Новости дня

12 декабря, среда










11 декабря, вторник



































«Ждем убытия Дмитрия Анатольевича»

0

Впервые за 3 года и 11 дней своего президентства глава государства созвал большую пресс-конференцию. Медведев старался быть оригинальным, но, увы, каноны этого жанра, заложенные еще Путиным, довлели…

Нашего редактора отдела новостей и политики Екатерину Барову бдительные сотрудники ФСО завернули еще на пороге: то ли им не понравились ее документы, то ли, на взгляд администрации президента, она могла написать с мероприятия что-то не то. Вместе с ней отправили восвояси еще несколько журналистов, некоторые из которых приехали из регионов и даже из-за границы. А что делать, если на мероприятие аккредитовались более 800 человек, а зал вмещал менее 700.

Избранных, в том числе автора этих строк и нашего фотокора, с милицейским эскортом доставили в конгресс-холл бизнес-школы «Сколково» за МКАДом. В фойе стояли накрытые столы для гостей – салат, сэндвичи, минералка. Мимо бродил растерянный Константин Эрнст, выискивая, чем бы еще поживиться. На самой пресс-конференции его почему-то было потом не заметно, может, увлекся едой и не успел зайти. Опоздавших не пускала охрана.

Двери в зал закрыли за полчаса до начала пресс-конференции. Всем было велено сесть, и журналисты, задумавшись над двусмысленностью предложения, на всякий случай притихли. Обстановку разрядил молодой человек, который под смех аудитории принес на пустующую еще трибуну белую чашку с блюдцем, интригующе накрытую салфеткой. Все стали гадать, чай там или просто вода. Через минуту к трибуне подтянулся мужчина постарше (и видимо, поопытнее) и под уже нарастающий хохот подвинул чашку сантиметра на три правее. Оказывается, в политике тоже есть чайные церемонии.

Перед тем как, небрежно размахивая планшетом, в народ вышел Дмитрий Медведев, его пресс-секретарь Наталья Тимакова попросила всех без исключения отключить мобильные телефоны. Впрочем, минимум одно исключение в зале все же осталось, и звали его именно Тимакова. Почти всю конференцию она строчила эсэмэски, адресуя их, видимо, президенту. Во всяком случае, тот регулярно подсматривал в свой планшет и на втором часу выступления воскликнул: «О-о, пресс-служба сообщает, отозвали Сергея Миронова». Пресс-служба расслабилась и принялась рассматривать в телефоне фото.

Заняться Тимаковой было нечем. Задающих вопросы президент выбирал сам. И судя по тому, кого он спрашивал, как, прихлебывая из чашки, слушал вопросы и как при ответе подсматривал в айпод – выбирал заранее. Однако число поднимающих руки, таблички и газеты, чтобы их заметили, от этого не уменьшалось. А когда Медведев по-военному объявил, что будет отрабатывать журналистов «по секторам», даже увеличилось. Вероятно, привыкли, что по ним регулярно «отрабатывают».

Пообщаться с Медведевым удалось не всем. Впрочем, после 4-го вопроса, когда президент признался, что интригу вокруг второго срока он пока не собирается раскрывать, пресс-конференция все равно потеряла смысл. Но важен в ней был не смысл, а именно тренд. Не что было сказано, а как и где.

Вместо традиционного прежде для Путина Кремля Медведев выбрал своей площадкой инновационное «Сколково», вместо карандаша теребил в руках свой айпод, и даже журналистам на сувениры достались не те же карандаши, а симпатичные флешки на 4 гига (не планшет, но тоже приятно). Как говорится, почувствуйте разницу – кто синхроннее шагает в ногу со временем.

Да и в остальном отличий хватало. Мероприятие президент вел (по крайней мере с виду) сам, без помощи ассистентов. Не сидел, как часто Путин, за закрытым столом, а стоял на открытой трибуне. Говорил не 4 часа, а всего 2 с небольшим, зато в ответ на неприятные вопросы обещал не «от мертвого осла уши», а разобраться.

Впрочем, Медведев не был бы преемником Путина, если бы не дал слово главному редактору газеты «Шесть соток» Андрею Туманову. Видимо, тот перешел к нему по наследству. Равно как и разные неприятные пережитки. На выходе из «Сколково» журналистов почти час продержали в душном фойе у запертых дверей. Охранник пояснил: «Ждем убытия Дмитрия Анатольевича». В свете приближающихся президентских выборов реплика звучала не очень политкорректно. Как, впрочем, и ответ на нее из народа: «Может, тогда написать ему в твиттер, чтоб убывал поскорее?»

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания