Новости дня

21 сентября, понедельник




20 сентября, воскресенье













19 сентября, суббота















18 сентября, пятница












sobesednik logo

Павел Латушко: "Мы не оппозиция, мы представляем интересы большинства"

02:07, 09 сентября 2020

Павел Латушко: "Мы не оппозиция, мы представляем интересы большинства"
Павел Латушко // фото: Global Look Press
Павел Латушко // фото: Global Look Press

Он был министром культуры при Лукашенко и послом Белоруссии в Польше, Франции, Испании и Португалии. Месяц назад, будучи директором Национального академического театра имени Янки Купалы, возмутился фальсификацией выборов, как и сотни тысяч белорусов. Его уволили. Вслед за ним уволили 60 сотрудников старейшего и самого популярного театра страны, включая народных артистов. «Собеседник» дозвонился до Павла Латушко в тот момент, когда он переезжал из Польши в Литву.

События в Белоруссии так стремительны, что кажется: драма в театре была уже в какой-то прошлой жизни. Тем не менее расскажите, что вы чувствуете.

– Я признателен сотрудникам за то, что поддержали меня в трудный момент. Но это была общая позиция по вопросам фальсификации выборов и насилия, которое было применено в отношении тысяч и тысяч белорусских граждан. Это общее решение артистов и руководства: мы вместе. От меня хотели, чтобы я принудил артистов отказаться от забастовки, снял [бело-красно-белый] флаг со здания театра, который сейчас отождествляется с желанием быть свободными. Когда меня на российских каналах пытаются обвинить в развале театра, конечно, мне больно. Говорят, что я перешел красную линию. Простите, увольнялся я не по своей воле и в политику не стремился: меня втолкнули, когда заставили уволить актеров за их гражданскую позицию.

Нет желания повернуться на Запад

Вам приходится оценивать риск попасть за решетку, когда вернетесь на родину?

– Последние три недели в Беларуси я находился под постоянным прессингом спецслужб: сопровождала машина с сотрудниками в черных масках. Двое находились возле моего дома. Прослушивалась телефонная связь. Были угрозы насильственного задержания. Эта угроза абсолютно реальна и осуществима.

Но вы вернетесь?

– Я не хочу ни просить политического убежища, ни являться эмигрантом. В Литве у меня планируются встречи с высшим руководством. Нам важно проинформировать европейских партнеров о нашей позиции на предмет выхода из кризиса. Также мы готовы к диалогу и с Россией, хотим представить в Москве нашу позицию. Правда, к сожалению, с восточной стороны мы не получаем сигналов о готовности к диалогу.

Координационный совет, в который вы входите, посылал в Кремль какие-то сигналы?

– Да, безусловно. Официальный представитель МИД Мария Захарова сказала, что все контакты нужно осуществлять через посольство в Минске. Мы предприняли две такие попытки. Точно знаю, что наши письма попали в российское посольство, нам это подтвердили эсэмэсками. Но на этом все закончилось, к сожалению.

Что бы вы сказали Путину?

– Для России очень важно сделать выбор в пользу поддержки белорусского общества. У белорусов очень хорошее мнение о россиянах и о руководстве России. Многие ждали, что в этот критический момент именно российское руководство займет позицию, которая поддерживается у нас большинством: что невозможно допускать массовое насилие, гибель людей, продолжающиеся ежедневные аресты и задержания, возбуждения уголовных дел. Такая поддержка отвечает интересам России. Если российские аналитики кладут другие справки, нужно посмотреть, насколько объективно они выполняют работу. На сегодняшний день в Беларуси нет ни одной влиятельной политической силы, которая выступала бы против активных добрососедских отношений с Россией, с которой ментально нас многое связывает. Не нужно бояться изменения власти. У нас нет желания повернуться на Запад. И примеров иностранного вмешательства во внутренние дела Беларуси нет. Если кто-то о них знает, пусть положит карты на стол, а не какие-то «перехваты переговоров» непонятного содержания. Но если Россия не скорректирует свою политику и продолжит поддерживать власть, которая утратила доверие общества, я не исключаю, что это может привести к тому, что западный вектор будет определяющим. Изменения в любом случае произойдут, я в этом уверен на 100%, и тогда у белорусского общества может быть, мягко говоря, негативный осадок.

Те, кто в России боится «цветных революций», указывают на то, что в программе Тихановской была ссылка на некие тезисы о пути Белоруссии в Европу и в НАТО, а с Россией нужно размежеваться. Что это было?

– Это был вброс, чтобы показать Москве, что к власти хотят прийти ультраправые, выступающие против отношений с Россией. Пытались и координационный совет в этом обвинить. Но это абсолютная ложь. Этой программы никогда не было, она никогда не рассматривалась и не планируется к рассмотрению.

В таком случае чей вброс?

– У нас же сложная политическая ситуация, на ней завязаны многие игроки, и не только внутри одной страны. Можно предположить, что вбрасывал кто-то из силовых структур.

Мы не оппозиция

На днях Лукашенко рассказал миру лично о вас, о том, как вы устраивались на разные должности. У него действительно все так либерально, как он рассказывает: попросились вы во Францию – отправил послом во Францию, попросились обратно – назначил министром?

– Вы можете поверить в то, что в нашей стране при авторитарной, диктаторской власти чиновник может сказать: «Хочу в Париж», «Хочу быть министром», «А теперь не хочу»?

Нет, не могу.

– Я думаю, что ответ ясен. Министром культуры я стал неожиданно. Почему я потом ушел с поста министра, думаю, расскажу позже. Скажу, что подавал в отставку дважды в связи с тем, что на меня осуществлялось давление, связанное с необходимостью осуществлять цензуру. Кстати, в том же Купаловском театре, например, требовали запретить спектакль по Алесю Адамовичу, который был другом Василя Быкова. Я от этого отказался. Очень сильное давление оказывалось и за то, что министр культуры говорил на белорусском языке. Когда-то Михаил Швыдкой сказал мне: а что, хотят, чтобы министр культуры говорил на языке... не буду говорить какого народа? Это же абсурд. Ну и, как видите, я великолепно владею русским и употребляю его каждый день, здесь нет какого-то раздела, у меня много друзей в России. Что касается Франции, я не хотел туда ехать как раз потому, что не владел французским языком. Но было прямое указание первого лица, что я поеду именно во Францию.

Вы сидели в одном окопе с Лукашенко, теперь вы по разные стороны баррикад. Какое в итоге у вас осталось впечатление от этого человека?

– Никогда мы не сидели в одном окопе. Когда действующий президент говорит, что по-отечески ко мне относился, я отвечаю, что у меня был мой отец, который воспитал меня, исходя из принципов морали и чести. Что я мог, то делал в интересах белорусской культуры.

Многие говорят, что протест пошел на убыль. Какова сейчас стратегия оппозиции?

– Мы не оппозиция, мы представляем интересы большинства общества. Требования большинства – новые выборы и расследование преступлений, которые были совершены в отношении граждан Беларуси. Мы видим только один способ – диалог. Все понимают, что договориться с действующей властью архисложно. Но как дипломат я всегда исхожу даже из призрачной надежды. Необходимо работать на позитив.

А если ситуация не изменится?

– Тогда для Беларуси наступят серые дни, когда люди будут жить в страхе. Они и жили в страхе, но сейчас это многократно усилилось. Это будет приводить к депрессии и к демотивации общества и бизнеса. Иностранные инвесторы не придут в нашу страну, значит, будет глубокий экономический кризис. Россия может спасти нас от дефолта, но Россия не пополнит кошельки белорусам. Будет новая волна протестных акций, люди будут уезжать из страны. В психологии граждан уже произошел такой перелом, который не имел прецедентов. Взаимопомощь, поддержка: разные люди мне несколько раз открывали второй выход, только чтобы меня не задержали сотрудники КГБ. Белорусы – терпеливый и толерантный народ, но граница терпения уже наступила.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №34-2020 под заголовком «Павел Латушко: Москва не идет с нами на диалог».

Теги: #Белоруссия

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^