Новости дня

24 июня, воскресенье

























23 июня, суббота















22 июня, пятница





Не вырубишь топором. Чего ждать от фальсификаторов на выборах-2018


"Условия проведения выборов всё ухудшаются" // Фото: Global Look Press
"Условия проведения выборов всё ухудшаются" // Фото: Global Look Press

Член движения «Сонар» Дмитрий Нестеров – о том, почему фальсификаторам выборов не потребуется взламывать КОИБы топором. 

18 декабря в России официально стартовала избирательная кампания по выборам президента. По этому поводу заместитель председателя ЦИК России Николай Булаев дал интервью, самой яркой частью которого стало заявление о том, что КОИБы (комплексы обработки избирательных бюллетеней) напрочь исключают возможность фальсификации результатов голосования.

Булаева спросили, можно ли взломать машину, подсчитывающую голоса избирателей. «Против лома нет приёма, – ответил чиновник, – поэтому если взять топор или молоток, можно разбить КОИБ, взломать ящик для голосования и вбросить туда бюллетени.  Что касается хакерского взлома КОИБа – на наш взгляд, это невозможно. Мы провоцировали такие попытки при тестировании комплексов. КОИБ не связан ни с одной информационной системой, он не имеет доступа к wi-fi. Я не понимаю, как его можно взломать, только если физически сломать на глазах у всей комиссии, но это преступление. Что касается описаний, как можно взломать КОИБ, они интересны, хотелось бы, чтобы авторы таких предположений пришли в ЦИК и сделали это сами».

Между тем член совета движения наблюдателей «Сонар» Дмитрий Нестеров сказал в интервью Sobesednik.ru, что потенциальным фальсификаторам на выборах-2018 не придётся размахивать топорами и молотками на избирательных участках. Скорректировать результаты выборов в пользу организаторов можно будет и через КОИБы, и при помощи «каруселей», уверен Нестеров:

– Это не какой-то злой замысел, а реальная ситуация: есть много возможностей неправильного использования КОИБов, как и любого другого технического устройства, – рассказал нам Нестеров. – Это может происходить по злой воле организаторов и тех людей, у которых они хранятся, тех, кто их непосредственно использует, тех, кто готовит к ним флешки (известно, что перед тем, как КОИБы ставятся на участки, в них вставляются флешки с некоторой информацией). Можно неверную программу заложить, и она будет неверно считать. В общем, любой из этих механизмов, не говоря уже о более тонких, способен приводить к неверному, неправомерному, зловредному использованию этих устройств.

Во всём мире для страховки от таких рисков – естественных, повторяю, рисков – используются всякие проверочные процедуры. В частности, контрольный пересчёт КОИБа. Поскольку в нём задействован бумажный бюллетень, то всегда можно взять КОИБ по требованию, если что-то не так пошло во время дня голосования, и провести контрольный пересчёт – есть ли расхождения.

– Пересчитать руками?

– Да. Сейчас контрольный пересчёт во многих регионах, в том числе в Подмосковье, убирается из числа нормативных требований. Тем самым КОИБы становятся больше похожи на «чёрные ящики», которым остаётся только верить. То, что не бывает совершенных КОИБов, – это естественно. Но то, что наши комиссии систематически отказываются от контрольных процедур, настораживает.

Должна быть возможность контроля. Вы не можете дать наблюдателям право влезать в электронику или на скорую руку смотреть, что там на флешках записано – это не очень естественно и практично, да и невозможно. Есть простые процедуры, которые почему-то убираются.

Они [организаторы выборов] однозначно могут всё с этим делать, но пока нет сигналов о системных, массовых фальсификациях с помощью КОИБов. Но ружьё висит, висит и может выстрелить.

Дмитрий Нестеров // Фото: кадр YouTube

– Что будет на выборах-2018 с фальсификациями – хоть с хитрыми при помощи КОИБов, хоть с обычными?

– Должно быть очень хитрое стечение обстоятельств, чтобы вдруг потребовались какие-то дополнительные способы фальсификации, в частности с КОИБами, с целью фальсифицировать результаты выборов. Фальсификат делается не ради фальсификата, а чтобы исправить или улучшить результат, который не удовлетворяет. Мер, которые есть у организаторов, вполне достаточно, чтобы исправлять результат до нужной степени.

Я не хочу сказать, что все организаторы злоумышленники и что они пытаются фальсифицировать, но история больших российских выборов учит нас, что есть много регионов, где регулярно проводится системная фальсификация. Это часто устраивается на региональном уровне: ЦИК вполне искренне может говорить, что они дают правильные сигналы, но «отвечать» за результат губернаторам, поэтому через региональные комиссии делается тот результат, который делается. И не всегда натягивается в пользу кандидатов. Сейчас, скорее всего, будет актуально натягивать, повышать явку. Вполне могут заняться этим, хотя публично дают сигналы (Сергей Кириенко на последнем совещании это говорил), что выборы должны быть чистыми.

Но у нас есть опыт 2016 года, выборы в Мосгордуму: [председатель Госдумы Вячеслав] Володин и публично, и на совещаниях давал руководителям регионов установки не нарушать. Но мы прекрасно помним, чем это в ряде регионов обернулось. Те же самые методы из раза в раз. В регионах с «особой электоральной культурой» – 85-95% явка. Одно дело – что говорится официально, а другое – что все понимают правила игры и за результат надо отвечать. 

Объём этих фальсификаций, как показывает математика, снизился уже даже на госдумовских выборах, но это небольшое снижение. Машина фальсификаций в тех регионах, где она традиционно работает, она продолжала работать.

В этом году есть некоторое новшество, которого не было на предыдущих федеральных выборах. Это новые правила электоральной иммиграции – голосование по месту нахождения. Их ввели на губернаторских выборах в этом году, протестировали. На федеральных выборах они будут действовать впервые. Это замена открепительным удостоверениям. ЦИК очень много рекламирует эту процедуру.

КОИБ // Фото: Global Look Press

Гражданин теперь может сказать, что он будет голосовать на любом участке по своему выбору. Он может заявить об этом и в период от 5 до 40 дней до выборов и в период от 0 до 4 дней – это немножко разные процедуры. С одной стороны, это удобно избирателю: ему необязательно приезжать в свою родную комиссию и брать открепительное удостоверение – он это может сделать по интернету. С другой стороны, порядок голосования по месту нахождения возлагается на ЦИК, а в принятом ЦИК нормативном документе есть «дыры», позволяющие проводить многократное голосование – по-простому, «карусели», – не вовлекая в эту незаконную схему участковые комиссии. Это говорит о том, что вот эти «карусельные» схемы, если понадобится, могут легко проворачивать и в доселе «чистых» регионах. 

Как я говорил, не во всех регионах работает фальсификационная машина. Ведь во все эти серьёзные фальсификации должны быть вовлечены коррумпированные люди из участковых комиссий. Там, где эта система сложилась, она работает. А там, где не сложилась, её так просто не сделаешь. Теперь же эта организационная проблема устранена: на уровне территориальной комиссии (туда обычно входят люди из районной администрации) могут запустить эту схему в любом регионе.

В любом случае, если это и случится, это не будет центральной установкой. Это будет попытка регионов увеличить явку на своей территории, чтобы губернатора похвалили. В этом плане условия проведения выборов всё ухудшаются и ухудшаются.

– Независимым наблюдателям дадут работать на выборах-2018? Общественная палата готовит армию из тысяч своих наблюдателей.

– Задача всей этой кампании – закрепить термин «общественное наблюдение» за очередным подконтрольным администрации органом наблюдения. Это будут всё те же наблюдатели, которых раньше набирали во многих регионах от «Единой России» или от партий-спойлеров для комфортной работы комиссии на участках. И организовывать это будут всё те же люди. Это полная подмена независимого наблюдения. В СМИ, особенно в административных, выводы о том, что всё прекрасно, от имени этих общественных наблюдателей будут подаваться как мнения независимых общественных наблюдателей.

Это никак не повлияет на нашу работу. Если будут интересные, конкурентные выборы, то будет больше реально независимых наблюдателей. Если выборы будут неконкурентными, наших волонтёров будет меньше. Но всё равно мы будем наблюдать, собирать информацию, аккумулировать её. Будем работать, как раньше.

Теги: Выборы-2018

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания