Новости дня

14 апреля, среда

13 апреля, вторник






































12 апреля, понедельник





sobesednik logo

Все идет по клану

08:55, 01 марта 2021

Все идет по клану
Сергей Милейко // Фото: Global Look Press
Сергей Милейко // Фото: Global Look Press

Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев выступил с программной статьей об истоках современной российской коррупции.

На прошлой неделе Владимир Путин вновь (в который раз!) объявил войну коррупции, потребовав от силовиков «продолжать борьбу с коррупцией на всех уровнях власти и по всем направлениям». Вот только война эта ведется без малого больше 20 лет и как-то без особого успеха: вроде и посадки есть, а эффект все равно небогатый. На вакантное место одного посаженного взяточника приходят сразу два. И хорошо, если только два.

На этом фоне авторская статья известного экономиста Владислава Иноземцева «Стратегическое кланирование», опубликованная в «Новой газете», в которой он выявляет особенности и причины живучести российской коррупции, читается весьма актуально. По сути, это первый системный взгляд на проблему, которая давно уже стала неотъемлемой частью наших политических и экономических будней. Взгляд, надо заметить, давно назревший. Ведь кроме того, что благодаря коалиции с бизнесом бюрократия давно навострилась зарабатывать на госзаказах, что в принципе не секрет, Иноземцев выявил еще и такую опасную тенденцию, как подбор кадров в российских министерствах и ведомства по принципу клановости.

«В большинстве развитых стран основные позиции в правительстве занимают «политические назначенцы», предлагаемые президентом или премьер-министром, — пишет экономист. — При этом следующие по иерархии должности закреплены, как правило, за профессиональными бюрократами, долгое время специализирующимися в своей области и хорошо известными как в профессиональных кругах, так и публичным политикам. При назначении их на соответствующие должности они подвергаются всесторонним проверкам и, как правило, утверждаются парламентом или его комитетами».

Как отмечает автор, в Штатах Конгресс дает санкцию на назначение от 1200 до 1400 высокопоставленных должностных лиц. Причем, не просто каких-то там лиц с улицы, а профессионалов, которые на протяжении всей своей карьеры вкалывают по конкретному профилю, а не как у нас — на все руки от скуки, (главное, чтобы человек был хороший, то есть блатной).

Российская система карьерного лифта, по словам Иноземцева, выглядит отличной от западной: «Здесь основную роль играет личная лояльность, и большинство кадровых перестановок (и проблем) связаны именно с ней. Не так давно, например, В. Путин произвел масштабные кадровые перестановки в Росгвардии — ведомстве, которое лихорадит уже несколько лет. Отставки 10 генералов — своего рода «эхо» скандалов 2019 года, в результате которых замглавы ведомства С. Милейко лишился своего поста, а через год был арестован (чуть ранее А. Навальный выпустил расследование об организованных тыловой службой Росгвардии поставках продуктов для нужд ведомства по заведомо завышенным ценам). Помимо этого, с именем чиновника связывают закупки обмундирования для бойцов ведомства по ценам в 2–3 раза дороже рыночных, а также разнообразной техники — и все, разумеется, у разных фирм, каждая из которых назначалась единственным поставщиком с монопольными правами».

О махинациях подчиненных Милейко с закупками «Собеседник», кстати, писал еще два с половиной года назад: «Росгвардия приобрела у «Спецшвейснаба» более 43 тысяч футболок с «чередующимися горизонтальными полосами крапового и белого цветов». Одно изделие обошлось в 385 руб. Но у других отечественных производителей цены ниже. К примеру, трикотажная фабрика «Уют» из Кисловодска отпускает оптом такие безрукавные тельняшки за 135 руб. И это, судя по всему, адекватная стоимость. Во всяком случае, Минобороны закупает футболки по цене 137 руб. за штуку». Это — только одна из раскрытых нами историй, которыми теперь занимается следствие.

«Однако многочисленные скандалы вокруг Росгвардии говорят о том, что генерал действовал не в одиночку, — делает акцент Владислав Иноземцев. — В течение 20 лет его карьерный путь в точности повторял стезю его начальника, С. Меликова — от совместной службы в Отдельной дивизии оперативного назначения через департамент материально-технического снабжения МВД к ударному труду в полпредстве в СКВО и, наконец, к высшим позициям в Росгвардии. Арест в прошлом году, как утверждают, стал неожиданным препятствием для ожидавшегося переезда бывшего генерала в Махачкалу, где С. Меликов с октября 2020 года служит и.о. главы одного из самых коррумпированных субъектов Федерации».

Чтобы показать, что случай Росгвардии - не единичен, экономист приводит и другие подобные примеры того, как свои посты получают не отдельные назначенцы, а целые команды. Точнее даже, кланы: «Губернаторы, назначаемые министрами, министры, переезжающие в региональные полпредства (тут вспоминается трогательный северокавказский тандем двух красноярцев — бывшего губернатора А. Хлопонина и его преемника Л. Кузнецова, встретившихся потом в качестве вице-премьера и полпреда в СКВО), вице-мэры, превращающиеся в вице-премьеров, — все они приходят на свои новые должности не одни, а с контингентом «универсальных солдат» в погонах или без, способных решать практически любые (а на деле — довольно стандартные) задачи».

Как справедливо замечает Иноземцев, несменяемость высших российских чиновников уже стала притчей во языцех, покольку «попав в бюрократическую обойму, выпасть из нее сегодня в России довольно сложно». Из такой обоймы если и выпадают, то очень и  очень редко, да и то - в тюрьму. Ну или сразу на кладбищ, поскольку те редкие уголовные деле, которые, как в случае Мелейко, возбуждаются, благополучно кладутся под сукно при вмешательстве более высоких представителей того же клана.

Впрочем, даже такие постоянные «перемещения по горизонтали» представителей неороссийской политической элиты, по мнению эксперта, не самое страшное, что творится сегодня в России: «Куда более опасным моментом кажется мне обрастание чиновников связями и соратниками, которые превращаются в могущественные кланы — причем не фамильные, как это нередко случается в отдельных республиках в составе России, а чисто коммерческие. Это обстоятельство показывает всю степень несовременности российской бюрократической иерархии, вовсе не ориентированной на обеспечение эффективной работы. На это могут сказать, что в любом коллективе дела идут лучше, если там работают единомышленники. Я не могу согласиться с этим утверждением применительно к государственной службе. Госаппарат должен работать, воспринимая всех своих служащих не более как винтиков государственной машины. Устойчивость его функционирования обусловлена наличием на каждом участке работы профессионалов в своей области, каждый из которых в случае необходимости может быть легко заменен таким же профессионалом. И мне кажется, что продолжительность пребывания в должности президента или министра намного менее важна, чем сменяемость лиц, с которыми работают чиновники».

К примеру, в Германии при А. Меркель за 15 лет ее канцлерства сменилось 6 министров обороны, 5 министров иностранных дел и 4 министра финансов. Но заместители министров при этом ни разу не переходили в «непрофильные» для них ведомства, вслед за своими ушедшими в отставку боссами.

Вот Иноземцев и предлагает: «Учитывая масштабы возникающих в России проблем в сфере государственного управления, стоило бы задуматься о введении тотального запрета на назначения в сфере ответственности тех или иных официальных лиц людей, работавших ранее в их подчинении более определенного срока. Думается, такая мера произвела бы эффект разорвавшейся бомбы для российского бюрократического аппарата».

Сегодня самостоятельное продвижение по карьерной лестнице в России стало уже анахронизмом, равно как и связанные с этим компетентность и ответственность чиновников. Во главу угла ставится коммерческая деятельность (и личная, и клана), а не банальные государственные интересы. Вот в стране и дет все не столько по плану, сколько по клану. Отсюда и печальные результаты: «По мере того как в центре внимания чиновников все четче закрепляются не вопросы развития даже тех же силовых структур, а стремление, как у С. Милейко, закупиться подороже обмундированием и едой, падает общая управляемость государства и исчезает видение любых перспективных целей развития».

В таких условиях президенту только и остается, что каждый год твердить о необходимости борьбы с коррупцией, которая при нынешнем подходе к ней, который основывается не на системной прополке, а на точечных посадках, напоминает бег с препятствиями, да  еще и на месте (если даже не бег назад). А амбиции государств из-за такого «синдрома Милейко-Меликова» год от года все больше мелчают - от планов полной конвертируемости рубля 20 лет назад до сегодняшнего призыва ввести продуктовые карточки.

«Все это — заключает Владислов Иноземцев, — признаки коммерциализации государства. Если ее не остановить, у российской политической элиты не будет шансов обеспечить развитие страны».

Теги: #Коррупция

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^