Новости дня

30 ноября, понедельник


























29 ноября, воскресенье














28 ноября, суббота




sobesednik logo

Михаил Мень: В реализации "мусорной" реформы должен участвовать каждый россиянин

01:09, 28 октября 2020

Михаил Мень: В реализации "мусорной" реформы должен участвовать каждый россиянин
Михаил Мень // фото: Global Look Press
Михаил Мень // фото: Global Look Press

Недавно Счетная Палата выпустила отчет, основные выводы которого поражают: мусорная реформа пробуксовывает, в большей части страны уже через три года не останется места на полигонах; при этом 90% отходов по-прежнему отправляется туда, а не перерабатывается.

Отчет готовил Михаил Мень, аудитор Счетной палаты, в недавнем прошлом глава Минстроя России. «Собеседник» обсудил с ним, есть ли шанс стране не утонуть в мусоре.

Балансируем на грани. Мусорной

– Можете назвать, кто из региональных операторов работает хуже всех?

– Видите ли, после того, как мы обнародовали итоги анализа, в некоторых регионах ситуация улучшилась. А в других, наоборот появились проблемы.

– Так, может, гласность в данном вопросе – как раз то, что нужно для улучшения ситуации?

– По состоянию на 1 июля, мы отмечали риск прекращения оказания коммунальных услуг 22 региональными операторами. А это 19 субъектов, где проживает больше 15 млн человек. Напомню, это цифра на начало лета. С тех пор, повторю, кое-где ситуация улучшилась.

Видите ли, проверка носила экспертно-аналитический характер: мы хотели посмотреть, что вообще творится в этой сфере. А вот в начале следующего года уже проведем контрольные мероприятия, во время которых, в том числе, посмотрим, как были израсходованы средства, которые пошли на поддержку региональных операторов. Тогда и обнародуем списки.

– Как бы то ни было, а провал мусорной реформы вы обозначили. Несмотря на 10 млрд субсидий, которые правительство выделяло «мусорщикам»…

– Справедливости ради мы констатировали не очень удачный старт реформы, напомню, её реализация началась меньше двух лет назад. О провале всей реформы сейчас речь не идёт.

Что касается 10 млрд… Эти средства изначально предназначались для реформы – помощи тем предприятиям, которые инвестируют в производственные мощности по переработке и утилизации мусора. А что вышло?

Деньги ушли в ППК «Российский экологический оператор» в самом конце 2019-го, и понятно, что ППК «РЭО» ничего не успел сделать, был вынужден вернуть средства в Резервный фонд. К тому же и правила, по которым планировался отбор подобных предприятий, и порядок предоставления этой финансовой поддержки до сих пор не определены.

Потом, по сути, почти ту же сумму власти направили на поддержку регоператоров. Это, безусловно, была вынужденная мера, но по нашей оценке, для поддержки нельзя было использовать средства, предназначенные на реализацию реформы. Вот как раз в 2021-м мы и намерены проверить: как эти деньги были израсходованы, кому из регоператоров они действительно помогли, а где не дали эффекта.

Нацпроект положения не спасет

– Как решается вопрос с незаконными свалками в черте городов?

– Есть нацпроект «Экология», в его рамках – федеральный проект «Чистая страна», который среди других задач решает и вопрос ликвидации свалок в черте городов. Это сегодня самый больной вопрос для жителей.

По данным Росприроднадзора, на момент формирования нацпроекта, в России в черте городов порядка 900 несанкционированных свалок. А в нацпроекте заложена рекультивация всего 191-й. То есть даже если нацпроект будет выполнен на все 100%, то в черте городов так и останутся более 700 незаконных свалок. Мы обратили на это внимание Правительства и надеемся, при корректировке паспорта нацпроекта это будет учтено.

– А можете перечислить регионы, в которых ситуация с полигонами критическая?

– Могу. Речь идет о 15 регионах, где мощности полигонов будут исчерпаны к 2024-му. Но это еще не самое страшное – в 17 субъектах эти мощности закончатся еще до 2022-го.

Вот эти 32 региона: Магадан, Бурятия, Забайкалье, Сахалин, ЕАО, Краснодарский край, Кабардино-Балкария, Камчатка, Омская область, Саха/Якутия, Волгоградская, Новосибирская, Калмыкия, Крым, Башкортостан, Ингушетия, Северная Осетия, Томская область, республика Тыва, Архангельская область, Дагестан, Тула, Курск, Курган, Алтай, Псковская область, Брянская, Ивановская, Белгородская область, Орловская, Ростовская и Чукотский АО.

Наше спасение – раздельный сбор

– И что же делать со всем этим мусором?

– Выход один – создание комплексной системы обращения с отходами. Только это позволит избежать коллапса. Важно также не забывать о том, что в реализации реформы должен участвовать каждый гражданин нашей страны без исключения! Только одним нормативным регулированием проблему не решить.

– Но ради этого все и задумывалось. А результат пока один – с населения берут новую плату, но воз и ныне там.

– Помимо всего прочего нам нужно учиться производить меньше мусора. Возьмите любой европейский супермаркет – практически нигде на кассе вам не выдадут целлофановый пакет, только бумажные. Везде одноразовая посуда – картонная, бумажная, из дерева.

А у нас – пластик, пластик, пластик, который разлагается сотни лет... Сейчас все пользуются интернет-магазинами, и к вам привозят заказы, сплошь упакованные в пластик. И куда все это девать? В этом большая проблема.

Когда мусор будет сортироваться самими гражданами, тогда и на сортировочных предприятиях извлечение ВМР, вторичного материального ресурса, будет значительно проще.

– Пока же люди не понимают, зачем заводить в квартирах кучу бачков для мусора, если на выходе машина все грузит скопом и увозит на полигон. А вместо мусороперерабатывающих заводов нам обещают построить мусоросжигательные, от которых эксперты прогнозируют только вред…

– Почему? Мусоросжигание – это технология, которую используют многие страны мира, в основном, их строят рядом с крупными агломерациями.

Но сжигать-то нужно уже отсортированный мусор. Тогда это экологически правильная история. Также важно, чтобы от этого сжигания производилась тепловая энергия. Тогда это и есть цикличная экономика, к которой стремятся все страны мира: мусор перерабатывается во вторичный ресурс, в данном случае, в тепловую энергию.

Счетная палата верит экспертизам

– Говорят, что это очень вредно.

– Конечно, вредно, если сжигать всё подряд. Но если на завод попадают уже отсортированные отходы, после извлечения материалов, пригодных к переработке, вредных фракций, то и сжигание в данном случае не приносит экологических последствий. Это вполне допустимая технология, широко применяемая во многих странах, уделяющих большое внимание защите окружающей среды, развитию технологий безопасных для здоровья граждан.

Сейчас ведется строительство пяти современных мусоросжигательных заводов – четыре в Подмосковье и один в Татарстане. Их строит компания РТ-Инвест, входящая в структуру Ростеха, крупной и ответственной государственной компании.

– Именно по этим заводам много вопросов.

– Оценивать их работу и влияние на экологию мы сможем, когда предприятия будут введены в эксплуатацию, и мы получим исследования от Росприроднадзора. Только тогда можно будет делать соответствующие выводы.

– А какие-то перерабатывающие заводы уже есть в России?

– У нас в стране есть переработка, поверьте. Но, к сожалению, из всех отходов в переработку идет только 7%. В странах, где реформа состоялась, эти цифры в несколько раз выше. Например, в Швеции, Австрии, Франции, Финляндии, Словении на переработку направляется более 60% всех коммунальных отходов.

Что делают из мусора

– А что и во что перерабатывают?

– К примеру, пластик – в гранулы, а уже их запускают во вторичное производство и делают из них те же пластиковые бутылки, синтетическое волокно… Его использование очень перспективно. Сейчас это, например, обивка салонов самолетов, поездов, автомобилей. Полиэфир добавляют в любую, даже самую качественную ткань для пошива одежды. Этого не надо бояться. Или возьмите всю современную спортивную одежду – это исключительно высокотехнологичные синтетические материалы.

К слову, когда я был губернатором Ивановской области, у нас планировалось строительство комбината синтетического волокна (это же текстильный край, а хлопок у нас не растет, требовались новые решения), который до 10-15% мог потреблять сделанные из вторсырья гранулы. Проект получил все необходимые согласования. До сих пор не могу понять, почему этот проект в дальнейшем не был реализован.

Неплохо обстоят дела с переработкой бумаги, картона, хуже – со стеклом…

– Кажется, стекло начали перерабатывать в Калуге…

– К сожалению, это один из немногих положительных примеров. Сейчас единых стандартов по использованию стеклотары нет, поэтому оно просто перерабатывается, и полученная фракция добавляется при создании нового продукта из стекла. Это не очень рентабельно, и если не стимулировать стекольщиков с помощью государственной поддержки, они едва ли будут заниматься такой переработкой.

Откуда берутся тарифы

– Один из самых больных вопросов – тарифы. Вы – аудитор Счетной палаты РФ – можете нам объяснить, как они формируются? Почему в разы отличаются в регионах со схожими условиями?

– Проверка показала, что от региона к региону уровень тарифов отличается до пяти с половиной раз. Мы видим, пока люди не понимают экономическую обоснованность тарифов, голосуют рублем. В 2019-м собираемость платежей по вывозу ТБО была 79%, а в нынешнем – прогноз всего 76%.

Насколько мне известно, сейчас Минприроды вместе с ППК «РЭО» и ФАС вырабатывают методику расчета. Предполагается отработать схему, аналогичную тарифообразованию в сфере коммунальных услуг: базовый тариф по стране, по регионам…

Справедливости ради надо отметить, что работа по наведению порядка в тарифах началась, в 2020-ом году средний тариф по стране снизился на 3%, и эта работа продолжается. 

Что еще выявила проверка

  • Требуют корректировки основные документы реформы и региональные программы.
  • Из 67 проверенных субъектов РФ только 9 при создании инфраструктуры по обращению с ТБО используют принципы НДТ (наилучшие и доступные технологии).
  • Только 39 регионов предусмотрели мероприятия по внедрению раздельного сбора отходов.
  • Только 24 субъекта РФ провели анализ морфологического состава отходов. А если нет такого анализа, то нет и данных для определения потребности в мощности объектов по обработке и утилизации. То есть мы не очень понимаем, в каком регионе что нужно.
  • Лишь в 19 субъектах предусмотрены мероприятия по привлечению бизнеса в эту сферу, в том числе предоставления региональных льгот.
  • В 45 субъектах созданы предпосылки привлечения населения к раздельному сбору отходов и воспитания экологической ответственности. То есть лишь в половине регионов что-то начали делать, и то не очень правильно.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №41-2020 под заголовком «Михаил Мень вынес сор из избы».

Теги: #Экология

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^