Ахмирова Римма
18.05.2021

"В этом конфликте давно нет правых и виноватых": кто поджег сектор Газа

Весь мир следит за обострением арабо-израильского конфликта, который, по мнению многих, может перерасти в войну

Фото: Global Look Press

Палестинцы и израильтяне снова бросают друг в друга камни и пуляют ракеты. Счет жертв идет на десятки. Стороны в одном шаге от полномасштабной войны. Мы выслушали разные стороны.

В обеденный перерыв – в бомбоубежище

Игаль Розенберг с 90-х годов живет в Израиле. Ситуацию «в шаге от войны» он видел уже не раз.

– Я живу в двух часах езды от военных действий – в Натании. Работаю в Тель-Авиве, и буквально вчера мы всем офисом забегали в бомбоубежище, потому что прямо над нами летела ракета, – рассказал Игаль Sobesednik.ru. – Была тревога, по ТВ и радио нас постоянно предупреждают, как действовать в таких случаях. За несколько последних дней жизнь стала совсем другой. Сейчас я два раза подумаю, ехать ли мне в город, где живут арабы, даже если очень нужно. Стараюсь не оставлять надолго семью, больше быть с детьми, потому что если вдруг начнется, то надо же всех собрать, успокоить.

С 1982 года в Израиле в каждом доме обязательно должна быть хотя бы одна комната с более толстыми укрепленными стенами, в которой все прячутся. У нас такая есть. Но так не хочется туда попадать...

Полыхнуло, как часто бывает, из-за мелочи. На похоронах убитого израильтянами араба завязалась драка. Параллельно в традиционно арабский квартал стали заселяться евреи.

– Шейх-Джарах – это район, откуда евреев выгнали в 1948 году. Но сегодня есть некие организации, которые выкупают у палестинцев дома. ХАМАС это использовал как повод сначала для организации демонстраций в Иерусалиме, а потом подключалась Газа – начала из солидарности нас обстреливать ракетами. Ну и мы тоже, конечно, – продолжил Игаль. – Раз в 7–10 лет вырастает новое поколение палестинцев – молодое и злое, которое начинает требовать войны и победы. Ничем хорошим это не заканчивается, потом они вырастают, обзаводятся семьями и о войне забывают. Потом все повторяется.

Но сейчас, считает Игаль, дело хуже.

– Обычно мы имеем дело с кем-то одним – либо с Газой, либо с Ливаном. А тут еще подключились местные арабы.

В смешанных городах, как Хайфа, Яффо, где проживает 20–30 процентов арабов, идут погромы – громят магазины, отлавливают людей, устраивают линчи – например вытаскивают человека из машины и начинают жестоко бить толпой, до полусмерти.

Арабы, а сейчас и евреи так делают. Еще и снимают на видео для устрашения. Это ужасно – 20 на одного. У нас тоже есть свои идиоты – болельщики иерусалимского «Бейтара», например, которые устраивают уличные сражения. Чаще бывает так: выходит толпа, начинает орать свои требования, потом появляется камень, в кого-то он попадает, и начинается уже реальный замес между людьми. А полиция не может ничего сделать, потому что у нее куча ограничений.

«Расистской ненависти нет»

В Израиле говорят, что подоплека каждого нового витка обострения – не националистическая, а чаще политическая.

– У меня есть куча друзей-арабов, – признается Игаль. – Они работают у нас повсюду. Мы общаемся. Я арабский язык знаю достаточно хорошо. Расистской ненависти тут нет. Встретить арабов и евреев сидящими вместе в кафе – это вообще не редкость. Арабы составляют 20% населения Израиля, есть врачи, судьи, депутаты из арабов. На личном уровне нет ненависти.

Простым людям война невыгодна. Зато у властей по обе стороны линии фронта есть свои причины, чтобы устроить бойню на ровном месте.

– Наш премьер-министр находится под судом по обвинениям во взятках. Левые утверждают, что всю эту войну затеял Нетаньяху, который не смог собрать правительство за отведенный ему срок – 28 дней. Главный оппозиционер Лапид начал собирать правительство недовольных. В итоге правые и левые, арабы и евреи объединились под девизом «Кто угодно, только не Нетаньяху». И им практически удалось собрать свое альтернативное правительство, но тут очень кстати началась война! И теперь, конечно, и евреи, и арабы дистанцируются от коалиции. У ХАМАС тоже свои причины: их отодвинули, и они доказывают, что бьются за арабский народ.

Но дойдет ли до полномасштабной войны?

– Это уже полномасштабно, – считает Игаль Розенберг. – Куда еще масштабнее? Газа превращается в поле кирпичей, к нам долетают ракеты.

Идет война, это не просто «прилетели, грохнули и улетели». На этой земле есть два национальных движения, между которыми еще с прошлого века происходили разного рода стычки. Но у нас есть государство, а у них толком ничего нет.

Вместо одного палестинского государства у них есть два образования – одно в Газе, другое в Иудее и Самарии, в одном побеждает ХАМАС, который прямо декларирует целью уничтожение Израиля, в другом – ФАТХ, который хотя бы говорит о мире. Из Газы сейчас пускают ракеты, куда попало – туда попало. Наши сбивают эти ракеты – большинство, но не все. Одна, например, попала в дом, погиб пятилетний мальчик. Со стороны израильской армии тоже летят самолеты, которые сбрасывают бомбы. Естественно, и там гибнут простые гражданские люди.

«Выходят из дома только за необходимым»

Фотограф Вадим Ходаков смотрит на новую войну через объектив фотоаппарата.

– За годы противостояния у израильтян выработан четкий порядок действий во время ракетных обстрелов. Никакой паники и истерики, каждый знает, где его бомбоубежище и что делать в ситуациях, если ты оказался на открытой местности (включая детей), – описал ситуацию «Собеседнику» Вадим. – Заметно меньше гуляющих людей в городе, нет уличных артистов и музыкантов. Израильтяне стараются праздно не шататься сейчас по улицам, выходят из дома только за чем-то необходимым.

Вадим говорит, что слишком давно живет в Израиле, чтобы видеть в ситуации оттенки.

– Тут все очень неоднозначно, нет черного и белого, – характеризует Вадим. – Политическая ситуация в Израиле очень сложная. Мы второй год живем без правительства, наш премьер находится под следствием за взятки и делает все возможное, чтобы не присесть в тюрьму.

Надеюсь, что Нетаньяху не пойдет ради своего спасения на гражданскую войну, но, как известно, надежда умрет последней. У ХАМАС тоже не все хорошо. Отменились выборы, кончились деньги, и они делают все, чтобы привлечь к себе внимание всего мира. Сегодняшний конфликт как никогда удобен обеим сторонам.

«Всегда найдутся горячие головы»

Дауд Матар возглавляет Вифлеемское отделение Императорского православного палестинского общества (ИППО). Эта международная гуманитарная организация учреждена в России еще в 1882 году указом Александра III. ИППО и по сей день содействует православному паломничеству на Святую землю, занимается изучением истории Палестины, востоковедением и гуманитарным сотрудничеством с народами Ближнего Востока.

– На нашем берегу Иордана пока спокойно, хотя самолеты над нами летают, но, боюсь, недолго будет так спокойно, – сказал Дауд Sobesednik.ru. – Сегодня мы, простые арабы, опасаемся ездить в Хеврон, Иерихон, Рамаллу, потому что там на нас могут напасть фанатики-евреи. Страдаем даже мы, православные. Нам не дали возможности попасть к Благодатному огню – даже двум нашим матушкам, хотя они русские. Если в течение двух–трех дней это все не прекратится, будет большая беда для всех. Ицхак Рабин хотел прекратить это противостояние, но его убили.

– Окончательного решения этой проблемы быть не может, – уверен Игаль Розенберг. – Всегда найдутся горячие головы. И потом, там большие деньги крутятся. Думаю, этот конфликт сам собой угаснет через месяц-два. Но мы будем периодически воевать.

– Это не закончится еще долго, – полагает Вадим Ходаков. – Конфликт будет утихать или возгораться снова, но он будет продолжаться. Только что с радостью узнал, что отменили наземную операцию в Газе. Это значит, что убьют меньше наших детей-солдат. В этом конфликте давно нет правых и виноватых. Мы все по колено в крови.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №17-2021 под заголовком «"Мы все по колено в крови": кто поджег сектор Газа».

Рубрика: Политика

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика