Новости дня

24 февраля, среда



























23 февраля, вторник














22 февраля, понедельник



sobesednik logo

Крестьянский сын и прилежный ученик: Фронт и тыл маршала Жукова

01:03, 22 апреля 2020

Крестьянский сын и прилежный ученик: Фронт и тыл маршала Жукова
Георгий Жуков // фото: Global Look Press
Георгий Жуков // фото: Global Look Press

Легендарного полководца начали называть «главным маршалом Победы» еще в советское время. Конечно, это не умаляет подвиг остальных военачальников. Просто в образе Георгия Жукова воплотились все усилия страны в борьбе против фашистов.

Американский военный историк Мартин Кайден, называя его «чудо-маршалом», писал: «Жуков был полководцем полководцев в ведении войны массовыми армиями двадцатого столетия. Он нанес немцам больше потерь, чем любой другой военачальник».

Фото: Global Look Press

Крестьянский сын

Удивительно, что имевший три класса образования в начале военного пути крестьянский сын Георгий Жуков, впервые надевший военную форму только в 1915-м, смог блестяще противостоять прославленным немецким генералам. Все его противники – потомственные военные, боевой опыт получали на полях сражений Первой мировой, куда он попал простым солдатом. Но, как известно, в ранце каждого солдата – маршальский жезл. И его Георгий Жуков из своего ранца сумел достать.

Он много учился сам. Не терял время даже на военных курсах, куда Георгия Константиновича отправляли учиться, заметив его таланты.

– Среди слушателей нашей группы Жуков считался одним из самых способных, – вспоминал маршал Иван Баграмян. – Он уже тогда отличался не только ярко выраженными волевыми качествами, но и особой оригинальностью мышления. На занятиях по тактике конницы не раз удивлял нас какой-нибудь неожиданностью. Его решения всегда вызывали наибольшие споры, и ему обычно удавалось отстоять свои взгляды с большой логичностью.

Мы были молодые, – продолжал Иван Христофорович, – и вполне естественно, кроме учебы, нам хотелось иногда и развлечься, и погулять. Что мы и делали. Жуков редко принимал участие в наших походах. Он сидел над книгами, исследованиями операций Первой мировой и других войн, а еще чаще разворачивал на полу большие карты и, читая тактические разработки, буквально ползал по ним...

Жуков, да не тот

Владимир Карпов, фронтовик, писатель, глубоко исследовавший биографию полководца, в 1989-м издал документальный роман «Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира». Карпов был бесспорным поклонником маршала. Но, как честный писатель, привел и неприглядный факт: однажды, в 1937-м, Георгий Константинович написал наркому обороны Ворошилову… донос на подполковника Егорова (впоследствии маршала). Якобы некогда, еще в 1917-м, слышал он его выступление на съезде 1-й армии в Штокмазгофе и называл в том выступлении Егоров Ленина авантюристом...

– Карпов ошибся, и это очень неприятно, потому что в остальном роман точный, – говорит дочь маршала Эра Георгиевна Жукова. – Но, поскольку писатель приводит и документ, мы с сестрой (ныне покойной) обратились к тогдашнему министру обороны Дмитрию Язову с просьбой провести экспертизу. Он согласился это сделать.

Жуков с женой Александрой Диевной

Зуйковой-Жуковой и дочерьми – Эрой и Эллой

В итоге в ноябре 1989-го родственники маршала получили заключение специалиста ВНИИ судебных экспертиз Минюста СССР Л. В. Макаровой, где, в частности, говорится: «…при оценке результатов сравнительного исследования было установлено, что отмеченные различающиеся признаки устойчивы, существенны и образуют совокупность, достаточную для вывода о выполнении данной подписи не самим Жуковым Г. К., а другим лицом».

– Мы опубликовали результаты экспертизы в журнале «Знамя», – рассказывает дочь маршала. – Но напечатали это на последней странице, не знаю, как много людей это увидели...

А ситуация и впрямь оказалась уникальной: донос действительно написан Георгием Жуковым. Только не Георгием Константиновичем, а неким Георгием Васильевичем, начальником отдела ремонтирования конского состава РККА.

Карпов извинился и убрал фальшивое обвинение из романа.

Новый 1942-й

Когда началась война, Жуков отправил семью в эвакуацию, в Куйбышев (ныне Самара). «Мне главное, чтобы тылы были в порядке», – говорил он.

– Сформировали целый вагон таких же эвакуированных, – вспоминает Эра Георгиевна. – Мы ехали с семьями маршалов Тимошенко, Буденного, других полководцев. И в Куйбышеве нас всех поместили в один дом. Мы там со многими сдружились...

А в самом конце 1941-го Жуков неожиданно устроил семье приезд в Перхушково, где находился штаб его фронта.

– Мы вылетели ночью на военном самолете, там было ужасно холодно. – События до сих пор свежи в памяти Эры Георгиевны, она уверяет, что это одно из самых светлых ее воспоминаний. – Папа встретить нас не смог, но для нас уже были приготовлены конфеты, наряжена ёлочка… Вскоре появился и сам папа. Он был в хорошем настроении – немцев отбросили от Москвы.

В штабе Западного фронта семья будущего маршала прожила три дня. Если у Жукова находилось время, он забегал к ним, и они все вместе выходили гулять.

А в конце войны отец подарил Эре аккордеон.

– Признаюсь, я не очень его любила: тяжелый, – говорит Эра Георгиевна. – Сам папа до войны не умел играть ни на одном инструменте, да и нотной грамоты не знал. Но после победы под Москвой к нему приезжала делегация из Тулы и подарила баян. И папа за год, под руководством одного красноармейца, научился играть свои любимые песни. Некоторые мелодии даже подбирал на слух...

Музицирует с дочерьми Эрой и Эллой

Первый праздник Победы

Капитуляцию Германии Жуков с союзниками принимали в предместье Берлина – Карлсхорсте, в здании бывшего Военно-инженерного училища вермахта, где разместился штаб Советской военной администрации (СВАГ). После этого Жуков пригласил всех (кроме, разумеется, немцев) на прием.

– Он устроил его меньше чем через час после подписания акта о капитуляции, – вспоминал глава экономического департамента СВАГ Константин Коваль, участник тех событий. – Это был первый праздник Победы и первый банкет во всем мире после поражения фашистской Германии. Подготовка к нему началась еще во время подписания капитуляции – в примыкающей к флигелю резиденции маршала Жукова большой застекленной веранде. Там были подготовлены столы: водки, вина, закуски в самом широком ассортименте и даже замечательные цветы. Жуков распорядился, чтобы на столах ничего трофейного не было. Все должно быть наше – отечественное. Окна в зале были открыты, маскировка снята. Стояла весенняя теплая звездная ночь. Выходя во двор, все наслаждались этой незабываемой ночью. Победа всех пьянила...

Все время в опале?

В мае 2016-го рассекретили личное дело маршала Жукова – историки и архивисты получили к нему доступ. Им также стали доступны и несколько литерных папок из бывшего архива политбюро ЦК КПСС. Оказалось, что компромат на Жукова собирали давно, усердно подшивая каждую бумажку: а вдруг понадобится? К известным ранее («утопить» маршала пытались не раз – и до войны, и после нее) добавились и другие «факты». Например, такой.

Некий полковник Шевырин 1 июля 1954-го в Париже принял от гражданина, который назвался г-ном Мокар, письмо. Он отказался сообщить о себе какие-либо данные, даже то, от кого это письмо. В конверте была записка на французском языке. В ней сообщалось, что Жуков якобы ведет переговоры с западными державами через посредничество одного секретного французского агента, имея в виду подготовить восстание в России и захватить власть. Что Жуков обязуется арестовать всех руководителей КПСС, распустить партию и подписать союз, направленный против народов Азии.

И этот бред, адресованный первому зампреду Совмина СССР Николаю Булганину, сразу направили Хрущеву, причем с пометкой: «Прошу ознакомиться. Вероятно, это дело американской разведки».

Так собиралось «досье» на Жукова…

Кстати, ситуация – один в один – похожа на ту, в результате которой накануне Великой Отечественной войны начались репрессии против крупнейших военачальников страны. Тогда первым сложил голову маршал Тухачевский, его расстреляли чуть ли не сразу после суда. А дело его также возникло из записки, посланной из Парижа. Да и содержание ее было таким же.

Самое удивительное, что в 1961-м Хрущев лично рассказывал делегатам партсъезда о том, как было сфабриковано дело против Тухачевского. Не использовал ли и он старый прием в отношении маршала? Видимо, Жукову еще повезло, что людоедские времена уже закончились.

Жуков был одним из немногих, кто не боялся спорить

со Сталиным. Возможно, поэтому после Победы и

попал в опалу... // фото: Global Look Press

Дети о конфликте отцов

Никита Сергеевич Хрущев смог стать во главе СССР во многом благодаря тому, что в трудный час его поддержал Жуков, тогда зам. министра обороны СССР. Вскоре Георгий Константинович – уже министр обороны. Но почти сразу, в 1957-м, его начали обвинять в бонапартизме, склонности к авантюризму и т.д. В феврале 1958-го маршал был отправлен в отставку.

– Они меня в бонапартизме обвиняют. Да я, если б хотел… Ко мне Фурцева прибегала, уговаривала: «Георгий Константинович, возьмите власть, а то ведь Молотов с Кагановичем…» Но мне это ни к чему, – горько говорил полководец, в одночасье снятый со всех постов, своему бывшему адъютанту Панасенко.

Жуков писал Хрущеву, прося назначить на любую работу. Тот ответил: «нецелесообразно...»

– Он был слишком самостоятельным, хотел, чтобы с военными общались только через него, – объясняет «Собеседнику+» причины опалы сын Хрущева Сергей Никитович. – Все это создавало подозрение в заговоре. Хрущев нанес упреждающий удар, отстранил Жукова от власти. У отца между тем были давние отношения с маршалом (они пересекались и до войны, и во время нее). В опале Жуков писал отцу письма, Хрущев сначала не отвечал, потом отвечал. А в 1964-м даже позвонил ему и сказал: «Знаешь, Георгий, я в сентябре уезжаю в отпуск, вернусь, позову тебя, поговорим...» Видимо, он считал, что Жукова можно вернуть. Но не успел: его самого сняли. А пришедший на смену Брежнев и не собирался приближать Жукова...

– Для меня это очень больной вопрос. Умирать буду, не прощу Хрущева! – говорит дочь Жукова Эра Георгиевна. – Я не верю, что он хотел поговорить с отцом. Когда отца сняли, он несколько раз обращался к Хрущеву, говорил, что согласен на любую работу. А Хрущев его просто обматерил по телефону. Считаю, что эта незаслуженная опала и, главное, что его отстранили от работы (он не мыслил себя без нее) сильно подорвали его здоровье, укоротили жизнь.

Фото: Global Look Press

Загадка истории

Про труп Гитлера Жукову не доложили?

Переводчица Елена Ржевская была в Берлине, когда его взяли советские войска. Она участвовала в опознании трупа Гитлера. Когда выходила ее книга воспоминаний, ей неожиданно позвонил Жуков и попросил о встрече. Выяснилось, что маршал, будучи тогда самым главным человеком в Берлине, ничего не знал о том, что нашли труп Гитлера.

Георгий Константинович столкнулся с дилеммой: если в своих воспоминаниях он напишет, что не знал о находке, это поставит под сомнение рассказ Елены Ржевской, очевидца событий. А написать неправду не мог: он действительно не знал. Вот они и обсуждали, как же выйти из нелепой ситуации. И еще один вопрос: так почему же Жукову не доложили о столь важной находке, а отправили информацию только в Москву?

– Мне тоже непонятно, почему скрыли от отца факт, что нашли тело Гитлера, – говорит Эра Георгиевна. – Знаю, что у историков есть разные догадки, но собственной версии у меня нет.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №04-2020 под заголовком «Фронт и тыл маршала Жукова».

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^