Николай Платошкин: Признать ДНР и ЛНР надо было давно

«Собеседник» обсудил с политиком возможные последствия решения Госдумы о признании двух самопровозглашённых республик

Фото: Андрей Струнин

Корреспонденты «Собеседника» побывали дома у Николая Платошкина в тот самый вечер, когда депутаты Госдумы внушительным большинством в 351 голос приняли решение обратиться к президенту о необходимости признания ДНР и ЛНР. Основатель движения «За новый социализм» сейчас работает помощником на общественных началах у депутата Анжелики Глазковой.

«Отстояли Курилы и Донбасс отстоим!»

– Мы победили! – Николай Николаевич откровенно радовался принятому Госдумой решению.

Но это же ещё больше накалит обстановку, разве нет?

– Ничего подобного! Это хороший стратегический ход.

Что такое парламент? Это орган законодательный (и здесь нам, представителям народа, абсолютно ничего не светит). Но у него есть и функция реформирования общества, агитации и пропаганды. Ещё Ленин так считал. И здесь у нас есть перспективы. Мы один раз уже такую комбинацию провели…

Например?

– Январь 2019-го. В одном из комментариев Дмитрия Пескова прозвучало намёком что-то насчёт возможной передачи Японии Курильских островов. Мы с товарищами собрались 3 января, и я их убедил: «Мы должны организовать митинг против передачи островов 21 января, именно в этот день». Потому что 24-го в Москву приезжал глава МИД Японии и надо было создать волну, на которую Путин мог бы опереться, отказав ему. И вот мы собрали митинг, наш президент встретился с японским министром и говорит: ничего не могу сделать, общественное мнение против. То есть мы выиграли.

Вопрос по Курилам ещё далеко не закрыт, к сожалению...

– Отстояли острова, отстоим и Донбасс!

Признать ДНР и ЛНР надо было давно. Но сейчас мы выиграли, потому что ситуация в стране поменялась – не проголосовать за нас было себе дороже. Мы создали в обществе такую атмосферу, что без нас тяжело… И знаете, почему это произошло именно сейчас?

Фото: Андрей Струнин

«Думаю, Путин не хочет признавать ЛДНР»

Потому что на фоне алармистских заявлений Запада, что Россия вот-вот начнёт войну с Украиной, в Москву приехал канцлер ФРГ Олаф Шольц?

– Да. Номер один в Германии. И что ему говорит Путин? Что Госдума приняла решение о признании ДНР и ЛНР. И – внимание! – что это отражает общественное мнение страны! Так что, Запад, делайте хоть что-то для Донбасса, иначе… И это сработало!

Думаете, будет идти торг этим возможным признанием?

– Да, в обмен на смягчение украинской позиции по Донбассу. Хотя, думаю, на самом деле Путин не хочет признавать народные республики. Он хочет заставить Запад нагнуть Киев, чтобы тот признал ДНР и ЛНР и начал с ними переговоры.

А когда это произойдёт, там пройдут выборы. И западная картинка мира, которая уверяет: на Донбассе рулят какие-то марионетки, российские войска, бандиты и т. п. – вся она поменяется. Западу, который читает бесконечную мантру про демократию, про право наций на самоопределение, нечем будет крыть это голосование.

Да ладно. Всегда можно сказать, что выборы были незаконными, прошли с нарушениями и т. д.

– А у России теперь есть козырь, которым Путин может играть: наш парламент, может сказать он, избранный населением РФ, считает, что эти республики надо признать. Я что, могу парламенту указывать? Да никогда, скажет он с честными глазами. Общественное мнение себя показало. И если вы этого не хотите…

И, смотрите, как правильно всё было сделано: в Госдуме рассматривали две резолюции. Прошёл вариант КПРФ, «ЕР» же предлагала отправить это решение в МИД на экспертизу, которую там могли проводить вечно. Могла «ЕР» продвинуть свой вариант? Да легко. Но они проголосовали за версию КПРФ. Думаю, им поступила команда так сделать.

А зачем Путину это было надо? Чтобы иметь оружие в дипломатической войне с Западом.

Для Запада, мне кажется, все это не козырь, а новый раздражитель. Почему вы думаете, что от вероятности признания Россией ДНР и ЛНР – а она, по сути, была всегда с 2014-го – призрак войны отодвинется?

– Смотрите, что происходит. Россия много лет говорит: разговаривайте с республиками Донбасса. Нам говорят: это бандиты.

Теперь же Россия может возразить: либо разговаривайте, либо будете иметь дело с частями армии РФ. Другими словами мы можем настаивать на том, что Запад должен согласовать с Украиной проведение там свободных выборов. В Киеве же этого боятся, а по Минским соглашениям эти выборы должны там пройти.

Предположим, они наконец пройдут. Понятно, что 90% людей в ЛНР и ДНР выскажутся против Киева. И что, думаете, и тогда на Западе будут продолжать считать, что это кучка террористов, которых содержит Россия? Извините.

Пример Крыма показывает, что будут говорить: выборы прошли под российскими штыками...

– Но на этот раз выборы пройдут под эгидой Минских соглашений.

Но, если честно, мне кажется, что работа идёт на Шольца. Сейчас ему сказали: у вас есть два варианта: либо заставить Украину провести свободные выборы, либо Россия признает ДНР и ЛНР так же, как признала Абхазию и Южную Осетию.

Причём Путин при этом опять же будет выглядеть как бы другом Запада. Он же всегда может сказать: а при чем тут я? Это злобные коммунисты и пошедшее у них на поводу общественное мнение.

«Приехали, чтобы дать нам фофана»

Но сам Шольц очень осторожен, он ничего не обещает.

– Уверен, в течение недели мы получим ответ от Запада. На этот раз, в отличие от той болтовни, что была с нашим провальным декабрьским ультиматумом, сейчас есть чем торговать. И вот сейчас они забегают.

Так вроде уже забегали – после российских предложений по обеспечению безопасности, которые вы называете ультиматумом.

– Во-первых, я дипломат, и очень хорошо знаю международное право: если вы ставите срок для ответа, а в случае отказа грозите последствиями, то это ультиматум. Именно это и было сделано.

Во-вторых, это был глупый шаг. Россия грозно говорит: не сделаете – будут последствия. Нас спрашивают: какие? Мы мямлим что-то в ответ – типа мы на вас обидимся! Нас, естественно, посылают: почему они должны сдаваться? Они что, войну проиграли?

Так дела не делаются. Это – выставить себя на посмешище.

Но всё-таки после этого к нам зачастили разные западные министры – главы МИД Германии и Великобритании, министр обороны Англии…

– А чего не съездить на халяву? Это что для них беда какая-то?

Мне казалось, тут вопрос репутационных потерь – приехать туда, куда и соваться не хотелось…

– В чем риск-то? Глава МИД ФРГ приехала, сказала: сунетесь на Украину, будет хуже. И уехала. Её коллега из Британии дала пресс-конференцию, на которой послала Лаврова и уехала. И что она потеряла?

Лавров её тоже по сути послал.

– Бросьте! Понимаю, если бы он сказал: разговор интеллигентного человека с глухим. А то глухого со немым… Он сам-то кто? Глухой или немой? Смешно.

Знаете, СССР этих министров даже не принял бы. Спросили бы: с какой целью хотите приехать? Сказать, что мы ослы? Ну тогда оставайтесь дома.

Так в чем наш выигрыш от их приезда? Что дали нам фофана и уехали? Вот если бы кто-то из них сказал: я приехала с одним мнением, а теперь его поменяла, это был бы наш успех. А что сейчас?

На днях Путин спросил Лаврова – сколько можно разговаривать с ними? А тот ответил, что разговоры всегда нужны. Ну что это такое?

Фото: Андрей Струнин

«Путин с Ларовым уверены, что сейчас сделают эту бедную Лиз Трасс и её немецкую коллегу»

Не передёргивайте. Путин спросил, есть ли шанс чего-то достигнуть по переговорам о безопасности, а Лавров ответил, что есть, но небольшой.

– Путин, на мой взгляд, почему-то уверен, что они с Лавровым сейчас сделают эту бедную дурочку Лиз Трасс и её немецкую коллегу. Типа пуганём по Украине, и они подумают, зачем связываться с этими русскими ради какой-то Украины? И после этого Украину в НАТО не примут.

Знаете, чего не поняли Путин и Лавров? Что именно недалёкость этих людей (а они и правда такие, хотя Анналена Бербок очень не глупа – исключение) и не позволила им принять ультиматум России. Люди на Западе, как воздушные шарики – у них нет по Украине и России своего мнения. Они открывают газеты, а там пишут: Россия – ужас, Украина – класс. Писали бы наоборот, они бы верили в прямо противоположное.

То есть во всем виноваты журналисты? Это они формируют общественное мнение?

– Его формирует необходимость получать высокие тиражи и огромное количество просмотров. Но если начать ломать привычку, на этом, во-первых, не заработаешь, а, во-вторых, это долгий и неудобный процесс. Зачем ломать мейнстрим? Лучше в него вписаться. Вот они и вписываются.

Впрочем, кое-что меняется. Так, в ФРГ есть крупные политики, которые тоже ведут блоги. Я их регулярно просматриваю. Так вот, за последние три дня, к примеру, Сара Вагенкнехт, глава Левой партии Германии, набрала почти 1,5 млн просмотров своего положительного поста по Донбассу. И ведь нельзя сказать, что она трепетный друг современной России – по многим позициям резко критикует Путина, в частности, по правам человека. Её не очень любят в Кремле. Хотя она искренний друг нашей страны. Не олигархов, а именно российского народа.

Очень популярен пост и бывшего генерального инспектора бундесвера (высшее воинское звание в ФРГ) генерал-лейтенанта Харальда Куята. Он написал: Россия – круто, США неправы. Эти люди реально влияют в ФРГ на политику, к ним прислушиваются миллионы немцев.

Фото: Андрей Струнин
Николай Платошкин и его супруга Анжелика Глазкова

«Из-за 57 человек ЕР не стала бы беспокоиться»

Вы так говорите, словно Госдума и впрямь значит очень много. Между тем на этот раз «ЕР» сыграла с вами в одной связке, а это бывает очень редко. И по любому другому вопросу даже если объединятся все думские оппозиционные фракции, большинство все равно останется не за ними.

– Неправильно мыслите. Да, коммунистов всего 57 человек (Глазкова – член фракции, но не коммунист). Но мы фракция не 57 человек, а минимум 57 миллионов. И с помощью Госдумы мы работаем на общественное мнение, которое с сентября 2021-го – за нас. Например, именно мы – в лице Глазковой – предложили провести парламентское расследование по пыткам в колониях. Проект отклонили, и с арифметической точки зрения они победили. Но выиграли-то мы. Сняли же директора ФСИН, то есть впервые сняла чиновника такого ранга, получается, Госдума.

А потом поднялся большой хай из-за того, что наше предложение отклонили, и «ЕР» выступила уже со своим законопроектом о пытках, который приняли.

Так что вообще неинтересно, кто внёс законопроект. Важно, что это мы диктуем, с какими законопроектами придётся выступать. Потому что «ЕР» никогда бы этого не сделала из-за 57 человек. А из-за миллионов, которые за нами стоят, им пришлось.

Чем дальше собираетесь потрясти общество?

– Мы внесли ещё два заявления, с которыми «ЕР будет тяжело иметь дело. Первое – о 30-летии распада СССР, где мы призываем признать Беловежские соглашения недействительными для России, ссылаясь на решение нашего парламента от марта 1996-го. Тяжело им будет, потому что тут мы, кстати, поддерживаем Путина, который назвал распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой.

А второе – о праздновании на государственном уровне в этом году 100-летия образования СССР – с выделением средств из бюджета, с памятниками, со всем, чем положено. Посмотрим, как они будут голосовать.

Понятно, что против. А в чем тут ваша стратегия?

– В том, что после этого их будут критиковать десятки миллионов человек.

И в следующие выборы вы сможете рассчитывать на большее количество мест в Думе?

– Меня лично выборы не интересуют. У меня сфабрикованная на пустом месте судимость. Меня на сегодняшний день интересует лидерство левых в общественном мнении России. Мы его захватили в сентябре 2021-го, потому что все понимают: большинство голосовало за нас. И если бы не было электронного голосования, мы бы взяли и 50%. И они это понимают. Поэтому наша задача теперь – показывать, работая в Думе, кто есть кто. Кто за какие законы выступает, а кто против. И мы будем это максимально широко это освещать.

Фото: Андрей Струнин

До сих пор – собственность СССР

Что даст признание недействительными Беловежских соглашений? Историю вспять не напишешь.

– Мы обвиняем Шахрая и Бурбулиса, как подписантов этих соглашений, в госизмене, а это преступление не имеет срока давности. Обычные граждане РФ обратились в Следственный комитет, к Бастрыкину с просьбой проверить их действия на предмет совершения данного уголовного преступления. Это заявление зарегистрировано в СК и отправлено на расследование.

Это частные лица, хотя и не главные в том событии, тут хотя бы как-то понятно, что может быть. А что вы подразумеваете под признанием недействительными самих соглашений? Представьте, что с вами согласились. Что за этим должно последовать?

– Во-первых, то, что мы не признаем правительство Украины, а признаем правительство УССР, которое мы можем организовать здесь, в Москве, как это делают американцы с Венесуэлой. Почему они делают, а мы нет?

Во-вторых, будем требовать проведения референдума: хотят ли бывшие республики возвращения? Давайте спросим людей об этом, а не чиновников.

Слишком уж фантастично…

– Почему? Вы знаете, что мы и сейчас формально живём в СССР? Потому что Россия – не «правопреемник», а «продолжатель» Советского Союза. Я эту ноту сам писал, работая в МИДе. Это официальное название статуса Российской Федерации.

Как это?

– Правопреемник – это любое государство на данной территории. И если бы Россия была правопреемником, мы должны были бы заново вступать в ООН, просить место в Совбезе ООН и т. д. Украина, Туркмения, Белоруссия и другие бывшие республики, к слову, эту процедуру прошли. А мы – нет.

Но долги-то СССР Россия признала именно как правопреемница.

– Активы и долги СССР поделили между республиками. Так, России досталось 60% и того, и другого. Украине – 16% и т.д.. Актив – это и золотой запас, и здания посольств и консульств СССР за границей и т.д.

К слову, когда Украина выходила из состава СССР, она нам ни рубля не вернула из своего отделения Госбанка СССР. А недавно я узнал: при присоединении Крыма мы вернули Киеву находящееся в Крымском отделении их Нацбанка золото. Не хочется в это даже верить! А ведь и долги Советского Союза в своё время Россия заплатила Западу за все республики СССР в полном объёме. Но многого не получила из зарубежных активов.

Почему?

– Дело было так. Ельцин долги СССР почти не платил. Он сказал: если остальные республики хотят, чтобы Россия заплатила все долги СССР, пусть откажутся от своей доли в бывшей союзной собственности за границей. А пока ничего платить не будем. И это было абсолютно логично.

А Путин заплатил. Хотя мог этого не делать – есть же Ташкентсткий договор о разделе долгов и активов СССР. Хотел, наверное, быть добрым. Но за рубежом так и не признали нашу собственность на загранучреждения.
- Николай Платошкин

– Я лично занимался этим вопросом в Берлине, так что знаю все подробности. В частности, немцы нам сказали: принесите справки от всех 14 бывших республик СССР, что они не возражают против перевода зданий посольства в собственность России. И со всеми бывшими республиками Россия подписала такие договоры. Кроме Украины и Грузии. Это было не на майданах. Это было задолго, в 90-е годы. Мы написали записку президенту: раз они не отказываются от активов, не надо платить за них долг. Запад их заставил бы, не сомневайтесь.

Но Путин добрый, заплатил: как же – Запад обидится… В результате, к примеру, посольство в Вашингтоне – там, можно сказать, целый город, и он не наш.

Так кому это все сейчас принадлежит?

– Не поверите, но до сих пор очень много нашей а заграничной недвижимости записано на СССР.

Но Россия же ею пользуется.

– Да. По дипломатическому праву нас нельзя оттуда выкинуть и полиция туда не может прийти. Но мы не можем ни продать её, ни частично сдать в аренду (в каких-то странах, скажем, нам столько зданий не надо, а содержать дорого).

Из некоторых зданий нас выгнали. Причём, обидно, что они были куплены за бюджетные деньги, это ведь не дядя нам подарил. Нам, впрочем, удалось вернуть наш культурный центр в Берлине – меня, собственно, и послали туда, чтобы я всю эту недвижимость спасал. Там были другие спорные вопросы. И некоторые страны там даже лишились зданий посольств. Нам это частично тоже угрожало. Помог опять таки СССР. Некоторые наши чиновники при Ельцине умудрились внести в акционный капитал какого-то немецкого общества огромное здание в центре города – наш культурный центр. Недвижимость потеряла дипстатус. И полиция пришла нас оттуда выгонять. Показывают мне бумагу ельцинских чиновников, я им в ответ: эти товарищи не имели права её подписывать. Полицейские удивились: как так? Это здание не российское, а недвижимость СССР, отвечаю. И они признали сделку недействительной.

Едва ли ваша инициатива о Беловежских соглашениях поможет урегулировать эту ситуацию. Да и с Украиной только усилит напряжённость.

– А я уверен, что общественное мнение в этом вопросе за нас.

Поделиться статьей
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика