Новости дня

15 ноября, пятница
















14 ноября, четверг





























Государство как «актив»

13:35, 06 ноября 2019

Игорь Сечин. Фото: Global Look Press
Игорь Сечин. Фото: Global Look Press

Почему и зачем Игорь Сечин выступает от лица Российской Федерации.

Выступление Игоря Сечина на очередном Евразийском форуме в итальянской Вероне прозвучало как недвусмысленное послание странам Евросоюза: пора пересмотреть экономические приоритеты и развернуться в сторону сотрудничества с Россией. Имеется в виду, конечно же, торговля нефтью и нефтепродуктами. Заявление Сечина, весьма категоричное, можно рассматривать даже как некий «ультиматум». Из слов Игоря Ивановича следует, что главным регулятором мирового рынка нефти являются США, а такая организация как ОПЕК утратила своё влияние. Саудовская Аравия и другие страны-экспортёры на Ближнем Востоке испытывают по мнению главы «Роснефти», логистические проблемы в организации поставок на европейский рынок. Они, якобы, уже готовы переориентироваться на восточные рынки, прежде всего на азиатско-тихоокеанский. То же самое касается и России. В этих условиях, считает Сечин, единственным разумным выбором для европейцев, уже несущих серьёзные убытки в сложившейся конфигурации, является полный пересмотр экономических приоритетов и разворот в сторону России.

Речь, произнесённая Игорем Сечиным, не могла не привлечь внимания, так как принято считать, что глава «Роснефти», при его весе и влиянии в российской экономике, как бы всегда выражает национальные интересы и фактически говорит от имени страны. К тому же «Роснефть» традиционно считается одним из главных доноров российского бюджета, краеугольным камнем отечественной экономики. И разворот стран Евросоюза, о котором говорит Игорь Иванович, вроде бы означает новые перспективы для этой самой экономики. Но это только на первый взгляд. О том, чьи интересы – национальные или корпоративные – преследует Сечин, убедительнее всего говорит структура взаимоотношений компании «Роснефть» с бюджетом Российской Федерации. Который она, как принято считать, наполняет. Так ли это на самом деле?

В последние годы Игорь Иванович регулярно обращается к правительству страны с просьбами о предоставлении налоговых льгот и преференций. Этому есть весомые причины. К 2018 году у «Роснефти» сформировался немаленький долг в размере 5,6 трлн. рублей. Большая часть этой задолженности образовалась после покупки ТНК-ВР за $54 млрд. в 2013 году. Для совершения сделки «Роснефть» оформляла кредиты на общую сумму $31 млрд. За пять лет, прошедшие с момента сделки, «Роснефть» потратила на покупки ещё $22 млрд., причём большинство из этих средств было потрачено неэффективно по мнению аналитиков Sberbank CIB, пришедших к такому выводу осенью 2017 года.

Снизить объем кредитов и обязательств по предоплатам за поставку нефти примерно на 800 млн руб., до 5 трлн.руб. удалось лишь в первом полугодии 2019 года. При этом, по данным РБК, объем краткосрочных и долгосрочных кредитов сократился на 14% (до 3,8 трлн руб.), долгосрочных предоплат за поставки от покупателей нефти и нефтепродуктов — на 13% (до 1,2 трлн руб.)

Наличие задолженности, даже у такой крупной компании как «Роснефть», не является чем-то из ряда вон выходящим. Но вот размер этого долга действительно выдающийся – 3,5 трлн. руб. Это больше задолженностей РЖД, «Транснефти», «Россетей», ОАК, «Ростелекома», «Славнефти», «РусГидро» и АЛРОСА вместе взятых. Удручающе выглядят данные и о прибыли нефтяного гиганта. Так, в первом полугодии чистая прибыль ПАО «НК «Роснефть» упала на 57,16%, до 165,2 млрд рублей. На снижение величины чистой прибыли повлиял среди прочего и меньший объем дивидендов, распределявшийся внутри компании от её «дочек».

При этом выручка компании увеличилась на 0,44 % и составила 3 397 млрд рублей ( по данным финансового отчета предприятия по РСБУ).

Валовая прибыль снизилась на 12,52%, до 1 трлн руб., прибыль от продаж сократилась на 19,18%, до 381,84 млрд руб. Доналоговая прибыль снизилась в 2,6 раза, до 140,18 млрд руб. 

Показатель 

I полугодие 2019

I полугодие 2018 

19/18

Выручка

3 397

3 382

0,44%

Себестоимость продаж

2 390

2 220

7,66%

Валовая прибыль

1 004

1 148

-12,54%

Прибыль от продаж

381,8

472,5

-19,18%

Прибыль до налогообложения

140,2

366,4

-61,73%

Чистая прибыль

165,2

385,6

-57,16%

Финансовые показатели ПАО «НК «Роснефть» за первое полугодие 2019 года, млрд рублей  

Учитывая приведённые данные, возникает повод усомниться в эффективности «Роснефти». Как это сделали аудиторы KPMG в своём «Обзоре отдельных показателей деятельности российских и зарубежных нефтяных компаний в 2012—2016 гг.». В документе проанализированы показатели 25 мировых лидеров нефтедобывающей отрасли и выводы относительно компании Игоря Сечина неутешительны. Аналитики отмечают уменьшение показателей производительности почти на 50%; падение дебита скважин ниже, чем среднее по рынку; повышение долговой нагрузки, превышающее медианное; ухудшение кредитоспособности и возможности обслуживать свои долги.

Оптимизм, на первый взгляд, внушает последний отчет «Роснефти». Согласно ему, основные экономические показатели выглядят так:

— выручка за 1 кв. 2018 г. увеличилась на 22%, до 1,72 трлн руб.;

— EBITDA — на 15,6%, до 385 млрд руб.;

— чистая прибыль — более чем в 7 раз, до 81 млрд руб.;

— краткосрочные финансовые обязательства сократились на 49%;

— среднесуточная добыча углеводородов осталась на уровне 4 кв. 2017 г. — 5,71 млн б. н. э./сут.;

— добыча жидких углеводородов выросла на 0,3% к уровню 4 кв. 2017 г.

Как видим, одним из главных достижений компании считается сохранение уровня добычи. Но, как отмечают отраслевые эксперты, это тревожный показатель, когда речь идёт о старых месторождениях, таких как «Юганскнефтегаз» и «Самотлорнефтегаз», показавших рост добычи. Такое возможно только тогда, когда в дело идут варварские инвестпрограммы по бурению. Главная цель которых – увеличить добычу любой ценой ради выполнения долгосрочных экспортных контрактов. Такие контракты «Роснефть» заключала с завидным постоянством на 93,3 млн т ежегодно. (С Вьетнамом аж до 2040 года!) Но нефти все равно не хватает, Хабаровский и Комсомольский НПЗ компании остаются недогруженными, а на проекте ВНХК в Находке Минэкономразвития поставило крест.

Если вернуться к аудиту от KPMG, то картина «достижений» «Роснефти» выглядит в ином свете. Средний дебит добывающей скважины «Роснефти» в 2012 г. составил 7 тыс. т/скв, в 2016 г. — 3,9 тыс. т/скв. Медианное значение по 25 анализируемым компаниям: 2012 г. — 7,0 тыс. т/скв, 2016 г. — 6,6 тыс. т/скв. То есть, падение среднего дебита выше, чем в целом по рынку, может свидетельствовать о неэффективности или недостаточности инвестиций в разведку и разработку новых месторождений.

Производительность труда. «Роснефть» в 2012 г. — $0,6 млн/чел., в 2016 г. — $0,3 млн/чел. Медианное значение: 2012 г. — $1,7 млн/чел., 2016 г. — $1,0 млн/чел.

Это значит, что за анализируемый период показатель производительности труда ПАО «НК «Роснефть» значительно уменьшился (на 50%). Медианное значение по другим исследуемым компаниям сократилось на 41%. Снижение производительности труда темпами выше средних по выборке может свидетельствовать о недостаточном росте выручки и неэффективности использования человеческого капитала.

Соотношение чистого долга к EBITDA. «Роснефть» в 2012 г. — 1,0, в 2016 г. — 2,1. Медианное значение: 2012 г. — 0,6, 2016 г. — 1,7.

Как видим, долговая нагрузка компании повышается и существенно превышает медианное значение, что увеличивает кредитный риск и риск ликвидности.

Соотношение EBITDA и процентных расходов. «Роснефть» в 2012 г. — 59,5, в 2016 г. — 6,5. Медианное значение: 2012 г. — 30,2, 2016 г. — 11,9.

Значит, соотношение EBITDA и процентных расходов ПАО «НК «Роснефть» снизилось в 11 раз при снижении медианного значения в 2,5 раза, что может свидетельствовать об ухудшении кредитоспособности компании и возможности обслуживания задолженности.

Доказанные запасы нефти. «Роснефть» в 2012 г. — 2513 млн т., в 2016 г. — официально 4380 млн т. (за счет присоединения ТНК-BP и «Башнефти). Без этих приобретений запасы к 2016 г. — 2932, рост 3,9%. Медианное значение по исследуемым компаниям: 2012 г. — 834 млн т, 2016 г. — 850 млн т. То есть органический рост запасов компании незначителен.

О проблемах с менеджментом в «Роснефти» говорит и сравнение компании с другим участником рынка, с «Лукойлом». Обе компании действуют в одинаковых условиях. 

Сравнение показателей «Роснефти» и «Лукойла» в 2012, 2016 и 2017 гг.

 

«Роснефть»

«Лукойл»

Примечание

ROE

   

Показатель ROE «Роснефти» значительно снизился, кроме того, в 2017 г. он значительно хуже показателей «Лукойла», что свидетельствует о значительном снижении эффективности использования собственного капитала.

2012

16,8

15,6

2016

5,6

6,4

2017

6,4

12,5

       

Рентабельность по чистой прибыли

   

Рентабельность по чистой прибыли «Роснефти» значительно снизилась, кроме того, в 2017 г. она вдвое хуже показателей «Лукойла», что свидетельствует о снижении операционной эффективности.

2012

12,2%

9,5%

2016

3,5%

4,4%

2017

3,7%

7,6%

       

Операционный денежный поток, млрд долл.

   

Снижение операционного денежного потока «Роснефти» может свидетельствовать о снижении операционной эффективности и эффективности капитальных затрат. Особенно выделяется резкое снижение операционного денежного потока компании в 2017 г. на фоне роста показателя «Лукойла».

2012

15,9

19,0

2016

8,0

10,5

2017

2,0

12,3

       

Финансовый денежный поток, млрд долл.

   

Увеличение финансового денежного потока «Роснефти» может свидетельствовать о росте чистого привлечения займов в связи с необходимостью финансирования инвестиционных затрат и компенсирования снижения операционного денежного потока и увеличения дивидендных выплат. У «Лукойла» финансовый денежный поток отрицательный, т. е. компания снижает долг и выплачивает дивиденды за счет высокого операционного денежного потока.

2012

3,4

-5,0

2016

11,8

-2,2

2017

10,3

-3,6

Прежде всего бросается в глаза то, что «Роснефть» добыла в РФ в 2017г. почти в два с половиной раза больше нефти, чем «Лукойл». А вот её чистая выручка в итоге практически равна таковой у «Лукойла» (!). Возможно, одной из причин этого является непродуманность стратегии «Роснефти», которая написана в самых общих тонах. (Экономическая стратегия «Лукойла», напротив, составлена подробно, с учётом всех деталей). Зато отношение чистой прибыли к размеру вознаграждения членов правления у «Роснефти» наихудшее среди сопоставимых компаний: «Роснефть» — 48,9, «Лукойл» — 129,3, «Газпром нефть» — 192,6, «Транснефть» — 264,8.

Учитывая всё это, напрашивается очевидный вывод: компании, добывающей 40% российской нефти, государство пропасть не даст. Отсюда и регулярные предоставления льгот и преференций, рефинансирование долга по заложенным в ЦБ ценным бумагам компании. Политика «Роснефти» обходится государству очень дорого, и, как следует из приведенного анализа, имеет тенденцию обходиться еще дороже. Ну а когда Игорь Сечин, выступает в Вероне едва ли не от имени государства, это можно понимать так: Игорь Иванович просто включил это самое государство в корпоративную структуру своей компании. И считает страну чем-то вроде дочерней структуры, «актива», который всегда можно сбросить по сходной цене.  

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^