЧОП, консьержи и камеры. Посчитали расходы – выяснилось, что видеокамеры обойдутся городу дешевле. Сегодня из всех столичных подъездов ими оборудовано больше половины – случается, что жильцы наотрез отказываются от цифровой техники, предпочитая живую охрану.
«Большой брат» следит за улицами, предподъездной территорией и первой лестничной площадкой в доме. Камеры, установленные в подъездах, с ходу и не опознаешь – по внешнему виду напоминают шарик от дезодоранта, наполовину спрятанный в стене. Привет вандалам! Нужно очень постараться, чтобы выковырять его оттуда. Разбить тоже непросто – пока стараешься, подоспеет антивандальная бригада с мигалками. Максимум, что остается хулиганам – это залепить глазок жвачкой. Но делать этого не советуем: портрет лица ведь все равно будет запечатлен. А при центрах видеонаблюдения дежурят специальные группы быстрого реагирования…

Одноглазые охранники

Если игровые автоматы называют однорукими бандитами, то видеокамеры я бы назвал одноглазыми охранниками. Они позволяют, например, предотвратить квартирные кражи или угон автомобилей. Несколько лет назад один из операторов центра обратил внимание на людей, выходящих из подъезда в шубах. Подумаешь, скажете вы, шубы по нынешним временам не роскошь. Все бы ничего, но на дворе стояло лето и вовсю жарило солнце. Разумеется, маскарад закончился в отделении.
– Мы сидим здесь для того, чтобы у москвичей происходило как можно меньше плохого, – говорит оператор Ирина Деминова. – В тех местах, где установлены камеры видеонаблюдения, нарушений стало гораздо меньше.
– Вы прямо на все-все реагируете?
– Конечно, – кивает она, не отрываясь от монитора. – Выносят коробки из подъезда, например. Можно не обратить внимания – мало ли, может, переезжают люди. Ну, а вдруг ограбление? Звоним в милицию, чтобы проверили.
Но и на старуху бывает проруха. Однажды операторы заметили, как возле одного из домов остановилась иномарка. Водитель вышел и исчез в подъезде. Спустя время оттуда появился молодой человек и принялся бесцеремонно снимать колеса. Оператор, возмутившись такой наглостью, естественно, позвонил куда надо. «Кто надо» приехал очень быстро. В ходе разборок выяснилось, что молодой человек по просьбе отца менял спущенное колесо.
– Как-то нам пожаловалась старушка, – вспоминает оператор Юлия Гончаренко. – Сказала, что кто-то регулярно вешает на ее двери обидные карикатуры. Ну, мы и вычислили обидчиков. Ими оказалась детвора. Судя по всему, бабушка перешла им дорогу, вот и стали мстить.
Перед операторами – по три монитора, каждый поделен на 16 квадратов. Итого 48 разных точек, за которыми надо следить. Немало! Я напряженно всматриваюсь в мониторы в надежде первым увидеть какое-нибудь нарушение. Оказывается, глаза калечить совсем необязательно. Едва видеокамера засекает хоть малейшее движение, рамка квадрата мгновенно краснеет.
Кстати, трудятся тут только женщины. Смерив меня слегка высокомерным взглядом, они пояснили: мужчинам для такой работы не хватает усидчивости. И правда, что может заставить мужика пялиться весь день на экран, кроме футбола и порно?









Убийство Политковской камеры «видели»


Столичная жизнь пробегает перед глазами операторов в режиме реального времени и похожа на бесконечный сериал, продюсер которого – сама жизнь.
Поздним зимним вечером по полутемной улице мечется бабушка в тапочках и халате – операторы вызывают скорую. Течет горячая вода по заснеженному двору – звонят в ЖЭК. Подростки заносят в подъезд бумагу, пихают в детскую коляску и поджигают – сообщают пожарным.
Не попади все это в поле зрения операторов, сценарий развития событий мог бы быть совсем иным.
Я снова смотрю в мониторы. В одном из квадратов идет девушка, в другом по лестнице бежит мальчишка с собакой, в третьем на улице курят трое парней.
– Вот по ним видно, что ничего плохого они делать не собираются, – кивает на парней Ирина Деминова. – Но вообще разборок молодежных бывает очень много. Дерутся так, что страшно становится.
Что действительно страшно, так это смотреть на малолетних наркоманов, которые собираются в подъездах по ночам. Мне показывают архивные записи. Ловлю себя на мысли, что страшно даже не то, как они вгоняют иглу в вену, а как готовятся – время остановить это вроде есть, а по сути сделать ничего нельзя. Хочется крикнуть в монитор: что ж вы делаете, идиоты?!  Операторы вызывают милицию, но на эти вызовы приезжают далеко не всегда. Женщины признаются, что стараются абстрагироваться от всего происходящего на экране – иначе можно сойти с ума.
Когда камеры только стали появляться, первыми, как водится, отреагировали правозащитники: а не превратится ли это в слежку за простыми гражданами? Станислав Егоров, директор по маркетингу организации, которая занимается установкой в Москве видеокамер, заверил:
– Проследить путь простого человека невозможно, если только он специально не сообщает, где находится и во что одет. Хочу заметить, что в Москве камеры видны, а в Лондоне, например, часть из них скрыта.
У этого «большого брата» есть еще одна ценность – все, что он фиксирует, хранится в течение месяца в специальном архиве. И если происходит преступление, запись изымается правоохранительными органами.
– Утечка из архива невозможна, – утверждает Егоров.
– Как же тогда кадры с изображением подозреваемых в убийстве Анны Политковской просочились на телевидение чуть ли не в тот же день?
– Это не от нас, – разводит он руками, – а от милиции. По каким соображениям, я не знаю. Милиционеры обратились к нам уже через полтора часа после убийства, и мы выдали все, что они просили. В 2003 году именно благодаря камерам видеонаблюдения удалось быстро выйти на исполнителей заказного убийства главы концерна «Алмаз-Антей» Игоря Климова. Кстати, видеокамеры установлены не только в Москве, но и в Петербурге, начинают появляться в Ростове-на-Дону и Нижнем Новгороде.
Так что, выходя из дома, будьте уверены: за вами хоть и следят, но для вашего же блага.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания