Новости дня

23 января, четверг












































Вот и поговорили...

00:06, 24 декабря 2019
«Собеседник» №49-2019

Владимир Путин // фото в статье: Андрей Струнин
Владимир Путин // фото в статье: Андрей Струнин

Традиционные пресс-конференции Путина явно переживают кризис жанра: журналистов аккредитуют все больше, а вопросы и ответы по существу можно пересчитать по пальцам одной руки. Но в этот раз появилось больше «обманок». «Собеседник» наблюдал за этим шоу изнутри.

Цифра

  • 1895 журналистов было аккредитовано.
  • 258 минут длилась пресс-конференция.
  • 71 вопрос был задан.

В очередь к президенту

– Не давите сзади, – несколько раз прокричал кто-то из корреспондентов, стоящих близко к входу в зал аж за 25 минут до того, как начнут впускать.

А «не давить» на самом деле непросто: журналистов с каждой минутой становилось все больше.

За час до приезда президента нас наконец запускают. Мест хватает не всем. Заняв место в центре, я увидела, как сотрудник пресс-службы президента спрашивает коллегу с соседнего ряда о том, какой вопрос он хочет задать. Увидев мой плакат, девушка поинтересовалась и у меня.

– Наверное, дадут возможность спросить, – в надежде предположил сосед.

Забегая вперед, отвечу – не дали. Ни мне, ни тем нескольким коллегам, у кого интересовались вопросами. Вопросы, наверное, были не те. Я, например, собиралась спросить, почему в такой богатой стране приходится всем миром собирать деньги на операции детям и знает ли президент о вопиющих случаях коррупции, о которых регулярно пишет «Собеседник», и где, видимо, и оседают деньги, которые могли бы пойти больным детям.

У «Собеседника» был вопрос к президенту – детский

В этом году, в отличие от нескольких последних конференций, парадом руководил в основном пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: именно он преимущественно выбирал, кому дать возможность задать вопрос, а не Путин.

«Право первой ночи», конечно, всегда достается журналистам из президентского пула – давно знакомым и достаточно лояльным. Первым стал представитель от «Маяка», которого волновали климатический вопрос и сокращение выбросов.

– Петербург заваливает мусором Ленобласть! – вскочил со своего места и начал кричать мужчина с третьего ряда по центру, чем, конечно, встревожил не только фэсэошников, но и Пескова. Журналисту позволили задать вопрос о бесконечных отходах, которые везут из Петербурга в область, но пожурили и попросили остальных участников вести себя прилично.

Очень личный вопрос

Ох уж эти женщины!

Корреспондент русской службы BBC Фарида Рустамова, пришедшая на конференцию с плакатом «Семья», смогла привлечь внимание президента и спросила, конечно, про семью. Про семью Путина.

«Когда вы признаете, что они (Екатерина Тихонова и Мария Воронцова. – Ред.) ваши дети, и когда они станут публичными и открытыми для общества, как дети других мировых лидеров?» – спросила Рустамова, пояснив, что обе женщины, которых давно окрестили дочерьми Путина, сегодня активно участвуют в бизнесе и политике.

Из традиционно лукавого ответа президента, который на острые вопросы прямых ответов не дает, стало понятно, что глава огромного государства неплохо знаком с деятельностью Тихоновой и Воронцовой и с их ролью в проектах «Иннопрактика» и «Номеко».

– Вы сейчас сказали про вопросы, связанные с бизнесом, упомянули одну женщину, упомянули вторую. Вы же не всё рассказали, наверное? Упомянули какие-то их личные доли там, упомянули объем этого бизнеса? Вы же этого ничего не сказали, вы просто обозначили факт. А этого недостаточно. Вы тогда поковыряйтесь там поподробнее, и вы поймете, какой у них на самом деле бизнес, и есть ли он как таковой, и кому там что принадлежит, и кто что помогает, – начал свой ответ президент, умудрившийся ни разу не произнести имен предполагаемых дочерей (не называть имена всуе он давно привык, избегая упоминаний Навального). Путин подробно рассказал, чем занимаются компании, подчеркнул их важность, а также упомянул о том, что у «Номеко» «на сегодняшний день всё, что составляет их так называемый акционерный капитал, приближается к нулю».

«Поле чудес»

А прилично не получалось. То ли оттого, что Песков в этот раз сделал акцент на федеральных и зарубежных СМИ, то ли оттого, что конкуренция была слишком велика, с каждым вопросом «вскакиваний» с мест и желаний стать «тем самым журналистом» было больше. Песков снова делал замечания: одно, второе, третье... Бесполезно.

И такие плакаты встречались...

– Мы привезли вам в подарок икону! – послышался бодрый крик с другого конца зала. Это были журналисты из Болгарии, которые поймали секунду тишины между вопросами и начали кричать. Их услышали, заметили, но вопрос задать так и не дали.

Болгары были не единственные, кто хотел одарить президента России: вот корреспондент из «Огонька» долго рассказывает, как писала Путину обращение, и передает издание с этим обращением – на память. Вот коллега из Белоруссии решил поблагодарить Путина за то, что тот наградил его дедушку – героя войны орденом Жукова, и передает в подарок книги. Соленых огурцов и усов не хватало, чтобы пресс-конференция стала новым «Полем чудес».

Небольшой презент передал и главный редактор газеты «Президент» Сергей Комков, который был доверенным лицом Путина на самых первых выборах – в 2000 году. Но президент, похоже, его не помнит, а может, и никогда лично не знал. Сергей рассказал Путину, как в Сочи власти обижают ветеранов: те живут в домах, которые за 14 лет превратились в трущобы. А часть помещений местные власти забрали себе. В этот же день стало известно, что СКР начал проверку.

Что же касается самих вопросов, а тем более ответов, то в этом году качество первых стало гораздо выше – наверное, оттого, что уже даже лояльные журналисты не могут закрывать глаза на очевидные проблемы, а качество ответов осталось неизменным: общими словами и грубыми цитатами (типа «Донбасс порожняк не гонит») о том, что Россия идет вперед к светлому будущему.

Реакция

Кто заказал Голунова?

«Хочу проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД. Они все уволены из органов Министерства внутренних дел. Против всех них возбуждены уголовные дела», – ответил Путин корреспонденту Интерфакса, который поинтересовался, как движется почему-то засекреченное дело нашего коллеги Ивана Голунова, почему виновные не наказаны и как искоренить покрывательство в силовых структурах.

Через несколько часов стало известно, что СК РФ якобы за день до пресс-конференции Путина возбудил уголовное дело в отношении сотрудников полиции.

«Надеюсь, Следственный комитет скоро ВПЕРВЫЕ побывает и на месте преступления – в квартире, чтобы провести проверку на месте. Хотели это сделать с начала июля, но так и не собрались. А также позовут на допрос по теме вероятных заказчиков преступления – планировали сделать это «через несколько дней» после нашей последней встречи в середине августа», – прокомментировал Иван Голунов. Журналист, похоже, уже и не ждал, что дело будет заведено, и начал собственное расследование. 190 дней потребовалось СК РФ, чтобы открыть дело на полицейских, задержавших Голунова.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №49-2019 под заголовком «Вот и поговорили...».

Теги: #Путин

Рубрика: Политика

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^