Новости дня

24 февраля, понедельник






















23 февраля, воскресенье


















22 февраля, суббота




Госсовет, но не тот. Реформа власти в России проедет мимо китайской модели

11:15, 07 февраля 2020

Си Цзиньпин и Путин на Петербургском международном экономическом форуме – 2019. Фото: Kremlin Pool / Global Look Press
Си Цзиньпин и Путин на Петербургском международном экономическом форуме – 2019. Фото: Kremlin Pool / Global Look Press

Президент РФ Владимир Путин 15 января объявил о проведении конституционной реформы. Он предложил сократить пребывание у власти президентов до двух сроков, сделать правительство подотчетным Госдуме, силовиков — Совфеду, а также усилить роль Госсовета, внести изменения в деятельность судов и муниципалитетов. Через две недели, 4 февраля, он уточнил, что эти изменения не направлены на продление его полномочий.

Об изменении архитектуры власти эксперты уже давно ведут разговоры, часто упоминая Госсовет и Совет безопасности. Именно эти институции якобы должны будут обеспечить стабильность в стране на время перехода власти от одного президента к другому.

Часто вспоминали и китайского лидера Дэн Сяопина, удерживавшего хитрыми манипуляциями власть в Поднебесной до совсем преклонного возраста. Постепенно уходя от главных дел, он оставался главой Центрального военного совета КНР и в 1989 году значительно повлиял на историю Китая: митинговавшие на площади Тяньаньмэнь не получили желаемых свобод, а страна вошла в ХХI век без демократии, под руководством коммунистов.

Разные вертикали

Руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов обращает внимание на омонимичность названий государственных структур, которая только создает видимость соответствия российских и китайских органов власти:

— Органы похожи названиями, но не очень похожи функциями, — рассказывает он. — Госсовет — это китайское правительство, в России Госсовет — структура пока без явных функций.

Эксперт обращает внимание, что в высшем законодательном органе Китая — Всекитайском собрании народных представителей (ВСНП) — доминирующее положение занимает Коммунистическая партия:

— Почему партия так важна для КНР? Несмотря на современный внешний вид, она является наследницей древней культуры Китая, пирамидальной структуры управления. Причем императорская власть там была значительно более жесткая, чем, например, в царской России. И во многом сегодня [в Китае] воспроизводится старая китайская структура.

Политолог Михаил Ремизов отмечает, что до принятия и начала работы поправок в Конституцию о новых органах власти картина неполна, зато больше ясности с уже функционирующими институтами:

— Самым главным здесь будет создание механизмов ответственного перед парламентом правительства. Пока не понятно, чем закончится, если Госдума отклонит представленных вице-премьеров и министров.

На первый план в будущем должно выйти качество партийной системы и депутатского корпуса, продолжает Ремизов:

— Больше вопросов возникает с Госсоветом. Если отталкиваться от того, как функционирует в последнее время этот орган, его роль не понятна. Это механизм неформальной и гибкой интеграции федерального и регионального уровней власти при обсуждении каких-то приоритетных проектов и проблем, но здесь нет признаков органа власти, это координационный орган. Его полномочия зависят от полномочий его председателя — президента и губернаторов, которые входят в его состав. Может, он и не станет чем-то большим, — добавляет эксперт.

Первое лицо

Профессор Маслов напоминает, что аналогом поста президента в Китае выступает должность председателя КНР, ее занимает Си Цзиньпин.

— У него, как говорят китайцы, три кресла: председателя КНР, генсека КПК и председателя Военного совета КНР. Так повелось еще со времен Дэн Сяопина — так можно было контролировать партию, военных и саму административную власть.

При этом Маслов обращает внимание, что в России первое лицо совмещает только две должности — президента и верховного главнокомандующего, а правящую партию возглавляет другой человек.

По новым поправкам в Конституцию РФ глава государства не сможет находиться у власти более двух сроков подряд. В 2018 году Китай как раз наоборот отменил такие ограничения для своего председателя.

— Отчасти этим были устранены противоречия, ведь посты генсека КПК и главы Военного совета не ограниченны по времени. Поэтому ранее председатель КНР избирался на два раза по пять лет, а после этого покидал и остальные посты, — продолжил Маслов.

Что же до сравнения российского Совета безопасности и аналогичного органа в системе управления Китаем, то главе Центрального военного совета КНР подчинены вооруженные силы, военная промышленность, военная разведка, но не гражданские спецслужбы, которыми руководит председатель страны.

— В Китае Дэн не хотел из-за возраста уже руководить страной, он хотел публично отойти от управления и хотел увести с собой и других стариков. Но именно он создал совмещение этих основных трех постов в стране. Все последующие руководители их занимали. При этом уйдя в тень, Дэн не скрывал, что он автор всех политических решений, на что у него был огромный кредит доверия. Кстати, уходящий на покой лидер Сингапура Ли Куан Ю (одно время его часто приводили в пример как успешного управленца Владимир Путин и Дмитрий Медведев. — Ред.) консультировался с Дэном по характеру власти — он там один и тот же, хотя конституции разные. Абсолютно авторитарная модель там держится на успешности экономических реформ.

По словам Ремизова, нельзя исключать совмещение должностей самым влиятельным политиком России, не исключено это и формально:

— Какая-то комбинация занятия нескольких позиций — на эту тему можно пофантазировать, но у нас нет пока никаких ответов на эти вопросы. Все как раз ведут к тому, что прослеживаются параллели с Военным советом в Китае, но когда речь идет об органах, которые обеспечивают рычаги суверенной власти, имеются в виду инстанции с силовым потенциалом, а его Госсовет не имеет. Это не Совет безопасности, который возглавляет президент и вряд ли [на этом посту] будет кто-то другой.

По словам политолога, Путин больше доверяет более зрелым правовым институтам и уже высказался против «размывания» института президентства:

— Председательство в Совбезе — одна из ключевых прерогатив. Не думаю, что этого может лишиться президент, это было бы разрушительно для самого института.

Ход конем

В случае с Путиным до последнего момента нельзя быть уверенным ни в чем, считает политолог Аббас Галлямов. По его словам, президент России не совсем обычный политик: для него создание иллюзий может являться целью, а не средством.

— Путин же функционирует в логике спецслужб, а для них дезинформация — это специальное, отдельное направление работы, а не средство. Поэтому они специально создают ложные мишени, фейковые цели, дублирующие основной объект предметы и так далее. Так же действует и Путин. Никто не может быть до конца уверен, что точно понимает, зачем Путину усиливать Госсовет. Может быть, для того, чтобы действительно там сесть. А может, только для того, чтобы отвлечь внимание, например, от Совета Федерации.

Теги: #Путин #Китай #Правки в Конституцию

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^