Новости дня

09 апреля, четверг
































08 апреля, среда












Павел Фельгенгауэр: чужие самолеты над дачей Путина будут сбивать без колебаний

19:58, 27 февраля 2020

Global Look Press
Global Look Press

Премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление, которое разрешает российским военным сбивать гражданские самолеты других стран в случае нарушения границ РФ. Sobesednik.ru обсудил этот документ с военным экспертом Павлом Фельгенгауэром.

– В чем главное отличие нового постановления от прежнего, датированного 1994 годом?

–  В принципе это ужесточение правил. Де-факто оно уже было: после 2001 года инструкции изменились. А теперь этот удар по гражданским и не только судам будет, можно сказать, более легализованным.

– Реально ли выполнить весь порядок действий в случае проникновения некоего судна в воздушное пространство РФ так, как предписывает документ? Установить с ним визуальный контакт в случае отсутствия связи? И прежде чем сбивать, убедиться, что на борту нет пассажиров или заложников?

– Да никак это нельзя установить. И в принципе военные не пользуются законами – у них есть другие документы. А решает начальство. Законы – это скорее оформление задним числом. Решение принимают конкретные командиры. Возможно, будут звонить в Москву, возможно – не будут. Обычно звонят, по крайней мере звонили, когда подобное реально происходило.

Есть пассажиры или нет пассажиров, определить с точностью нельзя. В некоторых случаях это можно только предполагать. Связаться с бортом тоже не всегда можно, потому что когда самолет идет по маршруту, его ведет автопилот, а не летчики. Летчики могут быть другим заняты.

Павел Фельгенгауэр // Фото: Стоп-кадр с YouTube

– И как тогда это будет происходить в реальности?

– Это тоже сказать заранее нельзя. Будет дан приказ на уничтожение или нет – каждый раз будет решаться в зависимости от реальной обстановки. Вот недавно иранцы сбили пассажирский лайнер, не руководствуясь никаким законом. Просто так решил командир. И он будет думать, что ему за это будет – дадут орден или посадят в тюрьму. А законы у нас, как известно, имеют относительное влияние на реальные события. Сначала делают, потом думают.

Но в принципе это отражает общее ужесточение в том смысле, что Россия – это осажденная крепость и кругом враги, которые пытаются причинить нам непонятно что. В свое время, после инцидента с южно-корейским Боингом было принято решение вообще не трогать гражданские суда. Потом было некоторое ужесточение, сейчас ужесточили еще сильнее.

– Как в подобных случаях поступают в других странах? Ну, кроме Ирана.

– Зависит от того, что за страна. Израиль, например, сбивает в том числе и гражданские самолеты, потому что находится в состоянии реальной войны со многими соседями. А какая-нибудь Норвегия гражданский самолет сбивать не будет вообще никогда и ни при каких обстоятельствах. И Швеция.

США после 11 сентября заявили, что в случае чего сбивать будут, если есть угроза применения самолета в качестве оружия. У нас тоже есть закон, что нужно сбивать, если борт захвачен террористами.

– В новом постановлении говорится, что захваченное судно сбивается, если там нет заложников. А оно может быть захвачено без заложников? Его же, наверное, не просто покататься взяли.

– Если самолет захвачен, заложники там будут скорее всего. Но не в этом дело. Все зависит от обстоятельств, в которых это происходит.

Если самолет летит, например, вблизи Сочи и может напасть на «Бочаров Ручей», а там находится Путин, то собьют, вообще не задумываясь. А если где-нибудь в тайге, тогда подумают еще 10 раз, сбивать или нет. Может быть, даже в закон заглянут.

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:
Колумнисты

^