Новости дня

15 декабря, пятница








































14 декабря, четверг





Светлана Антонова нещадно колотит коллег

0

Звезда сериала «Монтекристо» Светлана Антонова в фильме режиссера Дмитрия Орлова «Московский фейерверк» играет грубую, злющую, мужеподобную тетку. Телогрейка, разбитый нос и отсутствие макияжа абсолютно не вяжутся с образом гламурной красавицы-актрисы. «ЖГ» поспешила взглянуть на это чудо.


Шарифуллин тырит спитой чай


Дмитрий Орлов, блиставший в главных ролях сериалов «Морской патруль», «Воротилы» и фильме «Первый после Бога», решил снять кино по собственному сценарию. Местом действия он избрал один из московских строительных рынков.

– Несколько лет назад я оставил искусство и решил узнать, чем живет простой народ, – философствует Орлов. – Народ я нашел на стройрынках Москвы. Я сам торговал гвоздями, обрезными досками и прочей нужной фигней. До сих пор по ночам мне частенько снятся прайсы, а должны бы, наверное, девушки. Рынок – это отдельный, никем еще не изученный мир. Там люди зарабатывают по семь долларов в день. Но знаете, что первое они делают утром перед работой? Открывают газету на странице с объявлениями: «Продаются «Мерседесы». Читают вслух объявления, мысленно представляют себя за рулем крутой тачки. Потом скачивают на свой мобильник новый анекдот и идут работать. Так проходит их жизнь. Но они счастливы и довольны.

Фактурный актер Сергей Шарифуллин, игравший в «Морском патруле» вместе с Орловым, предстает в этой истории главным действующим лицом – гастарбайтером в вязаной шапочке – человеком из народа.

– Он странный человек. Тырит использованные чайные пакетики и пытается втюхать их покупателям, – представляет своего персонажа Сергей. – Мечтает о машине за триста долларов и новых штанах, на большее не хватает фантазии.

Каскадер Володя лишился дара речи

– Света, иди сюда, – зычно кричит Орлов Светлане Антоновой.
Актрисе предстоит сыграть сцену, в которой она избивает собственного подчиненного. Продавец утаил часть денег, вырученных за товар. Строгая шефиня узнала, и теперь парню крышка.

– Ты сидишь с видом пофигиста, – объясняет режиссер артисту-каскадеру, играющему вороватого труженика торговли. – Вроде как тебе пофиг все. Смотришь на Свету и думаешь: «Ну что ты мне сделаешь? Ты ж баба». И тут эта тетя берет телефон с полки и разбивает его о твою голову. А потом хватает тебя рукой за нос, да еще в глаз заряжает. Света, приступай!

Антонова робко взяла белый аппарат и медленно приставила его к голове артиста.
– А ему не больно будет? – кивнув с вымученной улыбкой на свою будущую жертву, спросила она у режиссера.
– Телефону – нет. А остальным – как повезет, – хихикнул кто-то из киногруппы.
– Бей и ничего не бойся! – потребовал Орлов.

Через мгновение телефон с грохотом разлетелся о макушку несчастного каскадера.
– Мы благодарим каскадера Володю за любезно предоставленную нам для съемок голову, – острил в перерыве между дублями режиссер.
Сам Владимир ничего не отвечал. Он бродил по площадке с ошалелым видом и молчал. Ненамного лучше выглядела и Антонова.
– Я ни разу в жизни ни с кем не дралась. Мне тяжело ударить человека, – объяснила актриса свою растерянность.

– А то, что вы в грязной одежде и без макияжа, не смущает? – уточнили мы.
– Иногда я сижу в гримерном вагончике, что-то говорю, кокетничаю, – немного оживилась Светлана. – Потом случайно взгляну в зеркало на стене и чуть не вскрикиваю – пугаюсь саму себя. Но на самом деле это интересная работа. Мне немного надоело играть гламурных красоток. Хочется исполнить характерную роль. Хотя моя мама беспокоится. Мамы же так устроены, они все время хотят видеть своих дочек красивыми, в розовых бантиках. А я показала маме мое фото в телогрейке. Мамуля на несколько минут потеряла дар речи. Потом только и смогла спросить: «Свет, а тебе обязательно быть именно такой?» «Да». «Эх…» – вздохнула она. А еще я дома стала говорить, как моя героиня. Прихожу вечером: «Ну че? Есть че поесть?» – низким таким голосом, почти басом требую ужин. Вошла, что называется, в роль…

Мише наставили засосов

Света снова рассмеялась, вспомнив, как режиссер пригласил ее на роль рыночной хабалки.
– Мы снимались в фильме «Морской патруль-2», – поведала наша собеседница. – В какой-то момент Дима сказал, что собирается снимать фильм с Сережей Шарифуллиным в главной роли. «Ну вот, а меня не позвал», – упрекнула я давнего друга. «Я жену свою, Иру Пегову, позвал, – развел руками Дима. – А больше там нет женских ролей». И тут он внимательно посмотрел на меня, словно впервые видел. А я сидела в бигудях, с накрашенными губами, нарисованными глазами. «Вообще-то есть у меня в сценарии одна роль, – вдруг хмыкнул Орлов. –… Армянина. Он владелец строительной палатки. Слушай! А давай ты будешь этим армянином?» Я говорю: «Ты что, с ума сошел?» А он: «Да прикольно будет, соглашайся!» И мы вместе «переделали» этого армянина в женщину.

– А любовная история в фильме есть? – поинтересовались мы у режиссера.
– Ну, эта рыночная тетенька рассмотрит в герое нашего Сергея отдельное мужское начало, – уклончиво ответил Орлов. – Но самая любопытная лав-стори там у Михаила Полицеймако. Его персонаж пропадает без вести, и его жена отправляется на поиски. А он разгуливает по нашему строительному рынку с засосами на шее – роман у него случился. Супруга находит его в таком состоянии и закатывает скандал: «Ты мне изменяешь, я с тобой разведусь». Он в отчаянии бросает спичку в палатку с пиротехникой, и на рынке начинается роскошный фейерверк. После чего у нашего балбеса-гастарбайтера скупают все имеющиеся петарды, и он сказочно богатеет.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания