Новости дня

16 октября, вторник

























15 октября, понедельник




















Свободы стало меньше...

0

Говорить о его профессиональных качествах, я думаю, не нужно: Бабурин, выпускник журфака восьмидесятых с его вызывающе вольным духом, понимал, что для журналиста лучший профессионализм – честность. В объективность он, кажется, не очень верил, да ее и не бывает. Но всегда говорил и писал только то, что думал, и только то, во что верил. Именно поэтому он и не задерживался ни в одном издании и ни на какой службе, кроме «Свободы», где многие годы проработал и корреспондентом, и ведущим, и главредом. Бабурина уважали оппоненты и обожали коллеги.
Он был моим первым учителем – руководителем нашей группы в Школе юного журналиста. От него я впервые услышал Галича, которого он пел после занятий. Бабурин следил за судьбой учеников и помогал, чем мог, и для нас не было высшей похвалы, чем его одобрение. Можно сколько угодно говорить о том, что всякая смерть случайна и что внешние обстоятельства ни при чем, но думаю, если бы не тяжелейшие разочарования последних лет, он прожил бы дольше. Люди бабуринского склада не умеют жить, не зная ответа «зачем». Правда, у него-то как раз цель была – общая безнадежность его даже немного стимулировала выкладываться, делая на своем участке все возможное и больше того. Именно благодаря ему «Свобода» оставалась отдушиной: он высказывал то, о чем думали все. Но ситуация общей безнадежности, думаю, его отравляла, хотя внешне он оставался прежним Бабуриным и даже брался за гитару.

Те, кто слышал по радио живую, нервную и веселую речь Бабурина, никогда не забудут его. Тем, кто его знал, будет без него очень трудно. Ушел еще один человек, с которым можно было спорить, но которому нельзя было не верить.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Внимание! Акция на подписку