Новости дня

20 ноября, вторник










































19 ноября, понедельник



Семен Альтов: Пора скосить глаза на Восток!

0

Известный сатирик разве что китайцев еще не насмешил. Теперь эта досадная оплошность будет исправлена. По убеждению Альтова, все люди мира, обладающие чувством юмора, понимают друг друга с полуслова.

– Новые рубежи на старости лет осваиваете, Семен Теодорович?
– А почему нет? Я давно хотел перевести свои рассказы на китайский. Мне все говорят, что я переводим. Юмор у меня не злободневный, не социальный, нет сложных языковых оборотов, я же описываю общечеловеческие вещи! Знающие люди уверяют меня: «Сенька, ты переводим», но мне любопытно в этом удостовериться на китайцах. Знаю, когда у людей независимо от национальности одинаковое чувство юмора, то даже без знания языка они понимают друг друга.

– А почему для китайцев, а не японцев, к примеру?
– Если японцы присоединятся, наверняка возражать никто не будет. Я убрал все, что было связано с нашим менталитетом, и очень на китайцев рассчитываю. Кстати, у меня самого с возрастом становятся несколько раскосые глаза…

– Вас раньше вроде бы не переводили…
– Все началось давно. Однажды в Венгрии на приеме в советском посольстве для будапештской интеллигенции Райкин говорит мне: «Прочти что-нибудь, здесь очень хороший переводчик». (Я этого человека никогда не забуду, на опознании бы узнал!) Читаю фразу – смеются наши, он переводит – смеются венгры. Таким образом, я имел двойной успех.

– На картинке в начале книжки какие-то иероглифы и вы почему-то стоите с дирижерской палочкой, очень на Спивакова похожий…
– Да я вообще с ним похож, у нас и отчества одинаковые – Теодорович.

– Я не похожа, но у меня, кстати, тоже – Теодоровна.
– А вот с этого надо было начинать… Нас мало!

– Кроме того, что книжки пишете, вы находите время еще и с пиратами бороться. Что за петиция такая? Вы, говорят, в числе первых подписались…
– Обращение подписано всеми деятелями культуры: Кобзоном, Боярским и многими другими – мы все поддерживаем борьбу с контрафактной продукцией. У нас паленые лекарства, паленая водка, скоро уже грудное молоко будет паленым! Нас Евросоюз сводит с ума своими простыми правилами. Едут: скорость 50, с включенными фарами – такое ощущение, что идет какая-то похоронная процессия. Оглядываешься: «Где катафалк?» Его нет, там просто все едут так медленно – людей к этому приучили. Создавать надо цивилизованные формы существования: одна из мер – борьба с пиратами. Поэтому я – за.

– Для популярного человека мера-то непопулярная…
– Если не бороться, мы все помрем от контрафактной продукции. У меня был знакомый Жора. Он прошел войну, лагеря, умел разжечь костер в сыром лесу без спичек, достать с неба луну, а умер от паленой водки.

– От паленой водки массами гибнут те же бомжи… Вы, кстати, с ними по-прежнему дружбу водите?
– У нас двор на Васильевском, единственный в своем роде, он как бы закрыт. Двор необыкновенно удобен для людей, которые любят уединение, одиночество, покой и мусорные баки. В этом дворе у нас больше двадцати кошек обитает, которых кормит немая женщина. Бомжи там тоже обитают, иногда останавливают меня и спрашивают: «Почему вас так долго не видно по телевизору, над чем вы сейчас работаете и нет ли 10 рублей?» Но никогда сразу о деньгах, всегда сначала о творчестве.

– А чем сейчас ваш сын Павел занимается, вы никогда не думали приобщить его к творчеству?
– Когда он был совсем маленьким – только пошел в школу, я думал над этим. У меня была печатная машинка, и я говорил ему: «Павлуш, ну давай полстранички в день». А он же мальчишка, его сверстники во дворе в футбол гоняют. Помню этот ненавистный стук – сильный, но редкий. Мыслей нет, а полстраницы набрать надо. Потом он своим гениальным детским мозгом понял, как надо делать. Минут через 15 заявляет мне: «Папа, готово!» «Сказка: Из лесу вышел дракон, у которого было 444888888… ног, 46978659… лап и 8765098… хвостов». Он представил мне этакий бухгалтерский отчет, потому что понял, что числительные могут занимать много места. После этого я решил, что от ребенка надо отстать. Когда подрос, снимали мы с ним на петербургском канале сериал «Недотепы». А сейчас у него свой бизнес, кроме того, они с женой и моими делами занимаются: переговоры, реклама, телевизионные записи, организация концертов. Я не очень приспособлен для реальной жизни. А они помогают.

– А с внучками доверяют вам водиться?
– Две потрясающие девчонки растут быстрее, чем я успеваю фиксировать в сознании, сколько же им уже стукнуло. Сейчас Катеньке, старшей, 10, а младшей 7 лет. Кстати, я не видел еще детей, которые так бы хотели в школу, как младшая Варя. Постоянно занимается, даже плачет, когда ее отрывают от математики. Два одноутробных очаровательных симпатичных человечка – абсолютно разные.

– Ген юмора существует?
– Что-то точно передается. В прошлом году на даче младшая просыпается и говорит: «Дедушка, я проснулась ночью, полезла под кровать, а там не было горшка, напиши об этом что-нибудь смешное». Варя решила, что я должным образом переставляю слова и из этого получается смешной рассказ. В общем, она, как Пушкин Гоголю, решила подарить мне сюжет.

– Вы в повседневной жизни веселый человек?
– А как иначе можно жить? У нас в ванной из трубы подкапывала вода – ведро в месяц. К лету я решил навести порядок. Пошел в ЖЭК, спросил, отключена ли в системе вода. Мне сказали: «Да, Семен Теодорович, делайте, что хотите». Потом пришел к соседу Васе – мастеру на все руки. Вася с молотком откручивает у меня в ванной гайку и бьет по трубе молотком. Бьет раз, два, три. На пять оттуда забил фонтан, про который я подумал, что нефть: черная, под огромным давлением. Жижа эта начала через минуту хлестать за порог квартиры. Счастливая собака плавала в этой воде, жена и невестка, спасая квартиру, бросали туда тряпки, халаты – все, что попадалось под руку. Я бегал и кричал: «Где аварийный телефон?» Вася, как античный герой, насадил назад гайку и закрутил. Я весь черный, непонятно в чем вбегаю в ЖЭК и говорю: «Вы же только что сказали, что в системе нет воды! Начальник удивленно поднимает брови и спрашивает: «Была?!» А потом он сказал гениальную фразу: «Во народ!» Вот тогда было очень смешно…

– Не устаете шутить по заказу?
– У меня просто есть чувство юмора, и я из этого сделал себе занятие. Не стал одним из тех серьезных людей, которые занимаются серьезным делом, а шутят в свободное от работы время. Я закончил технологический техникум, потом институт. Писать начал для самого себя довольно неожиданно в 26 лет. В это время люди обычно с профессией уже определяются, а я вот нет. Бог, очевидно, понял, что других вариантов выжить у меня попросту нет, и решил: «Ну пусть он зарабатывает этим».

– Многие сейчас самореализовываются на полную катушку.Вы никогда не думали вот хотя бы режиссером попробовать поработать?
– Я всю жизнь был один. Я – и стол. Восхищаюсь людьми, которые руководят театром, футбольной командой, работают режиссерами. Нужны сила, характер – эти люди двигают прогресс. Они не всегда легки в общении, зато деятельны и предприимчивы. Вот вам, думаете, почему легко со мной? Потому что я не руководитель.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания