Новости дня

20 октября, пятница












































Каталонский тупик. О чем говорили в Барселоне до и после референдума


Фото: Global Look Press

Испанская Каталония бурлит. Митинги протеста, аресты глав муниципалитетов, обыски, столкновения с полицией...

На второй план отошла даже недавняя серия терактов в Барселоне и ее пригородах. Все мысли каталонцев – о независимости, референдум по этому вопросу все-таки прошел 1 октября, несмотря на жесткую реакцию властей Испании.

Карательная операция

Предреферендумные страсти бурлили вовсю. За несколько дней до 1 октября Мадрид прислал полицейских. Их поначалу не пустили в город. Но потом в Барселоне все же находились 3 тысячи полицейских.

С минувшей среды проходили обыски, были задержаны крупные чиновники Каталонии, некоторые мэры. Правда, аресты не коснулись первых лиц региона, но генпрокурор Испании уже пригрозил главе Каталонии Пучдемону арестом за ненадлежащую трату госсредств (на подготовку референдума, объявленного нелегитимным). Были изъяты миллионы бланков бюллетеней... Возмущенные карательной операцией Мадрида, люди высыпали на площади.

А в некоторых районах в школы приходили с детьми еще в субботу и оставались там, «держа оборону» участка голосования. Причем среди этих людей были и противники отделения, возмущенные тем, что их пытались лишить права голоса. Мадрид получил реакцию, которую не ожидал.

Болезненная тема

– Многие непримиримые сторонники отделения никогда не перейдут в разговоре на испанский, даже если им скажешь, что каталонского не понимаешь, – рассказывает Тати, россиянка, уже много лет живущая в Барселоне. – Вот недавно был случай у нас в школе. Дети в Каталонии ходят в школу с 3 лет. И мы пришли записываться с ребенком. Собралось еще много мам – все, как и я, жёны из смешанных семей: кто француженка, кто итальянка... Учитель говорила только на каталонском, несмотря на то, что мамы просили перейти на испанский. Пока не пришла директор, это продолжалось. Я теперь учу каталонский.

Фото: Global Look Press

Впрочем, на бытовом уровне разногласия, по рассказам барселонцев, не ощущаются – главное, не касаться этой болезненной темы. В одной семье старшее поколение вполне может хранить на стене в рамочке благодарственное письмо от Франко (за то, что не хотели отделения), а их дети при этом – сегодня одни из активных сторонников независимости. И никаких ссор не возникает.

Тупик

Каталонцы верят в процветание после отделения. Не слишком ли радужные надежды? Эксперты указывают на очевидные минусы. Едва ли Испания пустит Каталонию в ЕС. А выход неизбежен и чреват неприятностями: каталонская валюта будет стоить на 30–50% меньше евро, а 75% продукции региона будет проходить по экспортным тарифам.

Но, судя по всему, обратный ход уже не может дать ни Мадрид, ни Барселона.

– С одной стороны, регионализм обусловлен спецификой исторического пути Каталонии, – говорит доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. – С другой – надо понимать: эксплуатация этой специфики до поры до времени позволяла каталонской элите в довольно жестком торге с Мадридом добиваться все больших полномочий. Так что нынешний раунд интриги можно было бы считать очередным политическим торгом. Если бы не одно но: Мадрид уже отдал Каталонии все, что мог отдать в рамках автономии. Значит, продолжая требовать отделения, каталонцы неизбежно должны были упереться в неготовность Мадрида нарушать конституцию Испании и давать региону независимость. Теперь складывается патовая ситуация: Мадрид не может согласиться на сецессию, а сделавшие лозунг о независимости центром своей программы каталонские сепаратисты не могут от него отказаться без политического ущерба.

Дух противоречия

– Я ходил на опрос в 2014-м и дал ответ «да», – рассказывает адвокат Серран Матос. – Перед нынешним референдумом сомневался, нужно ли нам это отделение. Но после того, как Мадрид предпринял такой прессинг, я уже был уверен: надо идти и снова сказать «да». 

Так думают многие. 

Кстати, не факт, что итог референдума не устроил бы Мадрид, если бы он прошел мирно: эксперты уверяют, что его результаты могли бы составить 40% за отделение и 60% – за то, чтобы остаться в составе Испании. Но после жесткой реакции Мадрида  90% из пришедших голосовать каталонцев (а это около половины избирателей) сказали «да» независимости.

– Понятно, что никакого отделения сразу не последует, – размышляет Серран. – Но люди хотели знать: где они находятся, в какой точке своей истории. Это было важно для Каталонии.

Каталония для каталонцев

Этим летом, задолго до референдума, Барселона была непривычно активна. Вместо солнечной, расслабляющей и доброжелательной столицы Каталонии туристы столкнулись с... протестами против них самих. Казалось бы, приезжающие со всего мира несут деньги и благополучие барселонцам. А они, оказывается, против.

«Если это сезон туристов, то почему их нельзя отстреливать?» – такие вот граффити сегодня в Барселоне. А тротуары набережной Барселонетта – сплошь в трафаретах: Tourist, go home! «Мы не хотим туристов в наших домах. Это вам не пляжные отели» – это уже растяжки у моря.

Впервые в Барселоне на путешественников стали нападать. Так, в июле в автобус с туристами ворвались четверо в капюшонах, пригрозили водителю ножом, прокричали пассажирам: «Вас здесь не ждут!», написали краской на лобовом стекле автобуса «Туризм убивает районы!», прокололи все шины и скрылись. Никому из туристов вреда не причинили, но, согласитесь, такое «гостеприимство» не особенно приятно. 

Ответственность взяло на себя Arran – молодежное крыло ультралевой партии CUP (10 кресел в парламенте региона). После этого «показательного выступления» члены Arran прокалывали шины прокатным велосипедам в Барселоне, а на Майорке закидали дымовыми шашками яхты.

В городе, где туристов в 10 раз больше, чем местных жителей (16–18 млн человек в год при населении 1,6 млн), где цены за аренду и на квартиры летят в космические дали (многим приходится уезжать из родных мест в более дешевые районы), а зарплаты в туриндустрии – парадокс! – одни из самых низких в городе, зато цены на продукты растут, желание оградиться от туристов (порой еще и ведущих себя грубо) выглядит понятным. Жители устали, несмотря на то, что приезжие дают 11% от регионального ВВП. В опросе 2017 года барселонцы впервые назвали туристов одной из главных своих проблем. И выбрали мэра, которая обещала добиться снижения цен на жилье и жесткого контроля над туризмом. 

К слову, гневные плакаты против туристов соседствуют в Барселоне с другими: «Добро пожаловать, беженцы». Один такой висит даже на здании мэрии.

Мнение

Федор Лукьянов, политолог: 

– Пару лет назад считалось, что глобализм покоряет мир. И вот он покорил его до такой степени, что люди стали чувствовать себя незащищенными в этом глобальном сообществе. Они стали искать свои корни. То, что в Европе на повестке дня вновь оказалась тема границ, говорит о том, что идея единого пространства (главная идея Евросоюза) сейчас испытывает тяжелый кризис: границы опять строят, а не стирают. Это общемировая тенденция.

Но это извечный процесс – маятник, который качается туда и обратно. В случае с Каталонией не очень понятно, что будет дальше, потому что все-таки это не Кавказ и не Курдистан, там результаты референдума будут использоваться как аргумент для политиков, а не для разжигания гражданской войны. И я сомневаюсь, что даже националистически настроенная политическая элита Каталонии готова резким силовым путем рвать с Испанией и любой ценой выходить.

Досье:

В состав Испании Каталония вошла в XV в. в результате династического брака. С тех пор жители региона пытаются обрести независимость. При Франко выступающие за отделение активисты подвергались репрессиям. После падения диктатуры, в 1979-м, Каталония получила статус автономии, полномочия которой были расширены в 2006‑м. Каталония – самый богатый из 17 регионов Испании, ее ВВП в 2016-м составил 223,6 млрд € (около 20% от ВВП страны). При этом долг автономии – 75 млрд €, и в случае отделения ей придется разбираться с ним в одиночку. В июле 2017-го Fitch Ratings снизило кредитный рейтинг Каталонии до «мусорного» уровня. Эксперты называют референдум «жестким, но бессмысленным»: Мадрид не признал его результаты. Каталония же объявила: будет готовиться к выходу. Европа оказалась перед трудным выбором, ведь обе стороны вели себя с серьезными нарушениями.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №38-2017 под заголовком «Хватит кормить Мадрид!».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания