Новости дня

04 августа, вторник
























03 августа, понедельник




















Аман Тулеев: Я выбирал беленькую, но Примаков научил меня уважать виски

20:07, 06 июля 2020

Аман Тулеев: Я выбирал беленькую, но Примаков научил меня уважать виски
Global Look Press
Global Look Press

19 июля стартуют продажи онлайн версии автобиографической книги экс-губернатора Кемеровской области Амана Тулеева «С моих слов записано верно». Текст представляет из себя запись разговора с одним из самых известных интервьюеров России — журналистом ТАСС Андреем Ванденко. 

«Собеседник» публикует эксклюзивный отрывок из книги, который нам любезно предоставили автор и издательский холдинг «Эксмо-АСТ». В нем Аман Тулеев делится закулисными подробностями работе с Александром Лукашенко и Евгением Примаковым.

***

«– Я постоянно ездил в командировки с главой МИДа Примаковым и многому у него научился. Не только умению вести переговоры, но и житейским премудростям. Скажем, Евгений Максимович советовал не пропускать встречающиеся по маршруту ...туалеты. Объяснял: «Не угадаешь, когда попадется следующий».

Не знаю, как я выжил на должности министра, как выдержал бесконечные дипломатические рауты, приемы. К примеру, 26 марта — День независимости Республики Бангладеш. Где я и где эта Бангладеш?! Но коль посол прислал приглашение, манкировать нельзя, надо идти. Бабочку прицепил — и вперед. В какой-то момент я взмолился: «Евгений Максимович, не могу постоянно виски пить, здоровья не хватит!» Примаков усмехнулся: «А ты коси, Аман. Думаешь, тут все пьют? Многие только вид делают, прикладываются к бокалу. А вот к тем, у кого постоянно правая рука в полусогнутом положении и не разгибается, не подходи, они — профи, ни один тост не пропускают...»

Благодаря Евгению Максимовичу я познакомился со многими известными людьми: художниками, режиссерами, артистами, писателями.

Скульптор Зураб Церетели очень хотел сделать что-нибудь для Кемерова, но запросил слишком высокий гонорар, я, как мог, выкручивался, отнекиваясь от такой инициативы. Однажды поехали с Примаковым в Кишинев, где шла напряженная работа над меморандумом о нормализации отношений между Молдовой и Приднестровьем, враждовавшими друг с другом. Перед тем как усадить нас за стол переговоров, хозяева повезли нашу делегацию в винные подвалы Крикова. Там на многие километры под землей тянутся знаменитые улицы, названные просто и без затей — Совиньон, Шардоне, Каберне... Чтобы у гостей не оставалось сомнений, чем именно будут угощать.

И вот, значит, ездим мы с Евгением Максимовичем на электромобиле по подвалам винкомбината, дегустируем. Примаков вырос в Грузии и прекрасно разбирался в вине, рассказывал о нем, как о любимой женщине. У меня привычки смаковать вина не было. Никто не учил этому делу. В молодости как? Налили бокал — сразу махнул до дна. А Примаков объяснял: надо сначала почувствовать аромат, пригубить, покатать по небу... В общем, скажу честно: в том молдавском подземелье я так надегустировался — мама дорогая! Наутро встал едва живой.

А Евгений Максимович пришел на заседание свеженький как огурец.

Будто и не пил накануне. Вот что значит опыт и закалка! Признаться, выбирая между вином и водкой, я предпочитаю беленькую. А чем еще запивать сибирские пельмени? Правда, Примаков научил меня и к виски относиться с уважением. Тоже правильный напиток...

В Кишиневе мы тогда сутки просидели, до хрипоты обсуждая пункты мирного соглашения, но так и не пришли к общему знаменателю. Противоречия между сторонами стояли острейшие, документ буксовал, найти консенсус не получалось. Времени — три часа ночи. Все устали, вымотались до предела. Евгений Максимович сказал мне: «Иди поспи, Аман».

А я уже с ног валился. Ушел, а Примаков остался.

Утром встретились на завтраке, спрашиваю: «Ну что, опять за соглашение?» А он хитро так улыбается и отвечает: «Нет, домой летим. Вчера все подписали».

В самолете поинтересовался у Евгения Максимовича, как ему удалось убедить молдаван согласовать меморандум. И опять он усмехнулся и сказал: «Никогда не езжу на переговоры с пустыми руками, сильные аргументы у меня припасены в особых папках». Значит, к каждому из ключевых игроков Примаков имел персональный подход, знал, как сделать оппонентов сговорчивее...

***

К Александру Лукашенко в Беларусь я полетел один, Евгений Максимович лишь проинструктировал перед поездкой, как лучше вести диалог с Батькой. Тот хоть и казался мужиком открытым, но был очень хитрым. Заявил мне с порога: «Аман, я защищаю подступы к России, а вы со мной не считаетесь».

Пошли мы с Александром Григорьевичем на ярмарку белорусских народных промыслов. В одном из торговых рядов продавали самогон, разлитый по бутылям разных калибров. Лукашенко подходил к торговцам, взбалтывал жидкость, принюхивался, потом задавал вопросы, демонстрируя осведомленность.

— У цябе што за самагон?

— Бурачыха.

— А у цябе?

— На пшаніцэ.

— Не так павінен пахнуць.

Потом взял и залпом жахнул граненый стакан! На людях, при включенных телекамерах. И хоть бы хны, только крякнул. После чего пошел дальше как ни в чем не бывало. Я от предложенной чести благоразумно отказался.

На другой день мы сели обедать, и Батька вдруг начал делиться со мной по дружбе, как ему тяжело живется.

— Поехал как-то в область — на дороге взрыв. В другой раз обвалился бетонный козырек, под которым я за секунду до этого стоял. Еле ноги унес!

А на следующее утро у меня пресс-конференция по итогам визита в Беларусь. Я возьми да скажи журналистам:

— Вы Батьку-то своего берегите, а то куда ни поедет, повсюду какие-то неприятности случаются.

Пресса моментально сделала стойку: откуда информация, где такое было?

И что, вы думаете, ответил Лукашенко, когда к нему обратились за комментариями? «Впервые слышу! Какие такие неприятности? В нашей республике все в полном порядке. Поприезжают сюда разные министры, а потом городят всякую чушь!»

Я ошалел от того, как, не моргнув глазом, Александр Григорьевич подставил меня перед журналистами. Бывший в ту пору председателем Верховного Совета Беларуси Семен Шарецкий даже направил послание Борису Николаевичу Ельцину, в котором выразил возмущение моим выступлением, особенно той его частью, где говорилось о покушениях на Лукашенко.

После этого я долго не общался с Батькой. В конце девяностых Александр Григорьевич сам пожаловал к нам в Сибирь. Сначала побывал в Омске, где его спросили: «Вы в Кемерово поедете?» Лукашенко ответил: «Туда я пешком пойду, там мой друг Аман». Встретились, хорошо пообщались, подписали соглашение по новым БелАЗам, главным рабочим самосвалам Кузбасса.

Белорусское сообщество подготовило к приезду Лукашенко программу выступлений, погуляли с размахом. Батька наградил меня орденом Дружбы. Есть у меня и аналогичная азербайджанская награда...»

***

Прочитать книгу полностью можно уже сейчас, купив бумажную версию в книжных магазинах.

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^