Новости дня

15 ноября, пятница












14 ноября, четверг

































Пять вопросов о шансах на победу над ИГИЛ после смерти ее главаря

01:06, 07 ноября 2019
«Собеседник» №42-2019

К чему приведет ликвидация террориста №1 аль-Багдади и упрочатся ли позиции России в горячем регионе на Ближнем Востоке.

Примечание: «Исламское государство», также ИГ или ИГИЛ — деятельность организации признана экстремистской; запрещена на территории РФ решением суда.

1. Действительно ли американцы ликвидировали главаря ИГИЛ?

Абу Бакр аль-Багдади, которого разыскивали 100 стран и за голову которого была обещана награда в 25 миллионов долларов, объявлен убитым. Подробности спецоперации известны в основном со слов американского президента Дональда Трампа и выглядят слишком кинематографично. «Бежал, выл, плакал» и в итоге подорвал себя поясом шахида – Трамп сделал на смерти врага немалый политический пиар. Но до сих пор есть сомнения. Россия, которая сама претендует на лавры главного в мире борца с ИГИЛ, тоже усомнилась в успехе американских коллег.

– Это как с Гитлером – уж сколько лет прошло, а до сих пор масса разных версий, – комментирует «Собеседнику» старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Константин Труевцев. – В данном случае скорее всего – да, после десятков фейковых сообщений о смерти Багдади 27 октября 2019 года он, вероятно, все-таки умер. Да и весь антураж вокруг этого заставляет так думать. Это была операция в чисто американском стиле – отвлекающие маневры в виде шумных атак совсем в других местах, и в итоге точечное и неожиданное нападение.

– Парня «убивали» каждый год, бен Ладена официально признавали мертвым 11 раз, поэтому не исключено, что и здесь спустя какое-то время появится новая листовка или видео от Багдади, – напоминает политолог, арабист Алексей Малашенко.

Самый популярный поисковый запрос на имя главаря ИГИЛ сегодня – «аль-Багдади жив». Его последние прижизненные фото – человек, который выглядит старше своих 48 лет, с крашенной в рыжий цвет отросшей бородой. В исламистских кругах говорят, что главарь ИГ маскировался для перемещений по стране после того, как его подразделения стали терять позиции. Есть версии, что он пытался бежать, но скорее всего изменение внешности ему нужно было для лечения после тяжелого ранения в 2015 году.

Боевик происходит из многодетной семьи, проживавшей в сельской провинции в Ираке. Его популярность подогревалась тем, что его род якобы тянется еще от пророка Мухаммеда, а также тем, что он начал свою карьеру боевика с антиамериканского сопротивления в Ираке в 2003 году, за что даже отбыл почти год в лагере. Багдади характеризуют как религиозного фанатика, который не позволял знакомым даже курить, что, однако, не помешало ему быть замешанным в историях с изнасилованиями плененных женщин-езидок на захваченных территориях в Сирии.

– Смерть аль-Багдади подтверждается и скриншотами сообщений боевиков, они признают его гибель и даже назвали имя преемника, – соглашается с официальной трактовкой ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов.

Абу Бакр аль-Багдади

2. Кто теперь будет рулить «Исламским государством»?

Преемника будто бы еще в августе назвал сам Багдади, понимая, что его дни сочтены. Это генерал иракской армии, сторонник Саддама Хусейна Абдулла Кардаш. Трамп поспешил сообщить, что преемник тоже ликвидирован, но поосторожничал и не назвал его имени, чтобы не быть опровергнутым.

– Как системное явление ИГИЛ было ликвидировано еще в конце 2017 года. Но осталось множество разрозненных банд, которые бегают по пустыне, совершают теракты, вербуют сторонников. В этом смысле ликвидация одного, пусть даже главного бандита ничего не меняет. Остается системный объект, с которым приходится считаться, – считает Константин Труевцев.

– Халиф умер, да здравствует халиф – сейчас это выглядит примерно так, – объясняет Александр Крылов. – ИГ создало достаточно гибкую структуру. Они отказались от первоначальной тактики привлечения сторонников из разных стран. Теперь они, наоборот, распускают по домам тех, кто к ним приехал. Пушечное мясо им уже не нужно. Но нужны ячейки, скрытые джамааты в других странах, которые будут жить в европейских обществах и ждать дальнейших заданий, вести вербовку, планировать акции в странах пребывания. Накануне своей смерти аль-Багдади записал свое завещание, в котором объявил джихад Америке, России, Европе. Это достаточно серьезная угроза. ИГ не разгромлено, у них остались влияние и серьезная медиаплатформа.

3. Как будут делить наследство?

– Нефти под контролем боевиков было не так много, как принято считать, – утверждает Труевцев. – В основном она сосредоточена в провинции Дейр-эз-Зор на севере Сирии, позже она досталась курдам. По последним сообщениям, американцы стали заниматься сирийской нефтью. Но доходы там оцениваются в 20–30 млн долларов. Если для курдов это более или менее ощутимо, то для Пентагона, у которого годовой бюджет составляет 900 млрд долларов, это все равно что мелочь по карманам тырить, сродни мелкому хулиганству. А по факту все, конечно, принадлежит Сирии и сирийскому народу.

– В 2014–2015 годах ИГ функционировало практически как государство – обладало территориями, экономикой, людьми, объединенными общей идеологией. Сейчас осталась только идея, – считает Александр Крылов. – Легальной экономики у них практически нет. Живут за счет преступного бизнеса – торговли людьми, грабежей, контрабанды. В последнее время появилось еще два источника заработка – монополия на транспортировку мигрантов, а также теневой интернет Darkweb, через который также поступают средства, пожертвования. Сторонников у ИГ, только открытых, по последним данным, более полумиллиона человек во всем мире. Но основная часть, конечно, скрывает свои симпатии к боевикам.

4. Какую роль сейчас играет в Сирии Россия?

– Очевидно, что в последних событиях в Сирии инициативу у России перехватывают то Турция, то США, которые и становятся основными ньюсмейкерами по региону. Много заинтересованных сторон, – констатирует Александр Крылов. – И все ведут двойную или даже тройную игру. А населению очень плохо. Это страшная гуманитарная катастрофа, за которую по-настоящему никто не хочет браться.

– России важно показать флаг. Поставить флажок, продемонстрировать всем, что мы там, – считает Алексей Малашенко. – То же самое и у Ирана. Другие страны либо рассчитывают на прибыль от военной операции, либо боятся опасного соседа, как Турция. Россия лавирует между всеми сторонами, у нее нет другого выхода. Для России главный ресурс – Башар Асад, без него непонятно, как все сложится.

5. Когда закончится война?

– Широкоформатных военных действий в Сирии уже нет, но конфликт существует в виде матрешки – в любой момент может выскочить новая проблема или сразу несколько. Перемирие носит хрупкий характер, как и все договоренности, а желающих их нарушить предостаточно. Все зависит от многих факторов, в том числе и очень далеких от Сирии – от американских выборов, к которым Трамп хочет прийти в лавровом венке победителя, от ситуации в Турции, – излагает Александр Крылов.

– Экономический «ремонт», восстановление Сирии, по последним подсчетам, обойдется уже даже не в миллиарды, а в триллионы долларов – около 1,5 трлн $, – приводит цифры Алексей Малашенко. – Эта история очень надолго. Боюсь, мы можем не увидеть ее окончания. Конфликт на Ближнем Востоке начался в 1948 году, и конца не видно. Это будет похожая история. Поезд ушел – на вокзале будет бардак.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №42-2019 под заголовком «Без Багдади всё спокойно?».

Теги: Исламизм, Сирия

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^